Пропал аппетит могу ли я быть беременной


Пропал аппетит могу ли я быть беременной

Пропал аппетит могу ли я быть беременной

Пропал аппетит могу ли я быть беременной


Лучшие новости сайта

(пер.

Сьюзен Виггз
Клятва над кубком

Я лживей клятвы, данной в пьяный час.


ПРОЛОГ

Оливер де Лэйси проснулся в сырой камере Ньюгейта. Сначала он потребовал привести шлюху, затем объявил священнику, что не станет исповедоваться, дабы господь бог не покраснел до корней волос. А потом настал час расплаты за все его многочисленные грехи на земле.

Дорога в ад совсем не походила на то, что ожидал Оливер. Все было очень странно. Если он умер, то почему видит зловещие полоски серого света в темноте и оттуда доносится скрипучий, громыхающий звук? Почему так чертовски болит шея? Почему он чувствует запах свежеструганых досок? Оливер давно знал, что умрет молодым, но не рассчитывал окончить жизненный путь на виселице, как заурядный преступник. Он представлял смерть на дуэли или на скачках, а может быть, даже в постели с чужой женой. Но не дай бог болтаться с веревкой на шее под улюлюканье жаждущей крови толпы. Одна радость – никто не знал, что сегодня нарассвете умер лорд Оливер де Лэйси, граф Уимберли. Он был арестован и приговорен к смерти как разбойник и смутьян Оливер Дакки.

Всю свою недолгую жизнь он стремился оставить след на земле: любил женщин без разбору, постоянно дрался на дуэлях и пускался в любые авантюры. Он жил жадно и ненасытно, зная, что его болезнь однажды возьмет верх над ним.

– Говорят, это была позорная смерть, – услышал Оливер чьи-то слова. – Ты видела?

Господи, какой отвратительный голос.

–Видела. – Этот голос, напротив, был нежен, как трель жаворонка на рассвете. – Никакого достоинства. Не понимаю, почему Спенсер так настаивал взять именно его.

Спенсер? Дьявола зовут Спенсер?

– Спенсер, – вновь зазвучал отвратительный голос, – как и господь на небе, непредсказуем. Он знает, что ты здесь?

Конечно, нет, – ответила женщина. – Спенсер думает, что я только помогаю расшифровывать письма. Он ничего не должен знать!

– Тысяча чертей, мне это не нравится. Смерть с каждым мгновением становилась всеболее странной. Скрип и скрежет колесницы, несущей его в ад, внезапно прекратились.

– Подожди. Осторожнее. Вокруг никого? – спросил мужчина.

– Только могильщик в своей хижине. Надеюсь, ты не пожалел для него крепкого вина?

– Он и пальцем не сумеет пошевелить.

– Но я вижу свет в окне, – сказала женщина.

– Значит, мы все должны сделать достаточно убедительным. Поставь телегу у края ямы. Пора его выпускать. Осторожней! Осторожней! Чертова кляча! Чуть не свалилась в яму. Дай мне долото. Попробую открыть крышку.

Скрипучий звук прорезал тишину, затем послышалось лошадиное ржание.

– Осторожней! – прошипел мужчина. – Он сейчас вывалится из гроба.

У ног Оливера возникла полоса света. Его безжизненное тело заскользило вниз и приземлилось на что-то грязное и вонючее.

– О нет, – прошептала женщина. – Доктор Снайпс, что мы наделали!

«Вот я и в аду, – промелькнула в голове Оливера мысль. – Все так, как описывал господин Данте. С той лишь разницей, что здесь ужасно холодно. Просто до костей пробирает».

– Нужно его достать, – сказал мужчина, которого называли Снайпсом.

–Да, да, пожалуйста, – попытался сказать Оливер. Но из изувеченного горла не вырвалосьни звука.

– Доктор Снайпс, смотрите, он пришел в себя. О небо, он спасен.

Спасен?

Оливер увидел над собой две тени, хорошо различимые на фоне темно-серого неба.


–Мистер Лакки? Вы меня слышите? – окликнула его женщина.

– Да, – с трудом прошептал Оливер.

– Он говорит! Слава богу!

Почему слуги дьявола благодарят бога? И почему она назвала его Лакки? Уж Сатана должен знать его настоящее имя.

– Мистер Лакки, нам нужно вытащить вас отсюда, – сказал Снайпс.

– Где я? – Он заговорил, вернее захрипел, но его уже можно было понять.

– Я... э... то есть вы возле городского рва напротив Грейфрайрс, – объяснил Снайпс. – Э... в могиле для бедных.

– Это не ад? – тупо спросил Оливер.

– Не думаю, – проговорила женщина. Боже, какой красивый голос! Он обожал такиеголоса: нежные и бархатистые, как звуки хорошо настроенной лютни.

– Но и не рай, – размышлял вслух Оливер. —Может, чистилище?

–Доктор Снайпс, – прошептала женщина, – он думает, что умер.

– Я умер, – прохрипел Оливер. – Позорной смертью, как вы сами сказали.

Он мог поклясться, что услышал смешок.

– Сэр, вас повесили, но вы не умерли.

–Почему? – Оливер почувствовал легкоераздражение.

–Потому что мы этого не допустили. Мы подкупили палача, и он сделал веревку покороче, а потом быстро вынул вас из петли и объявил, что вы умерли. Вас уложили в гроб живым.

Оливер попытался осмыслить услышанное.

– Выходит, я зря плакал и унижался...

– Выходит, так.

Вдалеке прокричал петух. – У нас мало времени. Мы должны вытащить вас отсюда. Вы можете двигаться?

Оливер попытался сесть. Боже, как он слаб. Наконец ему удалось приподняться.

– Что это за чертова дыра? – возмутился он.

– Ларк вам ужесказала, —ответилему Снайпс. – Могила для бедных.

Ларк... Какое прекрасное имя!

– Вам лучше поспешить, – сказала женщина, – а то еще подхватите здесь какую-нибудь заразу.

Оливер передернулся от омерзения и вскочил на ноги. И откуда только появились силы? Он провел месяц в Ньюгейте без нормальной пищи, без свежего воздуха. Его повесили. Он едва не умер... Сила духа, жажда жизни заставили его преодолеть слабость и выбраться из ямы.

Не прошло и двух секунд, как он уже лежал и кашлял на холодной, мокрой от росы траве.

– Какая гадость, черт побери! – Оливер со стоном перевернулся на спину, и его спасители склонились над ним. На Снайпсе был черный плащ, и даже в полумраке Оливер мог разглядеть длинный нос, тяжелый подбородок и выбившиеся из-под шляпы седые волосы. Вместо одной руки у него был короткий обрубок.

–Пойду скажу могильщику, что мы похоронили несчастного грешника. – Снайпс направился к хижине.

– Вы можете встать? – спросила Ларк.

Оливер перевел взгляд на женщину.

– Боже, – произнес он, глядя на прелестное лицо, обрамленное нимбом черных блестящих волос. – Боже, неужели ты не ангел?!

–Едва ли, – улыбнулась она.

– Да, теперь я это ясно вижу. Я умер и попал на небо, а ты – ангел, и я готов остаться с тобой навсегда. Аллилуйя!

– Не говорите чепухи. – Она протянула ему руку. – Мы отвезем вас в безопасное место. Там вы сможете переодеться и привести себя в порядок.

Она помогла ему встать. И тут случилось чудо. Ее прикосновение наполнило его волшебной силой. На мгновение Оливеру даже показалось, что их связывает с этой женщиной что-то очень важное. Интересно, чувствует ли она то же самое? И отчего у нее такое испуганное лицо?

– В безопасное место? – прошептал он.

– Да. – Она украдкой вытерла руки о юбку. – Вы останетесь там до тех пор, пока не заживет горло.

– Хорошо. У меня к тебе только один вопрос.

– Да?

Он одарил ее своей неотразимой улыбкой, той самой, про которую высокородные дамы говорили, что она затмевает звезды.

Женщина склонила голову набок и холодно взглянула на него, явно не испытывая должного восторга, вероятно по причине отсутствия благородного воспитания.

– Да? – повторила она.

– Хочешь завести от меня ребенка?


1

– Спенсер, ты даже представить не можешь, что сказал этот негодяй. – Ларк вошла в огромную спальню Блэкроуз-Прайори и остановилась у кровати с балдахином, на которую через окно эркера падал неяркий свет наступающих сумерек. – Ну и наглец!

Спенсер Меррифилд, граф Хардстаф, сидел, откинувшись на подушки.

– Ты разговаривала с ним? – удивился он.

– Да. Мы случайно встретились в доме, где самаритяне укрывают спасенных от смерти людей. – Мысленно поморщившись от вынужденной лжи, Ларк опустила глаза и принялась разглядывать на полу узор из ромбов. Спенсер не должен знать, что она лично помогала освобождать Оливера Лакки, а вот посещение ею убежища выглядело вполне оправданным.

– Понятно. И что тебе сказал Оливер де Лэйси? Ларк опустилась на стул возле кровати и расправила на коленях складки кашемировой юбки.

– Ты же говорил, что его зовут Оливер Лакки.

–Он брал себе разные имена. На самом деле он – Оливер де Лэйси, граф Уимберли, сын и наследник графа Линлея.

– Вот как? – удивилась Ларк. – По его виду не скажешь, что он из знати.

Она вспомнила грязную рубашку, простую бумазейную куртку и рваные поношенные штаны. Да и выглядел он как побитая дворняжка... пока не улыбнулся ей.

Глаза Спенсера буравили Ларк насквозь. Ей был хорошо знаком этот проницательный взгляд, который словно проникал в душу. В детстве она часто воображала Спенсера Меррифилда богом со всей присущей ему властью над миром.

– Оливер старался сохранить свое имя в тайне, – объяснил Спенсер. – Думаю, чтобы избавить семью от позора. Так что же он сказал тебе?

«Хочешь завести от меня ребенка?»

Одно лишь воспоминание об этих словах заставило Ларк густо покраснеть. Она вспомнила также, как на мгновение лишилась дара речи, отвернулась и бросила через плечо, чтобы он не высовывался, пока они не отвезут его в надежное место.

«Я лягу на дно, – пообещал Оливер, – но только если ты ляжешь рядом».

К счастью, в этот момент вернулся доктор Снайпс и избавил ее от необходимости отвечать.

Сейчас, глядя на Спенсера, Ларк вдруг почувствовала себя виноватой перед ним. У нее затряслись руки, и она спрятала их в складках юбки.

–И вообще, Оливер вел себя безобразно, – сказала она.

–Возможно, на него так подействовала близость смерти?

Спенсер никогда не отличался терпимостью к другим. Ларк удивленно посмотрела на него.

– Ему не помешал бы урок хороших манер, – сердито бросила она, чувствуя, как запылали ее щеки. – По-моему, он просто мошенник!

– Кто бы он ни был, разве он заслужил такуюсмерть?

– Нет, – внезапно смутившись, прошептала Ларк. – Прости. Я не так великодушна, как ты. – Она взяла Спенсера за руку.

Его холодные старческие пальцы на мгновение сжали ее запястье.

–Женщине не дано понять поступки мужчин.

Ларк внезапно захотелось вырвать руку, но она сдержалась. Слишком многим была она обязана Спенсеру Меррифилду.

– Зачем тебе понадобилось спасать от виселицы этого Оливера де Лэйси? – спросила она.

Спенсер молча смотрел на нее, и в его дымчато-серых глазах отражались последние лучи заходящего солнца. Ларк казалось, что он видит еенасквозь.

– Этого парня ждет нелегкая судьба, – задумчиво произнес Спенсер. – Теперь о нас. Я серьезно болен, дорогая. Мои дни сочтены.

У Ларк перехватило горло.

– Мы найдем нового врача...

Спенсер взмахом руки заставил ее замолчать.

– Смерть – неотъемлемая часть нашего пребывания на земле. Я не боюсь ее, но перед уходомдолжен позаботиться о тебе. Поместье Эвентайд уже записано на тебя, ты получишь все мои деньги, так что ни в чем не будешь нуждаться.

Ларк стало страшно. Спенсер с таким спокойствием говорит о своей близкой кончине, а ведь она изменит всю ее жизнь.

Тебе девятнадцать, продолжил он. – Многие к этому возрасту уже познали материнство.

– Я не жалею об этом, – поспешно сказала Ларк. – Честное слово...

– Замолчи и слушай! Когда я умру, ты останешься одна. Но это не самое страшное.

Ларк поняла, что он имеет в виду.

– Винтер?

– Да. Мой сын. – В устах Спенсера это слово прозвучало как ругательство.

Винтер Меррифилд был его сыном от первой жены донны Елены де Дюра. Брак распался, когда Ларк еще не было на свете. Донна Елена презирала мужа-англичанина и была замечена в любовных связях с молодыми мужчинами.

Покидая Спенсера, донна Елена скрыла, что ждет ребенка. Спрятавшись в Шотландии, она воспитала Винтера в ненависти к отцу и любви к королеве Марии – дочери чтимой ею Екатерины Арагонской.

Два с половиной года назад Винтер вернулся в Блэкроуз-Прайори и теперь, как стервятник, кружил над больным отцом. Каждый день Ларк незаметно следила за ним из окна своей комнаты. Стройный и неправдоподобно красивый, словномолодой бог, он объезжал на черном жеребце все поместье, от ярко-зеленых пойменных лугов до холмов, где паслись овцы.

При мысли о Винтере Ларк судорожно вздохнула и, поднявшись со стула, подошла к окну. Солнце садилось за Чилтернские холмы, и в долине реки собирались тени.

– По закону, – устало сказал Спенсер, – поместье должно перейти к Винтеру, как единственному наследнику мужского пола.

– А он действительно твой наследник? – вдруг дерзко спросила Ларк, не решаясь посмотреть Спенсеру в глаза.

– Сложный вопрос, – признался Спенсер. – Расставаясь с женой, я не подозревал о существо-вании Винтера, но, когда все узнал, сразу официально признал его своим сыном. Да и как иначе? Ребенок не выбирает себе мать, и он не виноват, что она научила его ненавидеть меня.

– Мне не следовало спрашивать об этом. Разумеется, он твой сын и наследник. – Она смотрела в окно, терзаемая горькими мыслями. Единственный наследник. Он умен, образован. Из него выйдет отличный хозяин.

– Не будь такой наивной, моя дорогая. Винтер мечтает порадовать королеву Марию, восстановив в Блэкроуз-Прайори монастырь. Это превратит мой дом в место поклонения папе, а мне ненавистна сама эта мысль. Монахи, жившие здесь до Реформации, были сластолюбивыми грешниками.

Выпив лекарство, Спенсер немного подождал, пока оно подействует, и продолжил:

– Земля Блэкроуз-Прайори полита моим потом и кровью. Я должен быть уверен, что после моей смерти здесь ничего не изменится. А что станет с тобой?

Ларк вернулась к кровати и опять села на стул.

–Я старалась не думать об этом. Вместе с другими членами общества самаритян буду по-прежнему спасать безвинно приговоренных к смерти. Доктор Снайпс с женой позаботятся обо мне. – Ларк полагала, что ей хватит ума самой о себе позаботиться, но она отлично знала, что не следует говорить это Спенсеру.

Он махнул рукой в сторону сундука у изножия кровати:

– Отопри его.

Ларк послушно открыла замок ключом из связки, которую носила на поясе. Внутри сундука лежали стопка книг и скрученные в трубку документы.

– Зачем тебе это?

– Я хочу лишить Винтера наследства, – тяжело вздохнув, ответил Спенсер.

– Спенсер, как ты можешь?! – Ларк захлопнула крышку. – Ты ведь любишь его.

– Люблю, но не доверяю. Я вижу в нем жестокость, которая пугает меня.

Ларк отошла к камину и остановилась, глядя на горящие поленья. Встревоженная словами Спенсера, она вспоминала Винтера, его темно-кариеглаза, гибкое тело фехтовальщика и губы, которые не смягчала даже улыбка. Под необыкновенно привлекательной внешностью таилась черная душа – опасное сочетание.

– Что ты собираешься предпринять? – спросила Ларк, не поворачиваясь. – Как можно доказать, что Винтер не имеет права на Блэкроуз-Прайори?

– В этом мне нужна твоя помощь, дорогая Ларк.

Она в недоумении посмотрела на него.

– Что я могу сделать?

– Найди мне адвоката.

– Ты предлагаешь мне заняться этим?!

– Больше некому. Ты должна выбрать толкового и вместе с тем лишенного совести человека.

– Спенсер, это так на тебя не похоже...

– Пожалуйста, сделай, как я прошу. Приступ кашля заставил Спенсера согнутьсяпополам, и Ларк, подскочив к старику, помогла ему сесть и откинулся на подушки.

– Не волнуйся, Спенсер, я все сделаю, я найду тебе самого беспринципного и бессовестного адвоката Лондона.

Ларк не могла оторвать глаз от великолепного дома. Невозможно поверить, что именно здесь – на берегу Темзы, где высятся особняки знати и роскошные сады уступами сбегают к воде, – живет Оливер де Лэйси.

Двери открылись. Появилась пухленькая седаястарушка. Одной рукой она прижимала к уху слуховой рожок, другой опиралась на трость.

– Лорд Оливер де Лэйси дома?

– Лысый? У моего хозяина прекрасная шевелюра.

– Да не лысый, а де Лэйси. Де Лэйси! – прокричала Ларк прямо в рожок.

Женщина поморщилась.

– Зачем же так кричать, милочка? Можно подумать, я глухая. – Она похлопала рукой по видавшему виды переднику. – Проходи, садись к огню и рассказывай все старой Нэнси.

Сделав несколько шагов вперед, Ларк застыла в удивлении. Ей показалось, что она внутри огромного механизма. Везде – у камина, по стенам, у подножия лестницы – виднелись огромные зубчатые шестерни и колеса, соединенные друг с другом веревками и цепями.

У Ларк похолодело внутри. Это – камера пыток! Наверно, де Лэйси – тайный католик, который...

– Да ты, малышка, так напугана, что шарахаешься от своей тени. – Нэнси махнула клюкой. – Это всего лишь безобидные приспособления, придуманные отцом лорда Оливера. Погляди. – Она дернула за рычаг у подножия лестницы. Раздался грохот, и сверху на цепях опустилась широкая платформа.

Следующие несколько минут Ларк уже с интересом разглядывала поразительные вещи: движущееся кресло на рельсах, которое помогало страдающей ревматизмом экономке подниматься и спускаться с лестницы, устройство, которое зажигало огромную, в форме колеса люстру, часы, механизм которых приводило в действие тепло горящих в камине дров.

Нэнси Харбут, которая гордо именовала себя хозяйкой Уимберли-хауз, заверила Ларк, что подобными изобретениями набита каждая комната особняка. И все это – плоды раздумий Стивена де Лэйси, графа Линлея.

–Садись. – Нэнси указала на странную кушетку, которая, казалось, стояла на широких полозьях.

Ларк села и тут же удивленно вскрикнула – кушетка двигалась вперед-назад, словно качели.

Нэнси пристроилась рядом с ней и старательно расправила юбку.

– Его светлость сделал эту кушетку после второй женитьбы, когда пошли дети. Он очень любил сидеть здесь с женой и укачивать малышей.

У Ларк защемило сердце, когда она представила себе эту тихую семейную картину: мужчина, прижимающий к груди ребенка... рядом его любящая жена... Все это было ей незнакомым и чужим. Таким же чужим, как и огромная собака с длинной шерстью на коврике перед камином.

– Русская борзая – так их называют, – объяснила Нэнси. – Их разводит лорд Оливер, и самый красивый кобель в помете получает кличку Иван.

Нэнси, самая старая служанка семейства деЛэйси, явно обрадовалась терпеливой слушательнице. Экономка была очень говорлива и не любила, когда ее перебивают, поэтому монолог получился долгим.

Правда, Ларк некуда было торопиться. Рэндал – конюх, сопровождавший ее из Блэкроуз-Прайори, отправился на кухню, где наверняка уже выпросил кружку эля или сидра. Это ничуть не беспокоило Ларк. Они с Рэндалом заключили в некотором роде соглашение. Она ничего не говорила Спенсеру о его любви к спиртному, а Рэндал молчал о том, чем она действительно занимается в тайном обществе самаритян.

– Я бы хотела поговорить с лордом Оливером, – быстро сказала Ларк, когда Нэнси остановилась перевести дыхание.

– Варить с ним? – недоумевающе переспросила Нэнси.

– Поговорить! – крикнула Ларк в рожок.

– Разумеется, дорогая. – Нэнси погладила ее по руке, а потом сняла капюшон черного плаща с головы Ларк и уставилась на девушку.

– Спаси и помилуй! – Нэнси взялась за край передника и принялась обмахивать им лицо.

– Вам плохо?

– Нет – нет. На мгновение вы... этот взгляд напомнил мне вторую жену лорда Стивена в тот день, когда он привел ее сюда.

Ларк попыталась вспомнить, что ей рассказывал Спенсер. Лорд Стивен де Лэйси, влиятельный, хотя и эксцентричный вельможа, женился молодым, но жена умерла родами. Вторая жена была из России и славилась своей неотразимой красотой. Сравнение с общепризнанной красавицей было, конечно, лестным, но, как решила Ларк, зрение у старушки, похоже, такое же слабое, как и слух.

– Ладно, – вдруг деловито сказала Нэнси, – когда должен родиться ребенок?

– Ребенок? – тупо переспросила Ларк.

– Ребенок, малышка!От лордаОливера. Слава богу, я дожила до этого...

– Мадам! – У Ларк от стыда запылали уши.

– Разумеется, лучше бы ему сначала жениться, но Оливер всегда был...

– Госпожа Харбут! – прокричала Ларк ей в рожок.

– А? – вздрогнула Нэнси. – Слава тебе, Господи, девушка, я еще хорошо помню, как меня зовут.

– Простите. Вы меня не поняли. Я не... – Ларк не хватало слов, чтобы описать свое возмущение. Как Нэнси могла принять ее за падшую женщину, которая носит ребенка этого распутника?! – Мы с лордом Оливером просто случайные знакомые. Я должна поговорить с ним. Он дома?

–К сожалению, нет. – Нэнси нахмурилась, но тут же просияла. – Я знаю, где он. В это время он всегда уходит по делам.

Ларк облегченно вздохнула. Возможно, молодой аристократ занимается чем-то достойным, например, заседает в парламенте или помогает бедным.

Если так, ей будет приятно присоединиться к нему в его богоугодных делах.


Оливер де Лэйси на мгновение оторвал взгляд от игрального стола и взглянул на вошедшего в таверну. Судя по хрупкой фигурке, закутанной в черный плащ, и неуверенным движениям, это была женщина.

– Черт побери, – Кларисса поерзала у него на коленях, – пуританка в нашем заведении!

Оливер втянул ноздрями воздух, возбужденный призывными движениями ее мягких ягодиц. Кларисса была всего лишь дешевой проституткой, но она женщина, а он обожал всех женщин без разбору.

Тем более сейчас, когда ему выпала возможность начать жизнь заново.

– Не обращай на нее внимания. – Он скользнул губами по шее Клариссы. – Наверняка высохшая старая перечница, которая терпеть не может людей, наслаждающихся жизнью. Да, Кит?

Сидевший напротив Кристофер Янгблад ухмыльнулся в ответ.

–Ты-то наслаждаешься жизнью слишком жадно. Смотри, объешься, стошнит.

Оливер театрально закатил глаза и взглянул на Клариссу, словно в поисках поддержки.

– Кит без ума от моей сводной сестры Белинды и хранит ей верность.

Кларисса покачала головой, и ее светлые кудри рассыпались по обнаженным плечам.

– Какая жалость.

Вторая шлюха, Рози, наклонилась к Киту и, схватив его за пуговицу, заставила повернуться к себе.

– Пусть леди получит свою верность, – заявила она, – мне хватит и остального. – Она чмокнула Кита в губы и, увидев его смущенное лицо, довольно расхохоталась.

Оливер приказал принести еще эля и позвал Самуэля Холлинза и Эгмонта Карпера, своих постоянных партнеров, поиграть в кости. Потягивая эль и наслаждаясь прикосновениями мягкого женского тела, он встряхнул стакан с костями.

И выиграл. Боже, как ему везло. Это был его первый выход «в свет» после того несчастного случая – он отказывался называть свое краткое пребывание на виселице как-то иначе, – и госпожа Удача теперь не покидала его.

Оливер выжил, как кошка, у которой девять жизней, но ни разу не задумался, а заслужил ли он жизнь. Забыл он и о том, что все случившееся с ним было довольно странным, если не сказать больше. Два совершенно незнакомых человека зачем-то рисковали жизнью, чтобы спасти его.

В маленьком уютном домике на окраине Лондона он нашел ванну с горячей водой, бритву и смену чистой одежды. Он побрился, расставшисьнаконец с бородой, переоделся и вернулся домой, где и проспал почти сутки.

Теперь он был в полном порядке, если не считать синяков на шее, искусно прикрытых воротником.

Конечно, он не забыл, как его таинственные спасители, доктор Снайпс и госпожа Ларк, обсуждали в его присутствии, почему какой-то Спенсер выбрал именно его, Оливера.

Однако сам Оливер вовсе не ломал над этим голову. Он знал, что угоден самому господу богу, а потому наделен красивой внешностью, избалован любовью семьи, обладает живым умом и страстной жаждой жизни.

И обречен, черт побери, умереть молодым.

От его болезни нет лекарства. Приступы астмы были редкими, но когда случались, то разили словно кинжал. Оливер годами сопротивлялся болезни, но знал, что в конце концов она победит его.

– Олли? – Кларисса лизнула его ухо. – Твоя очередь бросать.

Оливер отогнал от себя тревожные мысли и привычным движением бросил кости. Семерка. Кларисса завизжала от радости. Карпер нехотя отдал ему монету, и Оливер вознаградил Клариссу, сунув дукат глубоко в вырез ее платья.

– М-милорд? – внезапно раздался сзади чей-то нерешительный голос.

Оливер поднял смеющиеся глаза.

– Да?

На него смотрела затянутая в черное пуританка. Тонкая белая рука откинула капюшон. Бесцеремонно столкнув Клариссу с колен, Оливер вскочил на ноги.

– Ты?!

Лицо госпожи Ларк было бледным, глаза походили на подернутые дымкой озера, нижняя губа дрожала.

– Сэр, я бы хотела поговорить с вами.

– Разумеется, госпожа Ларк. – Он подвинулся, освобождая место рядом с собой, куда тут же плюхнулась Кларисса.

– Пожалуйста, садитесь. – В ее присутствии он чувствовал себя неловко. Девушка сейчас не выглядела неземной красавицей, как это было два дня назад. Более того, простенький наряд и заплетенные в косу волосы даже уродовали ее.

– Здесь нет места, – сказала Ларк. – Кроме того...

– Готов предложить выход. – Схватив Ларк за руку, Оливер силой усадил ее к себе на колени.

Она вскрикнула, словно коснулась раскаленных углей, и поспешно встала.

– Нет, сэр!

Карпер, Холлинз и Кит захихикали, многозначительно подталкивая друг друга локтями. Кларисса и Рози смеялись в открытую.

Но госпожа Ларк не сдавалась.

– Я подожду, пока вам будет удобно поговорить со мной. Наедине.

– Пожалуйста, – согласился Оливер, гадая, почему ему такхочется поддразнивать эту девушку. – Однако тебе придется долго ждать. Судьба сегодня благоволит ко мне. – Он поднял кружку. – Выпьешь эля?

– Нет, спасибо.

Ему вдруг смертельно захотелось прикоснуться ртом к ее сжатым губам и целовать их, пока они не станут податливыми; ласкать ее стройное тело, заставляя его пылать от страсти.

Прекрасно понимая, что он задает тон игре, Оливер подмигнул Ларк и повернулся к своимпартнерам.

Ларк кляла себя последними словами. Какая же она дура, если решила, что Оливер де Лэйси может заниматься богоугодными делами. И вдвойне дура, что пришла сюда одна, без Рэндала. Она заплатила паромщику, чтобы тот переправил ее через Темзу, а потом, словно вор, одна пробиралась по зловонным улочкам, и все для того, чтобы найти мужчину, которого Спенсер ошибочно счел достойным человеком.

На самом же деле все «занятия» лорда Оливера сводились к азартным играм, крепкому элю и прелестям, скрытым за кружевным корсетом женщины по имени Кларисса.

Игроки переговаривались между собой на таком жаргоне, что Ларк не понимала ни слова. Несмотря на унизительное положение, она продолжала терпеливо ждать. Оливер де Лэйси не знал ее.

Ларк научилась преданности и чувству долгаот одного из самых достойных людей Англии и ради него, Спенсера, вынесет любую пытку.

Разумеется, она не расскажет ему, как стояла среди пьяниц, игроков и шлюх. И, самое главное, не признается, что испытывала тайный, позорный интерес к происходящему вокруг.

Откровенно похотливое поведение людей у игрового стола шокировало ее. Средь бела дня они попивают эль, будто сейчас ночь или праздник. И в центре, словно солнце, бросающее лучи на мелкие планеты, сидел Оливер де Лэйси.

Он уже не походил на того жалкого заключенного, который упал в яму с трупами всего два дня назад. Сейчас Ларк поняла настоящее значение слова «красота». Оливер походил на принца из сказки: золотые волнистые волосы, чувственный рот, ослепительно белозубая улыбка, синие глаза. Его отличало редкое сочетание изящества и мужской силы, что вызвало живой отклик в душе Ларк.

Великолепного покроя камзол из темно-синего бархата подчеркивал широкие плечи Оливера. Запястья сильных рук утопали в роскошных, отделанных золотом кружевах. Ларк едва ли могла винить Клариссу в том, что та беззастенчиво липла к нему. Вокруг Оливера чувствовался ореол силы, магнетизм, который заставлял любого ощущать себя рядом с ним в безопасности.

В нем ничто не напоминало о заточении в казематах Ньюгейта. Другие прошедшие через тюрьму и осужденные за участие в мятеже, а потомспасенные от смерти, не рискнули бы так скоро показаться на людях.

«Хочешь от меня ребенка?» Воспоминание пришло нежданно, и она возненавидела себя за то, что не может выбросить его из памяти. Он ведь всего-навсего пошутил.

В таверне, с ее сырыми деревянными стенами и блеклым светом масляных ламп, было прохладно. И все же Ларк почему-то чувствовала тепло, словно внутри ее зажегся огонь.

– Ты уверена, что не хочешь присоединиться к нам? – Оливер так внимательно разглядывал ее, что наверняка заметил пылающие от смущения щеки.

– Уверена, – тихо ответила Ларк. Он демонстративно вздохнул.

–Мне тяжело видеть, как ты мучаешься. – Оливер обвел руками сидящих за столом. – Друзья мои, я должен покинуть вас с госпожой Ларк.

Она увидела разочарование на их лицах и интуитивно догадалась почему: когда Оливер отошел в сторону, казалось, солнце скрылось за облаками.

Но прежде чем уйти, Оливер сделал удивительную вещь. Он опустился на колено перед Клариссой. Глядя на нее, словно она – сама королева Мария, он поцеловал ей руку, а потом осторожно положил в кулачок что-то блестящее.

– Желаю тебе всего хорошего, милая.

Это интимное и галантное прощание наполнило Ларк странной тоской. Казалось бы, что особенного в том, что распутник прощается со своей шлюхой? Оливеру же удалось возвеличить это простое действие, окружив его ореолом нежности и почитания, словно он действительно восхищался этой женщиной. Однако уже в следующее мгновение от галантности не осталось и следа. Слегка повернувшись, он ущипнул Клариссу за зад. Та разразилась визгливым хохотом.

Оливер встал, и Ларк впервые поразилась его росту. Когда он надел шляпу, перья плюмажа коснулись темного деревянного потолка.

– Кит, увидимся позже.

Кит Янгблад шутливо отсалютовал другу. Хотя он был немного старше Оливера и казался более сдержанным, красотой он едва ли уступал ему. Вместе они смотрелись превосходно.

–Надеюсь. За время твоего отсутствия я соскучился по нашим проказам. Ты, кажется, совершил паломничество к святым местам?

Они обменялись взглядами, полными веселья и дружеского понимания. Затем Оливер подхватил Ларк под локоток и вывел на улицу.

Немного оправившись от удивления, она возмущенно вырвалась.

– Будьте добры держать свои руки подальше от меня, милорд.

–Ты хочешь обидеть меня? – Он выглядел удивительно трезвым, хотя на ее глазах осушил три огромные кружки эля.

–Разумеется, нет. – Ларк гордо выпрямилась. – Милорд, я пришла повидаться с вами, чтобы...

– Ты протянула мне руку помощи, когда я валялся на земле возле той братской могилы. Почему же ты морщишься, когда я делаю то же самое для тебя?

– Потому что мне не требуется помощь. По крайней мере, не такая.

– Не такая? – Он наклонил голову. Перья на шляпе опустились вниз, на мгновение закрыв лицо, которое можно было сравнить с ликом Адониса.

Оливер протянул руку и медленно провел пальцем по ее щеке. Это оказалось еще опаснее, чем думала Ларк, – его прикосновение было столь же возбуждающим, как его красота. Она испытала постыдное желание прижаться к его груди, заглянуть в его глаза, зажмуриться и...

– Запомню на будущее. – Оливер опустил руку и ухмыльнулся. – Леди не любит, когда ее трогают.

– Я также не люблю гулять по улицам Лондона с едва знакомыми людьми. Однако это необходимо. Понимаете, это вопрос...

–Привет голубкам!Проходящие мимо мужчины в матросских робах шутливо отдали честь и, хохоча, направились к таверне.

–Хорошего улова, – крикнул один из них Оливеру. – Надеюсь, удочка нужной длины. – Дверь за ним захлопнулась, оборвав конец фразы.

– Что это значит? – нахмурившись, спросила Ларк.

Она с удивлением увидела, как на щеках Оливера появился румянец. Почему этот бесстыдник покраснел от вполне безобидных слов моряка?

– Он подумал, что мы идем на рыбалку. – Оливер решительно зашагал вперед по улице, увлекая за собой Ларк.

– Куда мы идем? Можно поговорить и здесь. Я хочу объяснить вам...

В этот момент Оливер услышал подозрительный звук над головой. Он быстро повернулся, схватил Ларк и прижал ее к стене дома.

–Отпусти меня! – завизжала она. – Распутник! Мерзкий негодяй! Как ты смеешь покушаться на мою честь!

–Заманчивая мысль, – со смехом ответил Оливер, – но я имел в виду совсем другое. А сейчас не шевелись.

Не успел он договорить, как водопад помоев обрушился из верхних окон на то место, где они стояли несколько секунд назад.

– Ну вот. – Оливер отошел от стены и двинулся дальше. – И честь и платье спасены.

Ларк смущенно поблагодарила его, но тут же спросила:

– Куда мы идем?

– Сюрприз.

– Не люблю сюрпризов, – сказала Ларк. – Мне надо поговорить с вами.

– Так оно и будет. В свое время.

–Я хочу поговорить сейчас! Сэр, вы раздражаете меня.

Оливер остановился и резко развернулся к Ларк.

– Госпожа Ларк, вы раздражаете меня еще больше. – Несмотря на резкий тон, его синие гла за улыбались. Ларк испугалась, что он опять при коснется к ней, но он снова повернулся и молча зашагал вперед.

Она следовала за ним по узким улочкам, стараясь не обращать внимания на стайки одетых в маски проституток. Наконец они вышли к Темзе.

Грязно-коричневая поверхность реки была усеяна баржами с дровами, маленькими баркасами и утлыми лодчонками. Далеко на востоке виднелись силуэты огромных военных кораблей, а к западу – Лондонский мост.

Оливер поднял руку, и через несколько минут к берегу причалила лодка с тремя гребцами и рулевым.

Низко поклонившись, он указал на одно из сидений:

– Прошу вас, госпожа.

Ларк не двинулась с места. Она еще раз пожалела о том, что оставила Рэндала в доме де Лэйси.

Однако открытая изящная лодка выглядела предпочтительней, чем вонючая улочка. После некоторых колебаний Ларк медленно спустилась по небольшой лестнице к воде. Рулевой протянул ей руку, чтобы помочь взобраться на судно.

–Леди не любит, когда ее касаются, Бодкин, – предупредил его Оливер.

Пожав плечами, Бодкин убрал руку как раз в тот момент, когда Ларк одной ногой уже стоялана борту, а другая нога еще оставалась на скользком камне пристани. Лодку качнуло, Ларк упала на сиденье. К счастью, на нем лежали подушки, которые и смягчили удар. Красная от смущения, она села и бросила гневный взгляд на Оливера, Широко улыбаясь, он ловко забрался в лодку и устроился рядом с ней.

– Я полагаю, мы плывем туда, где сможем поговорить наедине. – Ларк с каменным лицом смотрела на реку.

Оливер толкнул в спину гребца.

– Слышишь, Леонардо? Она желает остаться со мной наедине.

– Вовсе нет!

–Ш-ш. Я пошутил. Разумеется, мы направляемся в уединенное местечко. Со временем мы туда попадем.

– Со временем? Почему не сейчас?

– Из-за обещанного сюрприза, – сказал он назидательно. – Прилив очень низкий, Бодкин. Думаю, мы вполне можем пройти под мостом.

Рулевой схватился рукой за бороду.

– Против течения? Мы промокнем до нитки.

Оливер рассмеялся:

– Вперед, джентльмены, к мосту.

Ларк втайне надеялась, что гребцы откажутся, но команда подчинилась. Три пары весел одновременно опустились, и лодка поплыла по Темзе.

Хотя манеры Оливера де Лэйси раздражали Ларк, она испытывала странное возбуждение. Под узкими арками Лондонского моста бурлили опасные водовороты, в которых нашли последний приют многие смельчаки, рискнувшие пройти там. Уверенное и быстрое движение их лодки вызывало удивительное ощущение свободы. Ларк пыталась убедить себя, что это никак не связано с похотливым язычником, который сидел рядом с ней. А мгновение спустя покрытые белой пеной буруны приподняли нос лодки, и она поднялась над ревущей водой.

Ларк подняла лицо навстречу брызгам. Она приехала в Лондон по делу, а оказалась участницей опасного приключения и неслась в неистово раскачивающейся лодке рядом с загадочныммужчиной.

– Вы так и не выслушали меня, – с отчаянием крикнула Ларк.

– Успеем, моя дорогая. Сначала мы немного повеселимся. Я хочу хотя бы один раз увидеть, как ты улыбаешься.

Оливер сорвал с головы шляпу и прижал ее к сердцу. Он выглядел по-мальчишески юным – с широко распахнутыми глазами и спадающим на брови локоном золотистых волос.


2

Ревущие волны подбрасывали лодку вверх, швыряли вниз, в бурлящую воду. Они неслись с такой скоростью, что у Ларк замирало от страха сердце. Оливер же чувствовал себя в своей стихии: он радостно приветствовал совершенно незнакомых людей, проплывающих мимо, окликал рыбаков, справляясь об их улове, он смеялся и кричал от восторга. Она совершенно не понимала этого человека!

Однако вскоре и ее захватило окружающее. Ее чувства были переполнены звуками ревущих бурунов и тяжелым рыбным запахом бурлящей воды. Лодка приподнялась, затем нырнула вниз, и у Ларк перехватило дыхание.

Как ни странно, страх оказался довольно возбуждающим чувством. Особенно когда все благополучно закончилось.

– Об этом сюрпризе шла речь? – тихо спросила Ларк, когда мост остался далеко позади.

– Нет. Ты еще ни разу не улыбнулась, к тому же сидишь белая, как простыня.

Ларк повернулась к Оливеру и деланно улыбнулась.

– Сгодится? – сквозь зубы процедила она.

– Пожалуй, нет.

– Что тебе не нравится в моей улыбке? – возмутилась Ларк. – Не все же похожи на богов с красивыми губами и ослепительными зубами.

Он рассмеялся и отбросил назад влажные волосы.

– Я тебе понравился!

– Вы самоуверенный, самовлюбленный... – Ларк вздернула подбородок.

Оливер посерьезнел, хотя в его глазах еще мелькали смешинки.

– Я не хотел никого обидеть, милая Ларк. Просто твоя улыбка фальшива. Настоящая улыбка рождается в сердце. – Он коснулся рукой лифа ее платья. – Любовь моя, я могу заставить улыбаться все твое тело.

– Да как вы...

– Сначала ты почувствуешь тепло здесь, потом оно будет подниматься выше и выше. Вот так, смотри.

Ларк застыла. Его руки гладили грудь, прикрытую тонкой вставкой платья, затем поднялись к шее... подбородку... губам. Ларк была готова провалиться сквозь землю.

– Настоящая улыбка не ограничивается губами. – Оливер не отрывал взгляда от лица Ларк. – Она горит в глазах, словно свеча во тьме.

– Боже мой, – тихо прошептала Ларк. – Я так не смогу.

– Сможешь, сладкая моя.Но это требует большого опыта.

Каким-то образом его губы оказались в нескольких дюймах от ее лица, и Ларк с ужасом поняла, что хочет испытать его поцелуй! Она не раз слышала проповеди о преступности плотских же-ланий. Ей казалось, что она уже выиграла битву с искушениями, которые таит человеческое тело. Но никто не предупредил ее о соблазнительной привлекательности такого мужчины, как Оливерде Лэйси.

Закрыв глаза, Ларк потянулась к нему, к его теплу, запахам таверны и реки.

– Я снова коснулся тебя, – со смехом произнес Оливер. – Пожалуйста, прости меня. – Он опустил руку и отвернулся.

Ее глаза широко распахнулись. Он полулежал на подушках, поджав под себя одну ногу и опустив руку в воду.

– Довольно прохладный день, не правда ли,мисс Ларк?

Ларк с трудом подавила желание одернутьплатье.

– Не стану спорить, милорд. – Она не привыкла к развязным мужчинам, которые сыпали шутками и двусмысленными комплиментами направо и налево.

Спенсер сказал, что ему нужен Оливер де Лэйси. Это ради Спенсера она терпит очарование юного лорда, а вовсе не ради своего удовольствия.

– Может быть, вы наконец меня выслушаете? – спросила она несколько раздраженно. – Я проделала долгий путь, чтобы поговорить с вами.

– Нелл! – взревел Оливер и так сильно перегнулся через борт, что лодка чуть не перевернулась. – Нелл Бакслей! – Он помахал рукой другой лодке, движущейся вниз по течению. – В прошлую нашу встречу я чуть не умер от блаженства у тебя на коленях...

– Доброе утро, мой сладенький, – ответил ему хрипловатый женский голос. Над бортом лодки показалась ухмыляющаяся женщина в желтом парике. – Кто это там с тобой? Ты уже лишил ее доброго имени?

Застонав от ярости, Ларк откинулась на подушки и натянула капюшон на голову.

– Мы же собирались найти место, где можно спокойно поговорить! Зачем вы привели меня сюда?

Оливер засмеялся:

– Это Ньюгейтский рынок, дорогая. Ты здесь не была раньше?

Люди шли бесконечной чередой. Они пробирались узкими проходами, толпились вокруг прилавков или стояли, глазея то на обезьяну, то на танцующую собаку.

– Разумеется, нет. Я не бываю там, где собираются бродяги, воришки и бездельники-аристократы.

В этот момент внимание Ларк привлек мальчик, который щекотал перышком ухо солидного джентльмена. Когда тот поднял руку, чтобы почесаться, маленький воришка ловко срезал у него кошелек и тут же скрылся в толпе. Ларк прижала руку к груди.

– Этот ребенок! Он., он...

– Неплохо сработано.

– Он украл кошелек у того мужчины! Оливер равнодушно пожал плечами.

– Для некоторых людей жизнь – грубая и короткая игра. Оставим мальчишку в покое. – Он двинулся вперед.

Ларк не хотелось следовать за Оливером, но оставаться одной в толпе было еще страшней.

– Иди сюда. – Оливер направился к танцующей обезьянке. Люди расступились, пропуская их вперед.

Маленькая обезьянка в сюртуке и шляпе заметила Оливера и возбужденно запрыгала. Ее владелец рассмеялся.

– Милорд, мы скучали без вас. Оливер отвесил ему глубокий поклон.

– А я скучал по моему другу Лютеру.

У Ларк от возмущения даже перехватило дыхание. Какая наглость – назвать животное именем великого реформатора!

– У Лютера хорошая память, не правда ли? – спросил Оливер.

Обезьянка оскалилась.

– Он предан принцессе Елизавете. Услышав запретное имя, Лютер запрыгал какбешеный.

–Но сильно сомневается в своей любви к королю Филиппу.

Как только Оливер упомянул ненавистного испанского мужа королевы Марии, обезьянка улеглась в грязь и притворилась спящей. Оливер бросил владельцу Лютера монету и отошел под одобрительные крики толпы.

– Вы слишком открыто выражаете свои чувства, – заметила Ларк, с трудом приноравливаясь к его размашистому шагу.

Оливер ухмыльнулся:

– Думаешь, я рискую? А разве ты не рисковала, когда ночью увозила тело казненного преступника?

– Это другое дело.

– Конечно-конечно.

Оливер явно смеялся над ней, но прежде, чем она успела отчитать его, он остановился у большого шатра.

– Заходите поглядеть на природные диковины, – кричала стоящая перед входом женщина. – У нас есть кот, который играет на тамбурине. – Она схватила Оливера за плечо, но он, похлопав ее по руке, высвободился.

– Нет, спасибо.

– Гусь, который умеет считать, – продолжила зазывала.

Оливер улыбнулся и покачал головой.

– Двухголовая овца! Пятиногий теленок! Оливер собрался было уходить, но тут женщина наклонилась ближе и сказала громким шепотом:

– Бык с двумя членами.

Оливер де Лэйси замер.

– Это, – он сунул женщине монету, – я обязан посмотреть!

Он затащил Ларк внутрь, но она наотрез отказалась идти к быку и встала в углу шатра, зажав руками уши, чтобы не слышать свист и улюлюканье.

Наконец Оливер вернулся к ней и вывел на яркий свет. Его глаза светились детским восторгом.

– Ну? – сухо поинтересовалась Ларк.

– Я вне себя от восхищения, – серьезно сказал Оливер. – К тому же чувствую, что жестокообманут природой.

Ларк презрительно поджала губы. Этот грубый, вульгарный мужчина никак не мог быть тем воплощением чести, каким его считал Спенсер.

– Горбатого могила исправит, – пробормотала она.

– Что такое?

– Народная мудрость, – буркнула Ларк.

– Что ж, спасибо и на том, миледи Праведница. Развернувшись, он нырнул в узкий проход между рядами. Ларк ничего не оставалось, как последовать за ним. Они миновали цветочные ряды, лавки с одеждой, палатки, где торговали жареной свининой, продавцов сладостей. Остановившисьу ширмы кукольника, Оливер вволю посмеялся над незатейливым представлением. При этом оншвырял нищим монеты, словно песок. Наконец они пересекли рынок и вышли за егопределы. Вдали виднелись первые дома Смитфилда.

– Дальше мы не пойдем. – Оливер слегка побледнел. – Ненавижу пожарища.

Ларк с готовностью согласилась.

– Это первая здравая мысль, которую я от вас услышала. Подумайте только о протестантах, которые там были сожжены заживо.

– Я всеми силами пытался об этом забыть. – Оливер глубоко вздохнул. – Я потерпел поражение.

– Что вы имеете в виду?

– Я хотел заставить тебя смеяться, а ты все так же серьезна. В чем моя ошибка?

– Вы чуть не утопили меня под Лондонским мостом.

– Я думал, тебе понравится...

– Это было глупо и совершенно ненужно. Так же, как и ваше обращение к женщине по имени Нелл. – Ларк насмешливо передразнила Оливера: – «Я чуть не умер...»

Ему хватило совести покраснеть.

– Она мой старый друг.

– А ваше общение с обезьяной? – продолжила Ларк, с удовольствием подсчитывая его прегрешения. – И неприличный интерес к быку, вернее к его двум...

– Членам, – услужливо закончил за нее Оливер.

– Едва ли достойная причина для веселья.

– Знаю. – Он выглядел одновременно обиженным и очень привлекательным. – Я потерпел неудачу. Я... – Он замолчал, неожиданно его лицо расплылось в радостной улыбке. – Пошли. Это тебе понравится.

Ларк послушно двинулась за ним, и вскоре они оказались у тележки продавца птиц, на которой громоздились деревянные клетки с голубями, снегирями и чайками.

– Сколько? – спросил Оливер у продавца.

– За какую, сэр?

– За все.

Не дожидаясь ответа, Оливер сунул ему в руку пригоршню монет.

– Милорд, – вмешалась Ларк, – здесь сотни птиц. Как вы собираетесь...

– Смотри. – Он выхватил из ножен отделанный серебром кинжал и принялся резать ремешки на дверцах клеток.

– Оливер... – Ларк и не заметила, что обратилась к нему по имени.

Вырвавшиеся на свободу птицы поднялись, словно огромное черное облако. На мгновение стая закрыла солнце, затем они рассеялись в разныестороны.

Из толпы послышались охи и вздохи.

«Небеса заставляют людей смотреть вверх, процитировал Оливер Платона, – и ведут нас из одного мира в другой».

Ларк смотрела в небо. Птицы сейчас казались маленькими черными точками в голубом бесконечном пространстве. Она провожала их глазами и... улыбалась.

– Эврика! – Оливер картинно взмахнул руками. – Она улыбается! Улыбайся же, милый херувим! – Он проказливо ухмыльнулся. – Когда Архимед впервые сказал «эврика», он бежал голый по улице.

– Этого я не знала, – неожиданно развеселилась Ларк.

– Говорят, что он сделал свое открытие о телах, погруженных в воду, когда принимал ванну. Он так обрадовался, что забыл одеться и побежал к своим коллегам голый.

– Откуда ты это знаешь?

–Я просто ходячая энциклопедия. Хочешь выпить?

– Нет.

– Что ж, нельзя рассчитывать на все сразу. – Оливер подставил лицо зимнему солнцу, глядя вслед птицам. – Это мои ангелы. Пусть летят. Я освободил их всех. Почти всех.

Ларк недоумевающе оглядела клетки. Они были пусты.

Оливер обнял ее одной рукой за талию, другая замерла у нее на лифе.

– В клетке остался один жаворонок.

Игра слов неожиданно вызвала тревогу в душе Ларк. Стараясь скрыть свои чувства, она приняла надменный вид.

– Сэр, вы оскорбили меня. Уберите руки.

– Я могу освободить тебя, Ларк, – прошептал он ей на ухо. – Я могу научить тебя летать.

От его дыхания по телу пробежала волна тепла. Она быстро высвободилась и отошла в сторону.

– Я не хочу, чтобы вы учили меня всяким глупостям. Мне требуется помощь, а вы отказываетесь меня выслушать. Таскаете по каким-то глупым местам. Если не хотите мне помочь, так и скажите. Я уйду.

– Ты лелеешь свой гнев, как любимого ребенка, – театрально вздохнул Оливер.

Рассердившись не на шутку, Ларк круто повернулась и пошла прочь. Она не помнила дороги, но надеялась, что каким-то образом дойдет до реки.

–Да подожди же, я помогу тебе. Только скажи, что от меня требуется, и твое самое незначительное желание станет для меня законом.

Ларк остановилась и заглянула в его невероятно красивое лицо.

– Почему у меня такое ощущение, – вздохнула она, – что я еще пожалею о нашем знакомстве?

– Не понимаю, зачем ты согласился на это, – пробормотал Кит Янгблад, скосив глаза на Оливера. Потом перевел взгляд на строгую прямую фигурку Ларк.

Они находились на оксфордской дороге, направляясь из Лондона в Блэкроуз-Прайори, где их ждал человек по имени Спенсер. Оливер откровенно наслаждался поездкой, так как любил верховую езду, тем более на своей любимой лошади Далиле. Это была серебристая неаполитанская кобыла, изящная, как балерина, предмет отчаянной зависти всех его друзей.

– Не так громко, – прошептал Оливер, не отрывая глаз от Ларк. Вид женщины в дамском седле всегда действовал на него возбуждающе. – Я обязан ей жизнью.

– А я ей ничем не обязан, проворчал Кит. – Зачем вы меня потащили с собой?

– Ей нужен адвокат, хотя она и не говорит зачем.

– Ты разбираешься в законах не хуже меня.

– Прошу тебя, сохрани это в тайне. – Оливер с притворным ужасом посмотрел на друга. – В противном случае люди сочтут меня сухим и скучным или, еще хуже, вульгарным.

– Ах, извините мою глупость, ваша светлость. Вам намного лучше следовать таким достойным аристократа занятиям, как азартные игры и выпивка.

– И разврат, – добавил Оливер. – Не забудь о разврате.

Кит поморщился, бросив еще один недовольный взгляд вперед.

– Как она тебя разыскала?

– Пришла ко мне домой. Ее сопровождал конюх, но он вдрызг напился, а Нэнси сообщила ей, где меня можно найти.

– Кстати, чем ты ей насолил? С тех пор как мы выехали из города, она не произнесла ни слова.

– Я показал ей Ньюгейтский рынок. Ей там понравилось. Думаю, она молчит под впечатлением нашей незабываемой прогулки.

–У тебя на все есть ответ, – сказал Кит. – Не понимаю, как это я тебя еще терплю?

– Просто ты влюблен в мою сводную сестру Белинду.

– Безнадежная затея. Я почти год не встречался с ней.

– Не волнуйся, мои родные скоро вернутся.

– После долгого путешествия Белинда, наверно, похудела, подурнела и стала сварливой занудой, – размышлял вслух Кит.

–Она же дочь моей несравненной мачехи Джулианы, – напомнил Оливер. – Неужели ты думаешь, что такая девчонка может подурнеть?

– Иногда я мечтаю об этом. В противном случае ухажеры тут же слетятся на нее как мухи на мед, и она не обратит внимания на меня.

– Если ты так думаешь, то битва проиграна, еще не начавшись. – Оливер вдруг замолчал. – Похоже, там на дороге застряла карета?

Ларк обернулась в седле.

– Вы бы заметили ее раньше, если бы не занимались пустой болтовней с мистером Янгбла-дом.

– Ах, госпожа Ехидство, – с улыбкой сказал Оливер, – когда-нибудь вы прогрызете бедного мужа до самых костей.

И Оливер проскакал вперед, чтобы взглянуть на незадачливых путешественников.

Вместительная карета явно направлялась к городу. Однако вместо крепких деревенских лошадок в нее была впряжена пара изящных коней дляверховой езды. Любопытно. Похоже, они переехали мост и завязли в грязи у обочины.

–Привет! Вы застряли? – крикнул Оливер, заглядывая в маленькое квадратное окошко. Он вытянул вперед руки, показывая, что у него нет оружия. Ответа не последовало.

Оливер, нахмурившись, оглядел лошадей. Они явно не годились для упряжки.

– Эй! Есть там кто живой? – Оливер переглянулся с Китом.

Дверца кареты с шумом распахнулась. Высунувшийся оттуда клинок чуть не задел его. Оливер мгновенно спешился, на ходу вытаскивая шпагу. Кит последовал его примеру.

К большому раздражению Оливера, Ларк не осталась в седле, как поступила бы любая разумная женщина. Вместо этого она спрыгнула на землю и кинулась к карете. Оттуда выскочили трое мужчин в поношенных мундирах. Судя по суровому выражению их лиц, они приготовились сражаться насмерть.

Оливер парировал удар высокого бородатого мужчины и увернулся от выпада. Ответом ему послужил молниеносный взмах шпагой, задевшей камзол.

Оливера охватило пьянящее чувство восторга. Кровь вскипела в жилах. Предвкушение битвы, брошенный ему вызов, опасность, риск – все это возбуждало его.

– Неплохо, – сказал он своему противнику, – как я и надеялся.

Он обожал дух сражения. Кто-нибудь со стороны мог назвать это мужеством, но Оливер слишком хорошо знал себя, чтобы согласиться на эту похвалу. Все дело в том, что умереть во время поединка на шпагах куда как привлекательней, чем задохнуться в своей постели.

– Защищайся, навозная куча, – весело крикнул Оливер.

Солдат с угрожающей быстротой сделал выпад. Оливер довольно хмыкнул.

– Кит! – крикнул он. – Как дела?

За его спиной послышалось недовольное ворчание, потом звон шпаг.

Оливер сражался блестяще. Противник сделал низкий выпад. Оливер, словно танцовщик, перепрыгнул через его шпагу. Воспользовавшись тем, что солдат на мгновение потерял равновесие, Оливер без труда выбил шпагу из его рук и молниеносно выхватил кинжал...

– Милорд, разве вы не христианин? – раздался рядом с ним укоризненный женский голос. – Убивать грешно.

Воспользовавшись заминкой, солдат отскочил в сторону и, спрятавшись за спиной Ларк, схватил ее рукой за горло.

– Только шевельнись, и я сверну ей шею, – прохрипел он и, нагнувшись, подобрал упавшую шпагу.

– Только не причини вреда девчонке, – прокричал ему другой нападавший.

В это мгновение Ларк с силой наступила острым каблуком на сапог бородатого негодяя. Одновременно ее локоть нанес точный и сильный удар в пах. Солдат сложился пополам и несколько минут не шевелился. Затем, обхватив себя руками, прихрамывая и приседая, побежал в лес за дорогой.

Раненый противник Кита к этому времени с трудом вскочил на одну из лошадей и ускакал прочь.

Оливер кинулся к третьему противнику. Тот побежал к оставшейся лошади, но тут дорогу ему преградила Ларк. Она вцепилась в одежду солдата, но тот с силой оттолкнул ее, вскочил на лошадь и ускакал вслед за своим сообщником.

– Ларк! – Оливер подбежал к девушке. Она походила на птичку со сломанным крылом. – Боже мой, Ларк! Ты ранена... – Внезапно Оливеру стало трудно дышать. Неужели начинается приступ?! Боже, только не сейчас.

Он увидел, как Ларк неуверенно поднимается на ноги. Кит наклонился и что-то подобрал с земли. Ларк заговорила, но из-за шума в ушах Оливер не слышал ее.

– А-а-ах, – вырвалось из его измученных легких, и он рухнул на землю, раскинув руки и хватая пальцами воздух.


3

– Я никогда раньше не останавливалась в гостинице, – призналась Ларк.

Они сидели в большой чистой комнате. Оливер прислонился к большому сосновому столу, чтобы не рухнуть на пол от боли, и смотрел на Ларк. Было в ней что-то неуловимо прекрасное, проникающее в душу. Хотелось нежно обнять ее, попробовать вкус ее губ...

Кит опустился на лавку рядом с Оливером, которому все еще было очень плохо. Сам Кит был ранен. Стиснув зубы, он протянул руку Ларк, и та начала промывать ему рану.

«Старый верный дружище, – с нежностью подумал о Ките Оливер. – Всегда рядом со мной в трудную минуту».

– Как это случилось? – спросила Ларк Кита, выжимая тряпку над тазиком.

– Я попытался выбить шпагу из руки противника, но у него оказалась более крепкая хватка, чем я предполагал.

– Попытайся избежать сражений в течение ближайших дней, Кит. Может быть, рана успеет зажить.

– Интересно, черт побери, что нужно было этим негодяям, – вслух размышлял Кит. – Онидаже не пытались нас ограбить. Спасибо. – Кит прижал забинтованную руку к груди. – Сейчас я чувствую себя намного лучше. Но все же хотелось знать, чего ради эти заблудшие души накинулись на нас, как бешеные псы. Да, кстати... – Он залез здоровой рукой в отворот сапога и вытащил оттуда монету. – Они обронили вот это. Похоже, серебро. Старый шиллинг?

–Нет. – Оливер с трудом наклонил голову, пытаясь прочитать надпись на серебряном кружочке. – Оео Гауепе.

– С божьей любовью, – перевела Ларк и виновато опустила голову.

Оливеру показалось, что она что-то знает, но не говорит.

– Кто это был, Ларк? – потребовал ответа Оливер.

–Не знаю. – Ларк дерзко задрала подбородок и уставилась на Оливера.

–Я возьму ее с собой и наведу справки, – сказал Кит и вышел из кухни.

– Наконец-то одни, – вздохнул Оливер. Ларк закатила глаза:

– Снимайте камзол и рубашку. Оливер оживился:

– Мне нравятся женщины, которые знают, чего хотят.

–Мое единственное желание – посмотреть вашу рану. – Ларк указала на темное липкое пятно, проступившее сквозь ткань.

Может быть, это следы твоего острого язычка? – предположил Оливер.

–Если бы я могла наносить такие раны, милорд, вы бы давно оказались в больнице. – Ларк похлопала по крышке стола. – Сядьте сюда, чтобы мне не приходилось наклоняться.

Оливер подчинился. Ларк осторожно вытащила шнурки, соединяющие рукава с камзолом, обнажив загорелые мускулистые руки.

–А теперь камзол, – сказала Ларк. – Помочь?

– Заманчивое предложение. Прикосновения ее рук были легкими и нежными, как касание птичьего перышка. От нее исходил тонкий приятный запах, не духов, не масла, а чего-то особенного и прекрасного. Она все больше нравилась Оливеру.

–Интересно, почему ты помешала мне убить того паразита?

Ларк распахнула его камзол.

– Вы не убийца, милорд.

– Откуда ты знаешь?

–Интуиция подсказывает мне, что вы никогда никого не убивали и что вам будет больно, если это случится. Вы не лишены сострадания.

– Сострадания? – Камзол упал на стол. – Я всего-навсего наглый и грубый распутник. Негодяй, на котором клейма негде ставить.

– Негодяй, который падает в обморок сразу после сражения?

Значит, она приняла его приступ астмы за обморок? Рассказать ей правду или оставаться в ееглазах трусом? Или, может быть, хуже, чем трусом, – нервным, изнеженным, слабым человеком. Следующие слова Ларк рассеяли все сомнения.

– Милорд, я не считаю вас трусом.

– Спасибо и на этом, – пробормотал Оливер.

– Ваше поведение сегодня доказало ваше мужество. Для того, кто любит сражения, участие в них не является признаком храбрости. Но тот, кто ненавидит их, вступает в новую битву как герой.

– Не стану спорить. – Ее предположение понравилось Оливеру. Если уж говорить начистоту, то он обожал фехтование и добрую драку. Но пусть думает, что ради нее он собрал свою волю в кулак и принял бой.

– Вам будет больно, – предупредила Ларк. – Рубашка прилипла к ране.

Она осторожно потянула за ткань. Оливер почувствовал горячее жжение – видимо, вновь пошла кровь. Ларк сняла с него рубашку и испуганно вскрикнула.

– Обожаю, когда женщина кричит при виде моей обнаженной груди, – пошутил Оливер.

Ларк сделала вид, что не слышала его шутки.

– Ничего страшного, просто идет кровь. Промой, забинтуй, и я буду как новенький.

Ларк заставляла себя думать только о ране, но Оливер был так красив, так прекрасно сложен, что она на какое-то мгновение замерла в восхищении.

Однако Оливер оказался прав. Рана поверхностная и быстро заживет. Толстый камзол неплохо защитил его от шпаги противника.

– Вот и все. – Ларк помыла руки в тазике, потом взяла сложенную тряпицу и прижала к ране. – Подержите ее, а я забинтую.

– С удовольствием.

Он был самым обходительным мужчиной из всех, кого она знала. Возможно, из-за этого его и выбрал Спенсер.

– Мне придется как следует забинтовать рану, чтобы не слезла повязка.

– Я в твоем распоряжении.

Это оказалось самым трудным, потому что ей пришлось наклониться ближе, а когда она перекладывала бинт из одной руки в другую, то практически прижималась щекой к его груди.

Ларк чувствовала тепло его кожи. Слышала биение его сердца. Вдыхала упоительный аромат мужчины.

За один день она увидела и услышала больше, чем за предыдущие девятнадцать лет, и ее смущал водоворот ощущений, который вызывал в ней этот невозможный, возмутительно красивый мужчина.

Ей нравилась жизнь в Блэкроуз-Прайори. Тихие часы занятий науками. Молитвы. Спокойный ритм домашней работы. Безопасность. Уединенность.

Один день с Оливером де Лэйси вырвал ее из этого надежного кокона.

– Ларк? – прошептал он. Его дыхание щекотало ей кожу.

– Да? – Ларк оборвала свои размышления.

– Моя дорогая, ты буквально спеленала меня по рукам и ногам. Я, конечно, не против игр с ленточками в некоторых ситуациях, но сейчас, мне кажется, вполне достаточно нескольких ярдов бинта.

Ларк, тряхнув головой, отступила назад и взглянула на Оливера. Он был похож на капусту. Ларк невольно хихикнула и начала поспешно убираться. Сложила остатки бинта, потом взялась за тазик с водой.

– Я еще не поблагодарила вас и Кита, милорд, за то, что вы ради меня претерпели столько волнений.

– Это я должен благодарить тебя.

– За что? – искренне удивилась она.

– Ты помешала мне убить человека. Правда, он был негодяем, но мне не хотелось бы иметь его кровь на своей совести.

– Моя глупость чуть не стоила вам жизни. Я позволила ему схватить себя.

– Но ты сражалась как тигрица, Ларк. Немногие женщины могут похвастаться таким мужеством. – На его губах заиграла ленивая улыбка. – Когда я вспоминаю выражение лица того бедолаги... Он не ожидал, что его одолеет такая малышка, как ты.

Ларк никогда не слышала так много похвал всвой адрес. Оливер же, казалось, был искренне восхищен ею.

– Как ты думаешь, почему главарь этих разбойников настаивал, чтобы тебе не причинили вреда? – Оливер потянулся за рубашкой.

Ларк виновато опустила голову. Увидев найденную Китом монету, она сразу поняла, чей приказ выполняли убийцы. Засада на пути в Блэкроуз-Прайори не была случайной. Этих беглых солдат послали, чтобы остановить их.

– Я не ожидала, что все так обернется, – тихо сказала она.

Оливер накинул рубашку на плечи и, морщась от боли, попытался вдеть руку в рукав. Ларк поспешила ему на помощь.

Когда их руки встретились, Ларк вдруг почувствовала такую удивительную нежность, что чуть не расплакалась. Она затаила дыхание и взглянула на Оливера.

Он чувствовал то же самое! Она поняла это, увидев его потрясенное лицо. Они едва знали друг друга, но уже не были чужими. Ларк нравились его морщинки, разбегающиеся от уголков глаз, когда он улыбался. Она знала, как он слегка вскидывает бровь в знак удивления. Помнила тепло его рук.

– Оливер? – неуверенно произнесла она.

–Ш-ш-ш. – Он откинул прядь волос с ее щеки. – Пусть слова не мешают.

– Не мешают чему?

– Вот этому.

Оливер слегка раздвинул колени, чтобы Ларк могла удобно прижаться к нему, и поцеловал ее. Ларк испуганно замерла.

Так продолжалось всего несколько секунд, а потом вдруг произошло нечто удивительное. Где-то глубоко внутри ее медленно зародилось тепло, которое затопило все ее тело.

Она отдалась ощущениям и полностью растворилась в них. Не отдавая себе отчета, Ларк коснулась его груди, затем обняла его за шею. Его великолепные золотистые волосы на ощупь действительно оказались именно такими, какими и казались, – мягкими и шелковистыми.

Его поцелуй был осторожным и нежным. Он легко прикоснулся губами к ее губам, смягчая и увлажняя их, пока они не раскрылись. Затем он провел языком по ее нижней губе. Шок пробудил ее от сладостного, вызванного поцелуем сна.

– Прекратите! – Ларк отпрянула и... неожиданно запуталась в рукавах его рубашки. Пытаясь высвободить руку, она дернулась, и белая тонкая ткань с треском лопнула.

Сгорая от стыда, Ларк отскочила назад, глядя на Оливера так, словно совершила тяжкий грех, поддавшись его обаянию.

Оливер же выглядел довольным.

– Не изображай из себя правоверную пуританку, моя дорогая. Я могу подарить тебе намного больше, чем просто поцелуй.

Просто поцелуй? Люди целуются при встречеи прощаясь, когда поздравляют с праздником или встречают друг друга после молебна.

Но не так, как только что поцеловал ее Оливер де Лэйси.

Не так, как она сама поцеловала его в ответ.

Это был греховный поступок, – сказала она, обхватив себя руками и едва ли не ожидая, что сейчас ее насмерть поразит удар молнии.

Оливер хмыкнул:

– Как это грустно, что ты не можешь отказаться от своих строгих пуританских принципов, моя милая Ларк.

– Ты порочный человек.

– А ты тошнотворно порядочная женщина. Неужели тебе не надоела такая праведная жизнь?

Если бы он только знал! Ее жизнь едва ли можно было назвать праведной.

Она больше не могла оставаться здесь с этим полуобнаженным мужчиной, который смотрит на нее так, словно она одна из его легкомысленных шлюх. Ларк молча развернулась и вышла.

Впервые в жизни женщина оставила его по своей воле. Оливер не мог с этим смириться. Можно подумать, он ее изнасиловал!

– Это же просто поцелуй, – повторил он себе, неуклюже натягивая камзол. – Я же не покушался на ее драгоценную невинность!

Поморщившись от резкой боли в боку, он потянулся к фляге с вином. Наполнив глиняную кружку, Оливер сделал большой глоток.

– Я перецеловал половину всех женщин в Англии, – заявил Оливер, обращаясь к пустой комнате, рядам горшков на полках и железным крюкам над очагом, – но на этот раз все было не так, как обычно.

Держа Ларк в объятиях, он испытал непривычное чувство нежности, желание заботиться о ней и полную уверенность в том, что может быть счастлив только с этой женщиной.

В его постели перебывало много женщин. Но сейчас мысль о том, что в его объятиях может оказаться кто-то еще, кроме скромной, застенчивой Ларк, внезапно стала ему неприятна.

Ему захотелось жить вечно. Или хотя бы достаточно долго.

А именно это, думал Оливер, сделав еще один глоток дешевого вина, и невозможно.

Он вполне философски относился к своей судьбе. Болезнь была частью его жизни, и он принимал как должное, что умрет молодым. Иногда ему, правда, удавалось уговорить себя, что он вылечился, но потом снова возвращались стеснение в груди, удушье, темный проблеск вечности перед глазами и мысли о ранней смерти.

В некотором роде это знание даже помогло ему – он стал более дерзким и откровенным в своих желаниях и менее разборчивым в осуществлении их.

А потом он поцеловал праведную госпожу Ларк с вечно поджатыми губами – самую неподходящую из женщин или самую желанную? – и внезапно ему захотелось жить.

Оливер осушил кружку и с грохотом поставил ее на стол. Бегство Ларк не испортило его хорошего настроения. Ему просто потребуется больше времени, чтобы приручить эту пугливую птичку.

– Я могу заставить ее полюбить меня! – заявил он, обращаясь к пустой кружке.

Но что будет дальше? Ведь если он когда-нибудь и завоюет ее сердце, самой судьбою ему предназначено разбить его.

На следующий день они ехали на север, щурясь от неяркого зимнего солнца. Розоватые облака таяли на вершинах Чилтернских холмов, а по обеим сторонам дороги тянулись бесконечные леса. Сухая замерзшая трава липла к земле.

Ларк держалась очень скованно и старательно глядела прямо перед собой, избегая смотреть на Оливера.

– Вы знали тех людей, госпожа Ларк? спросил ее Кит.

С Китом она могла разговаривать спокойно и заглядывать ему в глаза, не боясь утонуть в них.

– Нет, конечно. Но, думаю, они были посланы, чтобы помешать нам добраться в Блэкроуз-Прайори.

– Неужели?

– Да. Враг Спенсера, должно быть, узнал о его планах.

– А какие планы у этого джентльмена?

– Пусть об этом расскажет сам Спенсер.

– Вы говорите, что у него есть враг. Кто он?

– Винтер Меррифилд. Его единственный сын. Ларк замолчала, глядя, как проплывающее облачко закрыло солнце.

– Сын – его враг?! – вскричал Кит.

– К сожалению, да. – Она вспомнила испанскую монету, которую нашел Кит. – Большего я не могу сказать. Спенсер объяснит вам все при личной встрече.

Пришпорив лошадь, Ларк поскакала вперед. Если она не будет видеть Оливера де Лэйси, то, может, быстрей забудет о том мучительном поцелуе.

Проводив Ларк глазами, Кит бросил на Оливера вопросительный взгляд.

– Что, черт побери, мы тут делаем?

– Может быть, спасаем прекрасную даму?

– Она ничуть не походит на прекрасную даму. Почему она так скрытна?

– Потому что мы парочка негодяев, которым она не доверяет.

– А ты ей доверяешь? Между прочим, из-за нее мы чуть было не распрощались с жизнью.

– А по-моему, все было прекрасно. – Оливер улыбнулся, с удовольствием вспоминая сражение. – Хороший поединок на шпагах всегда горячит мне кровь.

– Я беспокоюсь за тебя.

Оливеркивнулв сторонуих молчаливого предводителя.

– Она тоже горячит мне кровь.

– Как и любое существо в юбке.

– Еще лучше без юбки.

Оливер вновь вернулся мыслями к Ларк. На первый взгляд Ларк вполне соответствовала своему имени – маленькая и невзрачная, как птичка. Но он чувствовал, что за суровой внешностью таилась нежность, а сдерживаемая страсть только и ждала, чтобы ее выпустили на свободу.

– Она особенная...

Кит сдвинул шляпу на затылок и потер лоб.

– Она? Да ты сошел с ума. Только погляди на нее. И эта серая мышка горячит тебе кровь?

– Да. Она не похожа на других. Не очень красива. У нее характер мрачного барсука. Она грызет ногти и цитирует Библию. И все-таки она особенная.

– Она спасла тебя от виселицы. Может быть, это на тебя так подействовало? – хмуро буркнул Кит.

– Тебе не хватает воображения, мой друг. Ты видишь только то, что на поверхности, не понимая сути. Я не обвиняю тебя в том, что ты полюбил мою сестру, но Белинду очень легко любить. Она хорошенькая, у нее прекрасный характер, и она любит тебя.

– Неужели?

– Разумеется, тупая ты башка. Хотя могу поклясться, не за твои мозги.

– И почему я так долго терплю тебя? Чтобы не умереть от скуки. Скажи мне, Кит, как ты можешь изо дня в день возиться со всеми этими юридическими бумагами?

– Эти бумаги приносят мне кусок хлеба. Не все из нас рождены для богатства и лени.

Улыбка Оливера погасла. Иногда ему казалось, что он мог быть лучше, если бы сам зарабатывал себе на жизнь. Правда, подобные мысли посещали его редко и быстро исчезали, стоило ему вспомнить о своей болезни.

Через несколько часов они достигли Блэкро-уз – Прайори. Остановившись на склоне холма, Оливер с одобрением смотрел на поместье неизвестного ему лорда Спенсера. Длинная дорога, изгибающаяся к северо-западу, была ровной, без рытвин и камней. Живые изгороди недавно подстрижены. В ветвях деревьев пели птицы. На пологих холмах паслись овцы.

Они подъехали ближе к дому. Старая, в готическом стиле постройка из камня теплого коричневого цвета была когда-то райским пристанищем для монахов. Перед домом – красивый цветник с фонтанами и вымощенными галькой дорожками.

Выбежавший навстречу Ларк конюх отвесил ей глубокий поклон. Лакеи у входа последовали его примеру.

– Интересно, кто она Спенсеру? – тихо спросил Оливер своего друга, поднимаясь по высоким ступеням.

– Какая-нибудь родственница, – предположил Кит. – Тебе стоит разузнать поподробнее.

– Не думаю, что ей понравятся эти расспросы. Войдя в дом, Ларк остановилась и повернулась к своим сопровождающим. Мраморная белизна ее лица потрясла Оливера. Прошлой ночью, когда они целовались, Ларк была мягкой, теплой и живой. Она совсем не походила на эту чужую женщину с серым каменным лицом, которая стояла перед ним сейчас.

– Подождите здесь. Я попрошу, чтобы вам принесли что-нибудь поесть и выпить. Его светлость примет вас в ближайшее время.

Она повернулась и направилась к низкой двери, но не успела еще выйти в коридор, как в холле с противоположной стороны появился одетый в черный бархат молодой человек.

–Очаровательна, не правда ли? – с иронией спросил он, кивнув вслед Ларк.

– Несомненно.

Оливер быстро оглядел вошедшего. Среднего роста, блестящие черные волосы, острая бородка и приветливая улыбка на лице. Движения грациозные и спокойные.

Оливер мгновенно почувствовал неприязнь к нему, но быстро взял себя в руки и изобразил такую же очаровательную улыбку.

Молодой человек протянул ухоженную белую руку.

– Добро пожаловать в Блэкроуз-Прайори. Я Винтер Меррифилд, виконт Грэнхэм.

И тут Оливер понял, что это и есть тот самый наследник, враг, который послал наемников, чтобы убить их по дороге.

– Вы очень любезны, милорд. Спасибо за ваше гостеприимство, – произнес Оливер, не переставая улыбаться, – мы уже успели почувствовать его на своей шкуре.


4

Винтер Меррифилд подошел к камину и остановился, облокотившись на массивную полку. Длинный, с высоким сводчатым потолком холл, похоже, когда-то служил трапезной. Стены украшали вырезанные из камня фигуры, чьи лица невозможно было рассмотреть под слоем столетней копоти.

– Мы встречались с вами раньше, милорд? – спросил Винтер, внимательно разглядывая висевшие над камином скрещенные шпаги.

– Мы встречались с вашими наймитами, милорд, – отчеканил Оливер.

Винтер повернулся к гостям. На его красивом лице не дрогнул ни один мускул.

– Наймиты? Не понимаю, о чем вы.

Кит посмотрел на Винтера с плохо скрываемым презрением.

–На нас напали, – сказал он. – Госпожа Ларк думает, что это были ваши люди.

– Госпожа Ларк – очень странная особа, – Винтер развел руками. – Она часто становится жертвой собственного воображения. Подозрительная маленькая женщина. Мой отец делает все возможное, чтобы изменить ее, но безрезультатно.

– Она ваша сестра? – задал Оливер давноволновавший его вопрос. При мысли, что Ларк родственница этому холодному типу, по коже забегали мурашки. А вдруг они помолвлены? Он приказал себе не думать о худшем.

Винтер рассмеялся. Его веселье было искренним и странно чарующим.

– Нет.

– Тогда кузина? Воспитанница вашего отца?

– Думаю, можно и так сказать.

–В таком случае вы, вероятно, помолвлены? – с трудом выговорил Оливер.

Винтер расхохотался:

– Милорд, вы так забавны. Ларк не помолвлена со мной, слава богу.

Оливер немного расслабился и сделал вид, что эта тема его не особенно интересует.

Оттолкнувшись от камина, Винтер грациозно подошел к Оливеру и Киту. Его глаза на мгновение дольше, чем требовали приличия, задержались на лице Оливера.

Они не касались друг друга и даже не говорили, но Оливер почти физически чувствовал неприязнь Винтера. Тишина в холле напоминала затишье перед бурей.

– Господа, – на тонких губах Винтера играла улыбка, – я хотел бы спросить о цели вашего пребывания здесь.

Кит сжал руки в кулаки.

– Его светлость сейчас примет вас.

Оливер оглянулся и увидел старого слугу, который делал им знак следовать за собой.

–Простите. – Оливер вежливо поклонился Винтеру.

Винтер ответил таким же учтивым поклоном. При этом его пальцы коснулись рукоятки шпаги.

Оливер нервно мерил шагами спальню Спенсера Меррифилда, графа Хардстафа. Занавеси на высоких окнах почти не пропускали солнечный свет, и длинная узкая комната была погружена в таинственный полумрак. Спенсер только что велел удалиться всем, кроме Оливера.

–Ты мечешься, как загнанныйв клетку волк, – заметил Спенсер спокойно.

Оливер заставил себя замедлить шаг. Эта темная комната, пропитанная запахами тяжелой болезни, напомнила ему первые семь лет его собственной жизни в похожем месте. Только любовь самой удивительной на свете женщины заставила Стивена де Лэйси вывести своего больного сына на свет.

– Я могу открыть занавески? – спросил Оливер.

–Как хочешь. – Спенсер неопределенно махнул рукой. – Врачи утверждают, что солнечный свет губителен для моего здоровья, но я чувствую себя одинаково плохо и ночью и днем.

Оливер отодвинул занавески. Мгновение он любовался видом красивой долины, которую пересекала серебристая лента реки, желто-зелеными полями и лугами.

Затем он повернулся и внимательно посмотрел на человека, который спас его от виселицы и ради которого он оставил все свои развлечения. Дневной свет проникал сквозь оконный переплет, набрасывая черно-золотой узор на вымощенный плиткой пол. Длинные полосы света падали на хрупкого, кожа да кости, старика. У него были всклокоченные седые волосы, резкие черты лица и умные, проницательные глаза.

Он едва ли походил на героя или рыцаря, и все же в нем было что-то из прошлых славных времен. Невольно возникла мысль о могучем уме, который пережил ставшее бесполезным тело.

– Почему вы приказали Киту покинуть комнату, милорд? – спросил Оливер.

– Он нам понадобится позже. Садись.

У Спенсера была очень приятная манера отдавать приказы. Он сразу располагал к себе.

–Я должен поблагодарить вас, милорд, – сказал Оливер. – Вы спасли мне жизнь. Я ваш должник.

–Жизнь невинного человека – достаточная награда для меня, – ответил Спенсер. – И все же я вынужден просить вас о помощи.

– Чем я могу отплатить вам, милорд? Спенсер посмотрел на изножье кровати, гдестоял огромный сундук с висячим замком.

– Возможно, придется нарушить закон. Оливер ухмыльнулся:

– В свое время я нарушил немало законов. Оливера де Лэйси нельзя назвать невинной овечкой. Я действительно принимал участие в мятежах, когда на меня нападало такое настроение.

– Есть люди, которые скажут тебе «спасибо» за это. Дух честного англичанина не должен исчезнуть под каблуками королевских министров-негодяев.

– И я так думаю, – сказал Оливер, радуясь, что в лорде Спенсере нашел единомышленника. – Расскажите мне подробнее о задании.

– Оно опасное и связано с кропотливым поиском нужных документов.

Оливера охватило нетерпение, и он еле удержался, чтобы снова не забегать по комнате. Даже солнечные лучи не развеяли царивший здесь мрак надвигающейся смерти.

–Почему бы вам просто не сказать мне, что от меня требуется?

–Ах, молодость, молодость.—Вголосе Спенсера мелькнула грусть.

– Милорд, – заметил Оливер, – я сгораю от нетерпения. Госпоже Ларк пришлось приложить немало усилий, чтобы найти меня и привезти сюда.

Спенсер схватился за край покрывала, словнособрался встать.

– Ты обидел ее?

Тревога, с какой были сказаны эти слова, поразила Оливера.

– Нет, милорд. Но, должен сознаться, я не сидел дома, ожидая ее визита. Она нашла меня, —тут он понизил голос до шепота, – в таверне на берегу Темзы.

Не самое пристойное место, – фыркнул Спенсер.

–Ларкисключительнопреданавам, милорд, – попытался сменить тему Оливер.

– Разумеется, – сказал Спенсер, – она росла под моим надзором с самого детства.

Спенсер глубоко вздохнул:

–Ты думаешь, я позвал тебя помочь мне? Нет, глупый ты человек. Я позвал тебя, чтобы ты помог Ларк.

– Что он от нас хочет? – поинтересовался Кит.

Они гуляли по парку в северной части старого поместья. Сбросившие листву деревья казались серыми. На пожелтевших лужайках между зарослями дикой ивы высились мишени для стрельбы из лука. Среди кустов виднелся кусок полуразрушенной стены, около нее лежал сломанный каменный пьедестал, на котором раньше возвышалась скульптура неизвестного святого.

–Изменить право наследования поместья, – объяснил Оливер. – Он не хочет, чтобы оно досталось Винтеру.

–Но он же единственный сын. – Кит подобрал камушек и запустил его в мишень. Он угодил точно в центр, пробив дыру в изъеденной непогодой коже. – Если, конечно, его не призналинезаконнорожденным. Был ли брак Спенсера и матери Винтера аннулирован?

– Да, но Спенсер отказывается объявить Винтера ублюдком. – Оливер улыбнулся. – Официально, конечно. По словам старика, Винтеру нельзя доверять. Я так понимаю, что он слишком любит католиков.

– В таком случае отец должен был сам воспитать его в реформаторском духе.

Оливер смотрел, как с деревьев парка взлетают стайки ворон.

Ему нравился Кит. Простой, надежный как скала. Он всегда знал, что правильно, а что нет.

– Думаю, Спенсеру следовало прислушаться к твоему совету, – заметил Оливер, – но у матери Винтера было другое мнение, и она сделала все возможное, чтобы донести его до сына. Она была испанкой.

Одного этого слова оказалось достаточно.

– Служанка королевы?

–Да, одна из фрейлин Екатерины Арагонской. Умерла год назад, но успела отомстить Спенсеру через сына. Ее преданность королеве Екатерине сейчас проявляется в лояльности Винтера королеве Марии. Если он унаследует это поместье, то оно может вернуться в собственность церкви, а может быть, и прямо в руки епископа Боннера. Впрочем, Винтер может передать его и тем монахам, что жили здесь раньше и неизвестно чем занимались.

Кит пожал плечами:

– Боннер. Одна только мысль о нем может испортить хороший денек. Если лорд Спенсер не хочет, чтобы его собственность досталась сыну, то кому же он собирается ее передать? Ларк?

– Да. И он считает, что это простая юридическая процедура.

– Когда юридические процедуры станут простыми, людям больше не нужна будет моя помощь, – фыркнул Кит. – Но почему ты? Почему мы? В Лондоне тысячи юристов, он мог выбрать любого.

– Я спросил его об этом. Оказывается, Спенсер знаком с моим отцом и считает, что я унаследовал от него глубокое чувство порядочности. – Оливер отвесил Киту шутливый поклон.

– Если бы он только знал правду, – расхохотался Кит.

Слова друга вызвали какой-то неприятный осадок в душе Оливера, но он тут же отмахнулся от него.

– Он спас меня от смерти. Сейчас ему нужна наша помощь, и мы ему поможем.

– Мы?

– Ты и я, дорогой Кит.

– Я еще ни на что не соглашался. Оливер скрестил руки на груди. – Ты согласишься.

– Нет!

Зазвучал колокол.

– Пошли ужинать. – Оливер повернул к дому, не обращая внимания на пылкие протесты Кита.

Столовой служила скудно обставленная узкая комната со сводчатым потолком и картинами на стенах. Не слишком уютное местечко.

Но еще более неприветливыми, чем комната, были люди за столом. Особенно Ларк. Обрамленное уродливым чепцом лицо было холодно, как камень. Светло-серые глаза казались пустыми. Губы плотно сжаты.

Оливер быстро пересек комнату и схватил Ларк за руку. Опустившись на одно колено и целуя ее ледяные пальцы, он прошептал:

–Куда же делась та женщина, что силой тащила меня из Лондона?

Он начал бояться, что перед ним не Ларк, а какой-то холодный, похожий на нее двойник. И тут вдруг опять возникло то ощущение сопричастности, что он испытал, когда впервые прикоснулся к ней. Словно вспышка молнии.

Ее лицо дрогнуло, но лишь на мгновение, а потом ледяная маска вновь вернулась на место. Ему очень хотелось спросить, что случилось, почему она ведет себя так странно, но, увы, придется подождать, пока они останутся одни.

Оливер выпрямился, выпустил руку Ларк и поздоровался с Винтером.

– Милорд. – Он слегка поклонился. – Я вижу, вам удалось пробудить в госпоже Ларк все ее самые лучшие качества.

Винтер заговорщицки улыбнулся:

– В таком случае мне лучше быть как можно дальше, когда она решит проявить свои плохиекачества. Добро пожаловать к моему столу. – Он кивнул Оливеру, затем перевел взгляд на Кита.

– К столу вашего отца, – поправил его Оливер с самой приветливой улыбкой. – К слову сказать, лорд Спенсер – очаровательный и весьма достойный господин.

– Лорд Спенсер умирает, – равнодушно заметил Винтер. – Я думаю, он послал за вами, чтобы лишить меня наследства. Я не допущу этого. Давайте есть.

Он сел во главе стола. Оливер метнул многозначительный взгляд на Кита и подвинул стул для Ларк.

– Пожалуйста, садись, – пробормотал Оливер. Винтер усмехнулся:

–Прошу вас простить нашу Ларк. Хорошие манеры ей недоступны.

Ларк даже не моргнула, словно уже привыкла к его ядовитым замечаниям. Не проронив ни слова, она покорно села и сложила руки в молитве.

Оливер с удовольствием смотрел, как небольшая армия хорошо вымуштрованных слуг пришла в действие, снуя туда-сюда через маленькую боковую дверь, которая вела в кухню. На закуску были поданы свежий хлеб с маслом, салат из зелени с орехами и жареная форель.

–Спасибо, Эдгар, —пробормотала Ларк мальчику, который передал ей корзинку с хлебом.

– Мне потребовались месяцы, чтобы научить их послушанию, – заявил вдруг Винтер и, не глядя, протянул руку за хлебом. Он, очевидно, не сомневался, что корзинка будет на месте. Так оно и оказалось. – Думаю, наша милая Ларк делала все от нее зависящее, но этого недостаточно для грубых деревенских увальней.

Он не заметил гнева, который вспыхнул в глазах мальчика-слуги. Оливер улыбнулся.

– Похоже, вы завоевали их своим обаянием, милорд.

Винтер обладал редким даром придавать взгляду остроту кинжала.

– Моя судьба была нелегкой. Спенсер опозорил мою мать и сослал ее в Шотландию. Если мне присуще обаяние, то оно передалось мне не от отца.

Кит, который видел в жизни только черное и белое, поднял к губам бокал и презрительно фыркнул.

Оливеру хотелось бы также отмахнуться от этих слов, но он не мог, так как понимал, что в душе Винтера остались шрамы, нанесенные ему другими людьми. Винтер не выбирал себе мать, чья мораль оставляла желать лучшего, и отца, обладавшего слишком строгой моралью.

– У всех людей нелегкая судьба, – внезапно сказала Ларк и повернулась к Оливеру. – За исключением вас, милорд.

– Вы правы, – сухо сказал Оливер, салютуя ей бокалом вина.

Лакеи внесли поднос с жарким и поставили его на середину стола.

Винтер закрыл глаза и глубоко вздохнул.

– О, каплун! Мое любимое блюдо.

– Лорд Оливер, – внезапно сказала Ларк. – Окажите нам честь и положите себе первому.

Оливер почувствовал себя очень неловко.

– Спасибо, я никогда не ем каплуна.

Ларк с недоумением посмотрела на Оливера.

– И почему же?

– Потому что это кастрированный петух.

Он ожидал, что она будет шокирована его прямотой, но вместо этого увидел в ее глазах смешинки.

–Полагаю, что в таком случае вы никогда не садитесь на мерина? – с невинным видом поинтересовалась Ларк.

– Я седлаю только кобыл.

Вот такая Ларк ему очень нравится. От такой Ларк он просто без ума.

– А вот я не возражаю против каплуна. – Кит отломил ножку птицы и впился в нее зубами. Винтер взял себе другую ножку. Оливер протянул слуге бокал, чтобы тот наполнил его вином.

– Как дела с гобеленом, Ларк? – вполне дружелюбно спросил Винтер.

– Хорошо. – Она даже не повернула голову к нему.

– Разве? – Винтер скептически поднял бровь. – Что-то я не заметил никаких изменений.

–Я и не знала, что являюсь объектом твоих наблюдений.

– Нельзя не заметить, когда женщина пренебрегает своими обязанностями и уезжает в Лондон.

Оливер перевел взгляд с Ларк на Винтера. Какая странная пара. Никакой вежливый разговор не мог скрыть их презрения друг к другу.

– А что ты делал, когда остался один, Винтер? – Голос Ларк был полон ехидства. Сейчас она ничуть не напоминала побитую собаку, как казалось в начале вечера. – Ловил еретиков?

Винтер фыркнул:

– Милая Ларк, у тебя очень своеобразный юмор.

Оливер заметил, как рука Винтера снова сжала рукоятку кинжала.

«Когда Спенсер умрет, – подумал Оливер, – Ларк придется быть очень осторожной с Винтером Меррифилдом».

– Временный закон об опекунах... Предательские оскорбления титулованных особ... Все не то. – Кит нахмурился, листая на длинном столе библиотеки толстую книгу.

Ларк встала коленями на скамейку рядом с ним.

– А это? – Она показала на другую страницу. – «Акт о выплате компенсации и восстановлении права на земельную собственность».

Оливер устало потер глаза. Уже середина ночи, а они сидят в огромной библиотеке Спенсера с захода солнца, копаясь в трактатах и документах.

– Придется ехать в Лондон. – Кит с трудом подавил зевок, от которого закачалось пламя свечи. – Здесь мы ничего не найдем. – Он с грохотом захлопнул огромный талмуд.

– Ох! – воскликнула Ларк. – Ты зажал мой палец! – Она вновь раскрыла книгу.

Оливера внезапно осенило.

–Выплаты...пробормотал он себе под нос. – Восстановление права...

В юности, пытаясь сбежать от скуки светской жизни, он поступил в Кембридж, где слушал шокирующие реформаторские лекции по праву. К несчастью, воспоминания о тех временах включали в себя не столько учение, сколько приятную череду женщин, азартных игр, пирушек и проказ.

– Ищите сами, – бросил Кит. – Я всего лишь адвокат из простолюдинов. К тому же очень устал. – Позевывая, он вышел из библиотеки.

–Он действительно из простолюдинов? – спросила Ларк.

– У его отца есть низший дворянский титул и одиннадцать сыновей. Кит был взят под опеку моим отцом.

Воспоминания вернули Оливера в прошлое. Было время, когда Стивен де Лэйси едва ли признавал существование Оливера. Приемный сын Кит стал заменой родному. Именно он учился охотиться и фехтовать рядом со Стивеном. Но обиды ни на одного, ни на другого в душе Оливера не осталось. Напротив, он восхищался ими обоими.

С трудом вернувшись к действительности, он посмотрел на Ларк. Бледная чужестранка исчезла, уступив место очаровательной девушке. Онастояла на коленях, облокотившись о стол, и вид ее аппетитной попки тут же разбудил в Оливере дьявола. Выбившиеся из-под нелепого чепца волосы мягкими черными волнами обрамляли бледное лицо. Глаза сияли, губы улыбались. Оливер незаметно заглянул за корсаж платья. Высокие округлые груди, кожа словно атлас...

– Ты плохо себя чувствуешь? – внезапно спросила Ларк.

Оливер недоуменно моргнул и заерзал на скамейке. Если не считать некоторого стеснения в паху, он чувствовал себя превосходно.

– Нет. Почему ты спросила?

– Ты как-то странно посмотрел на меня. Оливер весело рассмеялся:

– Ты хочешь сказать – похотливо?

Она опустила глаза в книгу. Что-то подсказывало Оливеру, что она раньше никогда не сталкивалась с похотью.

– Не волнуйся, – сказал он. – Уверяю тебя, я могу контролировать свои инстинкты.

– Надеюсь. – Она забарабанила пальцами по странице. – Я не чувствую опасности в твоем присутствии. Но в то же время ощущаю себя беззащитной, как выпавший из гнезда птенец. – Ее лоб прорезала небольшая морщинка.

Оливер легонько коснулся указательным пальцем кончика ее носа.

– Это потому, что я угрожаю самой уязвимой части твоего тела, моя радость. Твоему сердцу.

Не дав ей возможности обдумать его слова, он продолжил:

– О чем ты так усердно читала?

–О выплате компенсации и восстановлении...

– Точно! – Оливер вскочил на ноги и, склонясь над столом, быстро пробежал глазами страницу.

– Что? – спросила она в недоумении. Оливер подхватил ее под мышки, чмокнул вгубы и, откинув голову назад, расхохотался.

– Ларк, у тебя мозги ученого! – кричал он.

– Этого не может быть.

Оливер перестал смеяться и положил руки ей на плечи.

– Почему же?

–Ну, – она смотрела на него с трогательной серьезностью, – потому что я женщина.

– А как же Элеонор Аквитанская или Перкин Варбек?

– Перкин Варбек был претендентом на трон, – заметила Ларк. – К тому же он был мальчиком.

–Откуда такая уверенность? – Оливер, не удержавшись, провел пальцами по ее щеке. – Ради бога, откуда ты взяла подобную глупость?

Ларк попыталась отвернуться, но он удержал ее.

– Самые ученые мужи нашего времени провели тщательное исследование ума женщины и доказали, что он слабее мужского.

– Ученые мужи когда-то утверждали, что Земля плоская. Ларк, ты только что подсказала мне, как выполнить просьбу Спенсера и лишить Винтера наследства.

– Я?

Радость преобразила ее лицо. Оно стало прекрасным. Он и не подозревал, что она, еще недавно безжизненная и вялая, может стать такой красавицей.

– Восстановление в правах собственности, – сказал Оливер с удовлетворением. – Я бы и не подумал о нем, если бы ты не упомянула. У тебяострый ум, Ларк. – Он улыбнулся ей. – В знак благодарности позволь мне поцеловать тебя.

– Вы уже один раз сделали это, благодарю покорно, – заметила Ларк. – А что дальше?

Оливер не мог оторвать глаз от ее лица. Теплый золотистый отблеск свечи смягчал бледность, подчеркивал изящную форму носа и скул и отражался в бархатистой глубине ее серых глаз.

– Что дальше? – повторил он. – Сейчас покажу. – Он притянул ее к себе, придерживая одной рукой за талию. – Было бы лучше, если бы ты немного расслабилась.

– Милорд...

– Ты должна положить руки вот сюда... – Он взял руки Ларк в свои и заставил ее обнять себя за шею.

– Но...

– И, ради Христа, не разговаривай. Это все испортит.

– Я имела в виду...

Оливер поцелуем прервал ее возражения. Когда они целовались в таверне, он чуть было не потерял голову. Сейчас он хотел доказать себе, что может справиться со своим желанием. Что Ларк ничем не отличается от десятков других женщин. Что ничего особенного в ней нет... Хотел доказать, но не мог. Ларк – особенная. Она – единственная женщина, которая может заставить его чувствовать. Ларк. . .

Оливер вскрикнул от неожиданного удара и разжал руки.

–Зачем ты это сделала?

Ларк посмотрела на свой кулачок.

– Я старалась не задеть рану.

– Я целовал тебя, а ты меня ударила! – Удар по гордости, однако, был куда болезненней.

Ларк сухо улыбнулась. Ее губы были нежными и мягкими, они сводили его с ума. Ему опять захотелось поцеловать бе, но он не осмелился.

– Я тебе не нравлюсь? – Оливер внимательно рассматривал ее лицо, пытаясь увидеть ответ до того, как она произнесет его вслух.

–Если честно, то нет, но Спенсеру нужна твоя помощь. Я предана ему, поэтому терплю все твои выходки. Я спросила, что мы будем делать дальше... но ты неправильно меня понял.

– Если уж выбирать, – сухо сказал Оливер, – я выбрал бы поцелуй. Закон о восстановлении права собственности – смертельная скука.

–Но он поможет нам лишить Винтера права на Блэкроуз-Прайори?

– Ситуация очень сложная, Ларк. Придется попотеть – мне, Киту... тебе.

– Мне? – Глаза Ларк широко распахнулись. Как она очаровательна!

–Да. От наших совместных усилий зависит будущее Блэкроуз-Прайори. Сможешь ли ты работать со мной?

Казалось, ее загипнотизировал его взгляд.

– Да. То есть если надо.

– Надо! – решительно отрезал Оливер.

–Что за удивительное совпадение, – сказал Кит на следующий день. – Целый трактат по закону о восстановлении права собственности у нас под рукой, в библиотеке Блэкроуз-Прайори.

– Очень удобно, – заметил Оливер.

Ларк исподтишка разглядывала Оливера. Солнечные лучи обычно безжалостно высвечивают недостатки людей, но, как она поняла, Оливер де Лэйси был лишен недостатков, по крайней мере в том, что касается внешности. Льющийся из окна свет лишь подчеркивал золото волос и синеву глаз.

Один лишь взгляд на Оливера пробуждал в ней какие-то запретные, скрытые глубоко внутри, непонятные еще ей самой чувства. И, помоги ей небеса, он знал это. Как Ларк ни старалась скрыть свой интерес, Оливер поймал ее взгляд и подмигнул с таким лукавством, что она была готова провалиться сквозь землю.

Приказав себе быть благоразумной, Ларк посмотрела на книгу, которую изучал Кит.

– Неужели это такая редкость?

– Да. Интересно, зачем она лорду Спенсеру? Он проявляет особый интерес к юриспруденции?

«Нет, он сам живет и остальных заставляет жить по своим собственным жестоким законам», – подумала Ларк и тут же отругала себя за эти предательские мысли.

–Не знаю, но его светлость – очень образованный человек. – Ларк старалась не встречаться с ними взглядом. – Лорд Оливер так и не смог объяснить мне, как работает закон о восстановлении права на собственность.

– Просто не видел смысла углубляться в дебри права после полуночи. Это время создано совсем для другого.

Ларк продолжала делать вид, что не замечает его.

– Я хотела бы знать, Кит.

Спокойная готовность Кита удовлетворить ее любопытство стала для Ларк приятной неожиданностью.

–Речь идет о тяжбе. Используя Оливера как третью сторону, я могу доказать, что лорд Спенсер получил поместье незаконным путем. Оливер получит компенсацию за нарушение его прав, а также возможность распорядиться поместьем по своему выбору.

–Оливер? Но он же не имеет никакого отношения к Блэкроуз-Прайори.

– Для достижения наших целей и только на бумаге он является настоящим владельцем поместья.

Ларк не нравилась эта затея. Однако она понимала, что другого выхода нет.

– Надеюсь, лорд Оливер не станет передавать Блэкроуз-Прайори Винтеру Меррифилду.

– Разумеется. Я отдам его тебе, моя прекрасная Ларк. Мы должны выйти в парк и все обсудить, – предложил Оливер. – Сейчас же.

– Зачем выходить на улицу? – подозрительно спросила Ларк.

– Нас никто не должен слышать, – твердо сказал Оливер.

– Он прав, – согласился Кит. – Винтер знает, что мы пытаемся помочь лорду Спенсеру, и мне не хотелось бы снова встретиться с его друзьями.

Оливер коснулся своей раны.

– Я тоже. Ненавижу все эти сражения.

Кит в изумлении уставился на друга, но Оливер, напустив на себя самый строгий вид, поспешно вышел из библиотеки.

Земля вокруг поместья пробуждалась от зимней спячки, на деревьях начали набухать почки. Чувствовалось приближение весны.

Ларк повела своих спутников по тропинке вдоль высокого берега реки. В воздухе пахло речной водой и сухими водорослями.

– Когда Спенсер был здоров, мы часто гуляли здесь, – сказала она, стараясь перекрыть шум ветра и шелест высокой сухой травы.

Ларк хорошо помнила не только сами прогулки, но и нравоучительные лекции Спенсера о морали и смысле жизни. Эти воспоминания были ей неприятны.

Ларк шла по самому краю тропы. Здесь начинался резкий обрыв к реке, а на камнях гнездились голуби.

– Иногда деревенские мальчишки спускаются сюда и воруют яйца из гнезд. Для них это волнующее приключение, – объяснила Ларк.

– А ты пробовала? – спросил Оливер.

– Что ты! – Она оглянулась по сторонам. – Где Кит? Я думала, он пойдет с нами.

– Он отстал. У него много дел – мы же затеваем тяжбу.

Ларк задумчиво смотрела на реку, вблизи освещенную солнцем, вдали теряющуюся в туманной дымке.

–Ты собираешься заявить, что Блэкроуз-Прайори твой и дан тебе во владение после рождения? В этом случае Спенсер выглядит законченным негодяем, ты не находишь?

– Вовсе нет. Он поклянется, что третья сторона...

– Кто это? – перебила Ларк.

– Этого человека на самом деле не существует. Назовем его, к примеру, Мортимер.

– Ненавижу это имя.

– Его же нет на свете, Ларк. Так вот, Мортимер окажет нам большую услугу. – Оливер коснулся ее руки...

– О! – Ларк посмотрела на руку Оливера. Обычная мужская рука. Большая, покрытая золотистыми волосками. Почему же ее прикосновение отзывается в ней теплой волной и заставляет дрожать от желания? Может быть, Оливер де Лэйси владеет черной магией?

Ларк резко отодвинулась.

– Продолжай. Спенсер поклянется, что Мортимер...

– Продал ему поместье. Незаконно.

– Ага. Значит, Спенсер имеет право на компенсацию со стороны Мортимера?

Оливер кивнул. Он небрежно оперся спиной о большой камень и жадным, чувственным взглядом скользил по соблазнительным изгибам ее тела.

–Это должно быть земельное угодье равной ценности.

–Но где этот мифический Мортимер найдет...

Он коснулся ее губ пальцем. Ларк чуть было не застонала от пронзившего ее наслаждения. Ей стоило ударить его побольнее вчера ночью.

– Слушай, дорогая. – Пальцы скользнули по подбородку к выбившимся из-под чепца прядям волос. – На этом этапе наш дорогой Мортимер исчезнет.

Ларк с трудом удержалась, чтобы не прижаться к нему.

– В таком случае его станут искать.

Нежная, понимающая улыбка Оливера стала ответом и на ее слова, и на невольную реакцию ее тела.

Ларк заставила себя отступить на шаг в тщетном стремлении избавиться от его чар.

– Насколько я понимаю, «побег» Мортимера заставит судей признать его виновным.

Оливер шагнул к ней.

– Да.Суд решит, что Мортимер не имел права продавать поместье Спенсеру.

Ларк вновь отступила.

– В результате поместье будет возвращено тебе. Оливер наступал, медленно, но неотвратимо.

Ларк сделала вид, что не понимает его намерений.

– А как же Спенсер? Он имеет право на компенсацию со стороны Мортимера?

– Мы со Спенсером что-нибудь придумаем. – Оливер подходил все ближе. – Я могу оставить поместье себе, а ему выплатить приличную сумму. Или продам поместье тому, кого укажет Спенсер. Неважно. Главное, оно не достанется Винтеру.

– Это хладнокровное мошенничество. – Ларк отодвинулась как можно дальше.

Оливер потянулся к ней, она сделала еще один шаг к обрыву и, прежде чем она успела испугаться и закричать, оказалась в его объятиях. Он с такой силой дернул ее на себя, что они оба чуть не упали.

Ларк стояла, прижавшись щекой к его груди.

Хотелось, чтобы это мгновение длилось вечно, но Оливер взял ее за руку и повел по каменистой тропе назад к дому. Внезапно он остановился и повернулся к Ларк, с улыбкой наблюдая, как ветер треплет ее роскошные волосы.

– Клянусь тебе, – прошептал он ей на ухо, – я не так страшен, чтобы бросаться от меня с обрыва.


5

Спенсеру план очень понравился.– Оливер и Кит не сомневаются в успехе, – сказала Ларк.

–Я не ошибся в выборе, – пробормотал Спенсер себе под нос.

Не вполне понимая, что он имел в виду, Ларк зачерпнула ложкой бульон из бычьего хвоста с морковью и поднесла ему ко рту.

– В каком выборе?

–Они умные и добрые молодые люди, – Спенсер отвернулся от следующей ложки бульона, – которым знакомо слово «честь».

– Кит Янгблад – да.

Ларк ждала подходящего момента, чтобы заставить Спенсера выпить суп. Спенсер очень ослаб, и если бы она не кормила его, то он бы не ел вообще.

– А лорд Оливер? – внезапно спросил Спенсер.

–Пустозвон, —презрительнофыркнула Ларк. – Типичный знатный бездельник.

–Ты слишком резко судишь о нем, – тихо заметил Спенсер. Он никогда не повышал на нее голос.

Ларк вспыхнула, как порох.

– Могу поспорить, Оливер помогает нам только потому, что мы спасли его от виселицы. Как только он решит, что долг оплачен, тут же вернется домой...

С внезапным беспокойством она вспомнила о зашифрованном послании, что было спрятано в потайном поясе. Она еще не решила, стоит ли рассказывать о нем Спенсеру.

– Он не пустозвон, – сказал Спенсер. Тогда повеса! А может быть, негодяй, —предположила Ларк.

Спенсер поднял дрожащий палец, заставляя ее замолчать.

– Нельзя говорить о людях с такой злобой. Это не похоже на тебя, Ларк. А главное – ты ошибаешься.

– Неужели?

–Под внешностью повесы бьется сердце достойного человека. Придет время, и ты поймешь это.

У Ларк защемило в груди. Это время наступит уже после смерти Спенсера – он угасал прямо на глазах.

– Какая разница, что я думаю о нем? – спросила она уже спокойней, предлагая Спенсеру еще одну ложку бульона.

Спенсер сделал несколько глотков, потом опять отвернулся.

– Довольно. Я устал.

Они со Спенсером жили под одной крышей почти двадцать лет. Когда он уйдет, в жизни образуется зияющая пустота, которую вряд ли ей удастся когда-нибудь вновь заполнить. Будущее, которое всегда виделось ей ясным и определенным, сейчас стало пугающе размытым и пустым.

Положив ложку, Ларк, в тщетной попытке успокоиться, взялась за шитье. Это тоже не помогло. Тогда Ларк достала из потайного кармана зашифрованное послание.

– Спенсер?

– Еще одна жертва Боннера, которую ты хочешь спасти? – вздохнул Спенсер.

– Да.

– Будь осторожна, Ларк. Мне никогда не нравилась твоя роль в этом деле.

Спенсеру она не понравилась бы куда больше, если бы он узнал о том, что она на самом деле собирается сделать.

– Я очень хорошо управляюсь с разными шифрами, – сказала Ларк. – Этот, например, основан на дне рождения папы римского. Думаю, что писал кто-то из ближайшего окружения королевы.

– Женщина, которая думает в одиночестве, думает о злом, – напомнил ей Спенсер.

Чтобы сдержаться, Ларк даже прикусила язык. Возражать Спенсеру бесполезно, потому что он всегда побеждает в спорах.

– Слава богу, что ты сама не участвуешь непосредственно в освобождении пленников.

Если бы он только знал правду. Но он больнойчеловек, и лишние волнения ему ни к чему. Более того, он мог бы попытаться остановить ее. А на это даже ради Спенсера она бы не согласилась.

Оливер лежал без сна. Он смотрел на полог кровати и морщился, наблюдая игру теней и света в его бархатных складках. Все мысли были о Ларк. Каждый день, прожитый рядом с ней, был наполнен радостью и непреодолимым желанием.

Оливер вскочил с кровати, накинул рубашку, глотнул воды прямо из кувшина и вышел в полутемный коридор.

Здесь было темно и тихо. Ни звука. Он отчаянно скучал по Лондону, по грохоту колясок, шарканью ног и колокольчикам ночной стражи. Это же погребенное среди холмов поместье было тоскливым, как могила.

Каждую ночь Оливер шел по этому коридору и останавливался у двери в спальню Ларк. Долго стоял, не решаясь войти, и возвращался к себе.

Думает ли она о нем или спокойно спит? И почему, ради всех святых, он находит ее такой неотразимой?

Оливер сжал руки в кулаки. Непреодолимое желание обнять ее, прижать к себе, страстно поцеловать победило нерешительность.

Оливер шагнул к двери, тихо нажал на ручку... и вдруг услышал тихий ангельский голосок Ларк, которому вторил хрипловатый мужской голос.

Черт побери эту девицу! У нее есть любовник!

Сгорая от любопытства и дикой ревности, Оливер припал ухом к двери.

– ...раньше, чем мы думали, – говорила Ларк.

Оливер тут же представил ее рядом с любовником: волосы, которые она так старательно прятала под чепец, разметались по его груди, отвратительное платье валяется на полу... – Будь осторожна, – голос показался знако мым. – Ты уверена, что этот лондонский хлыщ ничего не подозревает?

Проклятый нахал! Лондонский хлыщ! Ну, сей час Ларк объяснит ему, кто есть кто!

– Лорд Оливер в полном неведении, – сказала Ларк. – Он каждую ночь берет с собой бутыл ку и напивается до умопомрачения.

Оливер заскрипел зубами, но тут же замер, услышав странный звук, словно затрещали кожаные ремни.

– Осторожно, он слишком тугой, – вскрикнула Ларк.

Оливер покрылся холодным потом. Предательница! Что за извращению она там предается?

– Я уже почти на месте, – ответил ее любовник.

Ларк прошептала что-то невразумительное. Тяжелое дыхание сменилось вздохом облегчения, затем все стихло.

Оливер еще сильней прижался ухом к двери. Внезапно она распахнулась, и он кубарем влетел в комнату и упал на пол. Не поднимаясь, он завертел головой, оглядываясь по сторонам. Колышущиеся занавески, прыгающее пламя свечи и мужчина на подоконнике.

Они накинулись на него, словно стервятники на добычу. Ларк встала коленями ему на грудь, а ее любовник, спрыгнув вниз, схватил его за горло.

Этого он боялся больше всех других пыток. Медленное удушение. Разрывающая грудь борьба за каждый вздох. Глаза Оливера вылезли из орбит, он попытался закричать, но из пересохшего горла не вылетело ни звука.

– Встань, – прошептала Ларк мужчине. Мужчина не пошевелился.

– Ради бога, посмотри на его глаза. У него сейчас будет приступ или что-то в этом роде. Встань!

Руки мужчины разжались. Оливер с силой втянул воздух, затем медленно, болезненно выпустил его наружу. Он посмотрел на Ларк. Одинокая свеча на каминной полке превратила ее бледную кожу в драгоценное золото.

Слава богу, Ларк еще одета – он появился раньше, чем она опозорила себя.

Он улыбнулся, делая вид, что подобное с ним уже случалось не раз.

–Как ты смеешь подслушивать под дверью? Это неприлично!

– А прилично леди принимать по ночам в своей спальне мужчин?

– Нет! – рявкнула она. – То есть да! В общем, не твое дело!

Оливер сел. Любовник Ларк казался ему черной тенью на фоне распахнутого окна.

– Неужели у вас нет стыда, сэр? – обратился к нему Оливер. – Вы хотите уйти, предоставив госпоже Ларк самой защищать свою честь?

– Моя честь никак вас не касается, – возразила Ларк. – Спокойной ночи, милорд. – Она выразительно посмотрела на дверь.

Оливер рывком поднялся на ноги и уставился на мужчину у окна. Ветерок всколыхнул пламя свечи, и он наконец узнал его. Тяжелый подбородок. Пустой рукав.

В темноте своей спальни Ларк развлекала доктора Финеаса Снайпса.

–Он же женат, – презрительно процедил Оливер. – А его жена – ваша подруга, или мне показалось?

Ларк и Спайпс обменялись смущенными взглядами.

И тут Оливер догадался, в чем дело. От радости и облегчения он чуть было не рассмеялся.

– Так это ваше тайное общество?! Самаритяне, если я правильно помню?

Ларк схватила его за рукав.

– Умоляю, не выдавайте нас, милорд.

Ларк умоляет его. Пожалуй, ему это нравится. Оливер с трудом поборол искушение назначить цену за свое молчание. Он только сказал:

– Разумеется, не выдам. Я помогу вам. Ларк опустила руки и с сомнением посмотрела на Оливера.

– Это неподходящее развлечение для человека, который не любит утруждать себя.

– Неужели ты действительно считаешь менятаким?

– У меня нет причин думать иначе, милорд. – Пьере пропал, – тихо произнес Снайпс. – Поэтому я и рискнул прийти сюда.

– Кто такой Пьере? – спросил Оливер.

– Лодочник. Верный человек, который помогал людям скрыться от преследований. Он намочень нужен сейчас, а его, как назло, нигде нет.

– В таком случае я сыграю его роль. – Оливер даже потер руки, предвкушая интересное приключение. – Положитесь на меня.

– Слишкомрискованно, —предупредилСнайпс.

– Я обожаю риск. Так что делал Пьере?

– Помогал людям исчезнуть на время.

–Из Ньюгейта? Никто лучше меня не знает все закоулки этой клоаки.

– Не из Ньюгейта, – прошептала Ларк.

– Из Смитфилда, – сказал Снайпс.

– Ну что же! Нас ждет веселая ночь.

– Вернитесь в постель, милорд, – вполне миролюбиво предложила Ларк.

– Я иду с вами.

–А как же ваше обещание Спенсеру?

– С ним в наше отсутствие поработает Кит. Ларк и Снайпс долго смотрели друг на друга.

Оливеру хотелось схватить их за шиворот и потрясти, чтобы они соображали быстрее.

– Почему вы сомневаетесь во мне? – спросил он. – Ну конечно, я всего лишь легкомысленный аристократ, падкий до развлечений, ведь именно так вы обо мне думаете?

–Разве не так о вас отзываются другие? – спросила Ларк.

– Не следует верить всему, что слышишь.

– Я припомню это в следующий раз, когда вы мне соврете, – парировала она.

– Я нужен тебе, – сказал Оливер самым убедительным тоном. – По крайней мере, нужны мои руки, поскольку ваш лодочник исчез. – Он расправил плечи. – Если я потерплю неудачу в Смит-филде, можешь оставить меня там гореть синим пламенем.

–Мне это не нравится. – Ларк покачала головой.

– У тебя нет выбора, – схитрил Оливер. – Если ты оставишь меня здесь, я могу проговориться и все испортить.

Их молчание послужило ему ответом. Они не хотели рисковать.

Оливер де Лэйси сдержал слово. Он быстро оделся и встретил их на берегу реки. На нем были высокие модные сапоги, черный плащ, шелковая подкладка которого шуршала при каждом шаге. На бедре висела шпага – строгое, элегантное орудие убийства. Он был слишком красив!

– Ты глазеешь на меня уже несколько минут, радость моя, – прошептал Оливер. – Неужели у меня гульфик расстегнулся?

Покраснев до корней волос, Ларк отвернулась. Доктор Снайпс готовился отчалить.

– Вы выглядите слишком роскошно для предстоящей нам грязной работы. Оливер шутливо раскланялся. – Тебя это смущает?

Ларк действительно смущал слишком заметный облик Оливера. Даже в черной одежде и без пера в шляпе он выделялся бы в толпе. И дело не только в росте и светлых золотистых волосах, которые в свете луны блестели, словно нимб.

У него была особенная стать. Весь его облик излучал уверенность и силу, и это не могло не привлечь к нему внимание, особенно женщин.

–Ларк? – донесся до нее из темноты голосОливера.

А его голос! Завораживающий тембр заставлял людей выполнять все просьбы Оливера де Лэйси.

Ларк поморщилась.

– Я не знаю, как сделать вас менее заметным, милорд. Поехали. Нам надо спешить.

Улыбка, которой одарил ее Оливер, была полна неприкрытого веселья. Ларк тут же бросила на него гневный взгляд.

– Не улыбайтесь. Так вы еще заметнее. Он мгновенно посерьезнел.

–Нас ждет очень серьезное дело, – прошипела Ларк, давая волю своему раздражению. – В опасности жизнь невинного человека. Пытаясьосвободить его, мы рискуем головой и попираем все законы. И все это не для собственного удовольствия. Мы совершаем богоугодное дело.

– А если это серьезное дело доставляет тебе удовольствие? – Он лениво обмахнулся шляпой.

Ларк всплеснула руками.

– Если вы не будете вести себя тихо, вас узнают и снова бросят в застенки.

Его смех рассек ночной воздух.

– Едва ли, радость моя. Оливер Дакки умер на виселице в Ньюгейте. Если вы ничем не выдадите себя...

– Этого не случится, – уверил его Снайпс.

– Тогда никто и не вспомнит казненного простолюдина. – Оливер развел руками. – Неужели я похож на того грубого и немытого мужика с дурными манерами?

–Онтакжемногоболтал, —заметил Снайпс. – Милорд, я хотел бы, чтобы вы с большей серьезностью отнеслись к опасности, которая нас ожидает.

Оливер пожал плечами и посмотрел на пустой рукав доктора.

– Как ты получил увечье, Финеас? Снайпс отвернулся.

– Это было давно. Меня сломали.

– Доктор Снайпс... – начала было Ларк.

– Меня сломали, – повторил он громче. Он потряс обрубком руки. – Вот напоминание о тех днях. Снайпс был трусом и предал своих друзей.

– Успокойся. Все это в прошлом. Пора двигаться в путь, – спокойно сказал Оливер.

Ларк позволила ему помочь ей сесть в лодку. Как всегда, его прикосновение наполнило ее теплом, у нее перехватило дыхание и приятно заныло внизу живота.

Она пыталась не смотреть на Оливера, пока он снимал плащ и натягивал пару блестящих кожаных перчаток. Но вот он взялся за весло, и Ларк невольно залюбовалась его уверенными, мощными движениями.

Повернув голову, Ларк посмотрела на доктора, который сидел у руля. Молчаливый и скрытный, он редко говорил о себе откровенно, как несколько минут назад. Казалось, он тоже проникся симпатией к Оливеру де Лэйси.

Лодка достигла середины реки, когда Оливер нарушил молчание:

– Расскажите мне о человеке, которого мы будем спасать. Об этом Ричарде Спайде.

Ларк взглянула на доктора Снайпса. Могут ли они довериться чужаку? Снайпс пожал плечами. Оливер, казалось, почувствовал их нерешительность.

– Вы можете рассказать мне только то, что уже и так всем известно. Если беднягу собираются сжечь в Смитфилде, значит, он известная личность.

– Ричард Спайд распространяет идеи Реформации, – сказала Ларк. – Он молод, очень образован, блестящий оратор. Может убедить целыегорода отказаться от дьявольского католического учения.

Оливер одарил Ларк долгим взглядом, и она поглубже натянула на голову капюшон, чтобы скрыть смущение.

– Неужели дьявольские прегрешения католической церкви намного серьезней, чем поступки некоторых аристократов, которые под шумок о Реформации разграбили церковные сокровища?

Лодка подпрыгнула на порогах, и Ларк схватилась за борт.

– Ричард Спайд не обогатился на своих убеждениях. Он проповедует, что вера – и только она одна – может спасти человека. А вовсе не плата за индульгенции, не обряды или пышные церемонии. Только вера. Это так просто. Вы не находите, милорд?

– Значит, если человек верит в бога, то он обязательно попадет на небо? Даже такой грешник, как я? – спросил Оливер.

– Сложно сказать, – призналась Ларк. – А вот советники королевы приходят от всего этого в ужас.

Оливер тихо рассмеялся.

– Значит, эту самую веру епископ Боннер считает ересью?

– Вы угадали.

– Почему же вы только сейчас решили спасать этого «святого»?

– Мы не знали, что он арестован. А когда узнали, то долго не могли определить, где его держат, потому что самых опасных арестантов перевозят с места на место, чтобы народ не мог освободить их.

Лодка двигалась очень быстро. Любой другой лодочник уже давным-давно начал бы жаловаться на усталость и мозоли на руках, но Оливер продолжал грести. Все так же уверенно и быстро.

На горизонте появилась первая светлая полоска. К запаху воды прибавилась вонь нечистот. Они приближались к центру города. На берегу темным силуэтом поднялся собор Святого Павла с разрушенной во время пожара колокольней, а также башенки и флюгера знаменитых особняков Стрэнда, включая Сент-Джеймский дворец – любимое место королевы в Лондоне. В розоватой дымке утреннего тумана показались контуры Тауэра.

– У меня был брат по имени Ричард, – внезапно сказал Оливер. – Все его звали Дикон.

Ларк внимательно вслушивалась в его низкий, волнующий голос.

– Дикон, – повторил Оливер. Его голос стал трогательно грустным. – Мы так и не встретились. Он умер до моего рождения.

– Милорд, мне так жаль, – прошептала Ларк и, повинуясь внезапному порыву, коснулась его колена рукой. – Я уверена, что вы бы подружились.

Наверное, это хорошо, когда у тебя есть братья или сестры. Она никогда не узнает этого, таккак росла в одиночестве, оторванная от других детей.

– Да. – На лице Оливера мелькнуло странное болезненное выражение. – Клянусь богом, я хотел бы познакомиться с ним.

У Ларк сжалось сердце, ей захотелось обнять Оливера, прижать его голову к своей груди и утешить.

И в это мгновение сквозь тучи выглянуло солнце, украсив Оливера пылающим ореолом. Он стал похож на ангела, чистого и непорочного, слишком совершенного, чтобы быть настоящим. У Ларк задрожали руки, а к горлу подкатил комок.

– Оливер, – беспомощно прошептала она. Он глянул на ее руку, что лежала у него на колене. В его глазах на мгновение вспыхнул дьявольский огонек.

– Мне кажется, – обратился Оливер к доктору Снайпсу, – по отношению ко мне леди явно сменила гнев на милость.

Ларк резко отдернула руку.

Ваша самоуверенность переходит всякие границы, сэр.

– Так же, как и мое терпение, когда речь идет о тебе.

Ларк обхватила руками колени и отвернулась.

– Почти приплыли. – Она бросила взгляд на доктора Снайпса. – Мы никогда раньше не были в Смитфилде.

Снайпс нервно поправил высокий воротник.

– Здесь все не так, как в Ньюгейте. Гораздо больше людей. Королева издала указ, чтобы присутствовали члены Совета. Кроме того, будут церковники, городские власти и многочисленная охрана.

– Редкостный набор, – заметил Оливер. – Не забудьте о попрошайках и карманниках...

– Должен быть один палач и его помощник, – сказал Снайпс.

– А он берет взятки?

– Разумеется. Они все берут. Но сделать могут немного. Разве что намочить растопку или зажигать ее против ветра. Человека они не спасут, а только продлят его мучения.

– Или сохранят жизнь, если вмешаются спасатели, то есть мы. – Оливер улыбнулся. – Так как мы собираемся спасать Ричарда Спайда?

Ларк выжидающе посмотрела на доктора Снайпса, но тот надул щеки, поправил шляпу и сделал вид, что слишком занят рулем.

Ларк повернулась к Оливеру.

– Мы еще не знаем.

– В таком случае предоставьте это мне. – Оливер подмигнул ей.

Он просто излучал уверенность, и Ларк почув-ствовала, что его энтузиазм передался и ей. Казалось, Оливера привлекает именно опасность. Он был готов пожертвовать жизнью ради незнакомого ему борца за истинную веру, однако Ларк не сомневалась, что, как только дело станет для него скучным, он тут же умоет руки.

Вытащить приговоренного к смерти из Смит-филда было вызовом, перед которым Оливер не мог устоять. Для него это – забавное приключение. Возможность потешить свою мужскую гордость.

– Ты когда-либо видел, как сжигают на костре? – спросил доктор Снайпс.

Оливер равнодушно пожал плечами.

– Это не самое мое любимое развлечение. Наверное, соберется большая толпа?

– Да. Придут все, от булочников до шлюх и цыган.

– Цыгане? – Глаза Оливера зажглись.

– Разумеется, – сказал Снайпс. – Здесь для них раздолье.

– Столько кошельков, – мечтательно пробормотал Оливер.

В его голосе Ларк услышала странные нотки. Нет, она никогда не встречала человека, хоть немного похожего на Оливера де Лэйси! В ответ на ее пытливый взгляд он весело улыбнулся.

Они остановились у моста Брайдвел. Из травы и соломы Оливер соорудил какой-то странный знак, отказавшись объяснить свои действия, и сказал только, что это часть его плана.

Затем они чуть ли не бегом двинулись на север, к Смитфилду. На площади, около церкви Святого Варфоломея, собралась огромная толпа. Лица людей были суровы, глаза горели в предвкушении ужасного зрелища. Людское море, затопившее всю площадь, бурлило и шумело.

Ларк остановилась, приоткрыв рот от удивления. Оливер снял шляпу, провел рукой по волосам и пробормотал:

– Вот дьявольщина.

– Я никогда не видела такой толпы, – прошептала Ларк.

– Мой отец частенько бывал здесь на лошадиных торгах. Думаю, они собирали и больше народу, – ответил Оливер, пожимая плечами.

– У нас ничего не выйдет, – уныло произнес доктор Снайпс. – На этот раз судьба против нас. Мы не сможем освободить Ричарда Спайда.

Ларк была в отчаянии. Она знала Ричарда Спайда по его трактатам. Этот человек был одарен свыше. Его мысли были так просты и чисты. Только вера приводит человека к богу! Тольковера!

И за это католики приговорили его к смерти.

– Нельзя допустить, чтобы они убили его. – Встав на цыпочки, она увидела только верхушки черных от сажи кольев. – Да еще таким способом! – Она вся дрожала.

Оливер обнял ее рукой за плечи.

– Я же сказал, что помогу тебе. – В его голосе чувствовалась уверенность человека, который знает, что делает, и не смирится с неудачей.

Снайпс вытер со лба пот.

– Мы даже не сможем подойти ближе. Он погибнет, прежде чем мы пробьемся сквозь толпу.

Бой барабанов зловещим эхом отозвался в ушах Ларк. Группа молящихся священников сопровождала повозку с клеткой. Пленника везли на казнь.

Вдруг Оливер, сложив руки рупором у рта, громко крикнул:

– Помиловать!

– Что вы делаете? – прошипела Ларк. – 'Нас не должны видеть и слышать...

– Помиловать! Помиловать! – подхватили в толпе. – Отпустить его! Помиловать!

Оливер поклонился, взмахнув плащом.

– Вот видишь. Люди – наши сообщники, а не враги.

– Ты слышал всего лишь несколько голосов из тысяч, – сказала Ларк. – Остальные взбунтуются, если их лишить такого зрелища.

– Они и так взбунтуются.

Они пробирались сквозь толпу, но Оливер, казалось, был мыслями далеко от Ларк.

– Вы должны держаться как можно ближе к кострищу, чтобы помочь пленнику бежать, когда я дам сигнал.

– Бежать? – с сомнением повторил Снайпс.

–Какой сигнал? – спросила Ларк, прислушиваясь к монотонному бормотанию священника.

– Думаю, что сигнал не понадобится. Просто подожди, пока начнется плач и вой.

– Откуда ты взял, что будут плач и вой?

– Уверяю тебя, они будут.

Оливер указал на раскрашенные фургоны, подкатившие к площади. Они со скрипом остановились, перегородив узкий проход на Пай-Корнер и аллею Гроба Господня. Занавески сзади откинулись, и на землю высыпала группа ярко разодетых цыган, которые быстро смешались с толпой.

– Когда все начнется, – сказал Оливер, – уведите его туда и спрячьте.

– В фургон к цыганам?

– Доверься мне. – Взгляд Оливера был полон нежности и страсти, и Ларк внезапно показалось, что она плывет в облаках.

– Довериться? – с трудом придя в себя, повторила Ларк.

– Я знаю, ты послушная девочка. – Оливер быстро поцеловал Ларк, отчего у нее закружилась голова, и, не обращая внимания на ничего не понимающего доктора Снайпса, растворился в толпе. Ларк заметила, что он машет цыганам, словно они его старые друзья.

– По-моему, стоит прислушаться к его словам. – Ларк подхватила доктора Снайпса под руку. – Это лучше, чем просто стоять и смотреть, как умирает Ричард Спайд.

– По его вине мы все окажемся в тюрьме, – проворчал Снайпс. – Они станут нас пытать. Я не вынесу пыток. Я считаю себя человеком глубоко верующим, но я трус.

Ларк с силой сжала его руку.

Казалось, им потребовалась вечность, чтобы пробраться сквозь стену людей. У Ларк все внутри замирало, когда она замечала алчные взгляды, обращенные к песчаной яме, где будет сожженчеловек. Обычно казнили группами, но Ричард Спайд был «особый» случай. Королева, которую не зря прозвали Кровавой, и ее придворные собирались устроить показательную казнь, чтобы остальным было неповадно идти против их воли.

Проходя мимо церкви Святого Варфоломея, Ларк со Снайпсом увидели сколоченное из досок возвышение, где стояли кресла для именитых гостей. Мелькали темные бархатные одежды, золотые цепи. Лорд-мэр и олдермены соседствовали с членами королевского Совета и некоторыми церковниками.

Присутствие властей и особый статус жертвы невольно помогли Ларк и Снайпсу, так как предшествующие казни церемонии заняли довольно много времени. Одетый в серое священник все еще выкрикивал угрозы вечного проклятия, когда Ларк со Снайпсом пробились в первые ряды зрителей.

Перед ними оставались только стражники, которые стояли, лениво облокотясь на низкий забор.

Толпа внезапно подалась вперед, придвинувшись к ограде, и доски затрещали. Ларк испугалась, что ее могут затоптать или раздавить.

Но тут ее взгляд нашел Ричарда Слайда, и она мгновенно забыла о своем страхе. С босыми ногами, одетый в простую холщовую рубашку, он стоял на покрытой сажей земле, привязанный к столбу толстой цепью.

Один из священников зачитал список ересей Спайда и объявил приговор – смерть через сожжение.

Спайд слушал, гордо подняв голову. Он был молод, но впалые щеки и запавшие глаза делали его похожим на дряхлого старика. Рубашка на исхудалом теле билась под сильными порывами ветра, ноги с распухшими суставами были изранены в кровь.

Ларк вскарабкалась на нижнюю перекладину ограды. Развернувшись, она нашла глазами в толпе Оливера. Он смеялся и флиртовал с молоденькой цыганкой.

У Ларк упало сердце. Неужели она была права, и Оливер де Лэйси гнался лишь за развлечениями?

Цыганка сказала что-то стоящим рядом людям, которые в свою очередь передали это шепотом своим соседям. Ларк с презрением отвернулась.

Ричард Спайд поднял связанные руки.

– Добрые люди Лондона. Сегодня я говорю с вами в последний раз.

Гул толпы стих, люди зашикали друг на друга. Никогда еще Ларк не слышала такого голоса. Этот сломленный человек, наполовину уже мертвый, мгновенно привлек внимание тысяч людей. Словно львиный рык раздался из пасти котенка.

–Мне сказали, что я еретик, – крикнул Спайд.

– Нет! – хором отозвались люди.

– Мне сказали, что я не чту святые дары. И это правда.

Над площадью раздались удивленные выкрики.

– Я не чту святынь, потому что этого не велит Библия.

– Вор! – внезапно раздался крик за спиной Ларк.

Опираясь на плечо доктора Снайпса, она повернула голову. Двое грузных мужчин яростно глазели друг на друга. Ларк увидела, как от них в толпу юркнул маленький цыганенок.

–Я верю только в то, что прочел в Библии, которая является словом божьим, – пророкотал Спайд.

– Мой кошелек! – завизжала одна из женщин и ударила кулаком стоящего рядом юношу. – Ты стащил мой кошелек, проклятый ворюга.

Ларк точно знала, что юноша невиновен. Она видела, как молоденькая цыганка спрятала что-то за лиф платья.

– Он ущипнул меня, – возмутилась пухлая матрона. Ее муж схватил за грудки пожилого мужчину и принялся его трясти. Стоящий рядом старый цыган с длинной бородой уставился в небо, всем своим видом олицетворяя невинность. Люди вокруг разразились потоком ругани.

– Я виновен! – кричал Ричард Спайд. – Виновен в том, что верю в бога, каким он предстает перед нами в Библии.

– Пусть наступит правосудие! – раздался криксо стороны возвышения с почетными гостями. Палач в капюшоне поднес горящий факел к соломе и щепе, что лежала охапками у основания столба. Его помощник установил рядом мешочки с порохом. Им приходилось использовать их, чтобы быстрее разжечь огонь.

– Лови вора! Держите толстяка в синем! Палач и его подручный остановились, так и не донеся факелы к растопке. Они неуверенно переглянулись.

Если это ересь, тогда я еретик! – Голос Спайда тонул в яростных воплях толпы.

Взгляд Ларк привлекло какое-то движение в дальней части площади. «Оливер де Лэйси забрался на цыганский фургон и махал руками, чтобы привлечь ее внимание. На его лице играла улыбка.

Беспорядки в толпе, вызванные проделками цыган, были, очевидно, его рук делом. Ларк невольно улыбнулась в ответ. Ей надо было доверять Оливеру – подстрекательство к бунту было его любимым занятием, из-за него он и попал в Ньюгейт.

– Доктор Снайпс, – позвала она, спускаясь с изгороди. – Я думаю...

В нее с громким криком врезался мужчина. На него в свою очередь сзади напирала разъяренная толпа. Началась паника.

Ларк потянулась к доктору Снайпсу, но в это мгновение между ними вклинилась добрая дюжина людей.

И тут Ларк испугалась. Она услышала треск. Деревянная изгородь тяжко застонала под тяжестью сотен тел. Через секунду планки сломались. Ларк кинулась вперед и, к своему удивлению, обнаружила, что стоит у самого края кострища рядом с осужденным на казнь Ричардом Слайдом.


6

Вооруженные солдаты бросились вперед, стараясь обуздать толпу, но люди напирали, давя и сминая друг друга. Через мгновение изгородь вокруг места казни рухнула.

Палач, непрерывно ругаясь, отошел назад. Загорелый до черноты цыган быстро выхватил из его рук факел. Искры упали на тележку, лежащая в ней солома загорелась, до смерти перепугав мула. Визжащее от ужаса животное попятилось и оказалось в самой середине людского потока.

Кто-то толкнул сзади Ларк, и она упала на колени в песок, оцарапав руку о щепки. В ноздри ей ударил запах серы.

Закричав от страха, Ларк вскочила на ноги...

...И оказалась лицом к лицу с мятежным проповедником Ричардом Слайдом.

– Преподобный отец! – воскликнула она.

– Да пребудет с тобой бог, – ответил он так спокойно и безмятежно, словно они просто встретились на улице.

– Я... мы пришли, чтобы спасти вас. – Она быстро огляделась и увидела, что на них движется кричащая черная толпа. Ларк поняла, что это конец. Оливер и доктор Снайпс исчезли. Она всеголишь женщина. Как она может спасти Ричарда Спайда?

Преподобный Спайд оглянулся на трибуну для властей. С его места был хорошо виден капитан гвардейцев, который, отчаянно жестикулируя, отдавал приказы. Правда, солдаты оказались затерты в толпе. Некоторые пытались расчистить проход своими пиками, но у большинства оружие было выбито или сломано. Площадь заволокло дымом от горящей телеги.

– Весьма обязан, – отозвался Спайд. – Не хочу показаться неблагодарным, но не могли бы вы поторопиться?

Ларк беспомощно смотрела на толстую цепь, которой он был прикован к столбу.

– Я не знаю, что делать, – почти прорыдала она. – Солдаты скоро будут здесь и...

Резкий треск заставил ее замолчать. Оглянувшись, она увидела Оливера де Лэйси. Вооружившись пикой, он рубил столбы, на которых стояло возвышение для именитых зрителей.

Впервые за все это время у Ларк мелькнула надежда.

Цепь была не скреплена замком, а просто прибита длинным гвоздем с другой стороны столба. Иногда, проявляя милосердие, палач вонзал этот гвоздь в шею жертвы, чтобы ускорить его смерть.

Ларк дрожащими руками попыталась разогнуть почерневшее от копоти кольцо цепи и снять его с гвоздя. Цепь распалась. Ричард Спайд чутьне упал на солому, но Ларк помогла ему удержаться на ногах.

– Бежим!

Нагнув голову, Ларк бросилась в бушующую толпу, стараясь держаться прохода, расчищенного горящей повозкой. В едких клубах дыма слышались женские крики, стон раненых и громкая ругань солдат.

Оливер отшвырнул пику и выпрыгнул из-под трибуны. Платформа вместе с почетными зрителями с грохотом рухнула.

– Где мы? – спросил преподобный Спайд, моргая в полутьме фургона.

– Это цыганская кибитка, – объяснила Ларк. – Нам стоит получше вас замаскировать. – Покопавшись в куче поношенной одежды, она нашла кусок ткани, который накинула ему на плечи. Обертывая концы тряпки вокруг его измученного тела, она почувствовала, как он дрожит.

–Не волнуйтесь, – прошептала Ларк. – У вас много друзей. Они помогут вам.

Он прерывисто вздохнул.

– Это просто чудо.

– Нет, это наш христианский долг. – Она обнаружила побитую молью шаль и набросила емуна плечи.

– Кто вы?

– Меня зовут Ларк.

– Вы многим рисковали ради меня.

Ларк взглянула на Ричарда Спайда. Несмотряна странную, почти женскую одежду, он был по-мужски привлекателен. На лице, которое казалось вылепленным рукой умелого скульптора, светились добрые и умные глаза.

–Бог вознаградит вас за ваше мужество, – пообещал он.

Шум толпы, казалось, на мгновение стих. Его лицо было очень близко – так близко, что Ларк видела густые ресницы вокруг глубоко посаженных карих глаз и различала усталость и боль в морщинах впалых щек.

–Боюсь, у меня не так много мужества, – призналась она, – но меня научили выполнять свой долг.

Фургон дернулся, Ларк упала на Ричарда Спайда, и он машинально схватил ее за плечи, прижимая голову к груди.

В это мгновение в фургоне появился Оливер де Лэйси.

Секунду он молча смотрел на них. Затем на его лице появилась грустная, всепонимающая улыбка.

Караван остановился, когда уже сгустились сумерки. Устав от замкнутого пространства небольшого фургона, Оливер поспешно спрыгнул на землю. Длинные пурпурные тени окрашивали вереницу холмов. Туман, легкий, как в сказках, смягчал резкие углы и глубокие провалы, навевая на Оливера меланхолию и грусть.

Власти собьются с ног, разыскивая сбежавшего арестанта. Когда цыганский фургон выезжал из Смитфилда, Оливер слышал, как люди бормотали друг другу, что свершилось чудо и рука господа вознесла преподобного Спайда на небеса.

Он оглянулся по сторонам. Остальные фургоны подкатывали к широкой, покрытой травой поляне, которую огибала небольшая река. Это место станет на эту ночь их пристанищем.

Оливер собрался было размять кости прогулкой, но потом, передумав, вернулся к фургону. Ему пришлось признать, что нежность, с которой Ларк относилась к Ричарду Спайду, вызывала у него болезненную ревность. Но он скорее умрет, чем даст ей это понять.

Отодвинув тряпку, которой была занавешена задняя часть фургона, он заглянул внутрь.

– Эту ночь мы проведем здесь. Преподобный Спайд, позвольте мне помочь вам спуститься. Мы попросим Родиона разбить ваши наручники.

– Буду очень благодарен. – Ричард Спайд медленно, с трудом поднялся. Оливер представил себе пытки, через которые прошел этот человек.

– Выругайтесь, вам станет легче, – заметил он, глядя на полное муки лицо Спайда.

– Зачем мне ругаться? – недоумевающе спросил Спайд. – Оказаться среди цыган намного лучше, чем сгореть заживо.

Подошел Родион и протянул руки, чтобы помочь Спайду спуститься. Проповедник буквально упал ему на руки. Родион осторожно повел его к небольшому костру, где женщины готовили еду.

– Не забудь о ранах этого бедного человека, – раздался вдруг резкий женский голос.

Оливера охватило радостное тепло, и он повернулся, чтобы поздороваться с женщиной, которую любил с тех пор, как узнал значение этого слова.

– Джули, моя голубка! Иди и поцелуй меня! – Он еще не закончил фразу, как утонул в ее объятиях.

Ларк вынырнула из-за тряпки, словно сторожевая собака, без сомнения желая увидеть, к кому с такой теплотой обращается Оливер.

У Джули были светлые волосы, огромные синие глаза и руки, не уступающие размером рукам молотобойца. Она делила полную приключений жизнь вместе со своим мужем – Родионом, предводителем цыганского племени, которому родила полдюжины детей.

Как жаль, что она замужем и родила полдюжины детей, потому что Оливера восхищали все сто ее килограмм.

У нее были объятия медведицы и улыбка такая же большая, как ее сердце.

Как долго я ждал этого объятия, милая Джули, – радостно признался Оливер.

Она похлопала его рукой по щеке.

– Прошло два года, мой миленький проказник.

– Твоя красота становится ярче с каждым годом.

–Только послушайте этого прохиндея, – сусмешкой оборвала она его. – Он думает, что делает мне комплимент. Я по размеру не уступаю барже и горжусь этим. – Улыбаясь, она повернулась к Ларк.

– А это кто такая? – Оливер уже забыл, какой у Джули громкий голос. – Твоя последняя подружка?

СмущеннаяЛаркграциозноспрыгнула на землю и вежливо поклонилась Джули.

– Госпожа, я не его подружка и никогда ею небуду.

Джули оглядела Ларк с ног до головы, явно не одобряя простое черное платье.

– Жаль. Он бы сделал тебя счастливой. Румянец на щеках Ларк стал гуще.

– Он уже и так сделал меня счастливой. – Она взяла руку Оливера и прижала ее к своейгруди.

Оливер почувствовал, как бьется ее сердце, и у него закружилась голова. Ему отчаянно не нравилось, что происходит с ним. Он вел себя как глупый юноша, порабощенный впервые проснувшимся плотским желанием.

– Милорд, сегодня вы спасли угодного Богу человека. Я не могу даже придумать, как мне отблагодарить вас.

У него на языке вертелось несколько возможных ответов, но ни один из них ей бы не понравился. Черт побери, он хотел, чтобы она влюбилась в него!

– Да ладно. – Оливер вырвал руку. – Похоже, мы выполнили свой долг перед Богом.

Цыгане поставили кибитки полукругом на поляне. Часть мужчин ушла проверить, не следят ли за ними, другие расседлывали лошадей.

Женщины собрались вокруг костра, где кипел огромный котел. Дети натаскали воды из ручья, а несколько музыкантов настроили гитары и принялись играть веселые песенки.

Старая Майда, знахарка, уложила Ричарда Слайда на одеяло и занялась его ранами. Она заставила его выпить настойку аниса и розовой воды вместе с медовухой, и вскоре преподобный Спайд погрузился в глубокий исцеляющий сон.

– Люблю цыган, – сказал Оливер, со счастливой улыбкой наблюдая за суетой вокруг.

–Почему? – несколько высокомерно спросила Ларк.

– А почему бы нет? – Он снял камзол и беззаботно швырнул его на землю. Пробегавший мимо мальчуган тут же схватил его. Шутливо взревев, Оливер поймал мальчугана и повалил его на землю. Он щекотал его до тех пор, пока тот не отдал камзол. Детский смех был для Оливера самой приятной музыкой за все последние недели.

Легонько шлепнув цыганенка по попе, Оливер подтолкнул его обратно к костру. Затем, отряхнув камзол, повернулся к Ларк.

– Они язычники и бездомные бродяги, – уверенно сказала она.

Оливер догадался, что эта чепуха была внушена ей непогрешимым Спенсером.

– Говорят, что их раса произошла от кузнеца, выковавшего гвозди, которыми Христос был прибит к кресту, – добавила Ларк.

Сейчас Оливер уже не сомневался в источнике ее «познаний», но был не в том настроении, чтобы спорить. Молча взяв Ларк за руку, он повел ее к костру.

Языки пламени окрасили лица цыган в теплые золотистые тона. Их улыбки были широкими и белозубыми, движения естественными и грациозными. Вот мужчина погладил жену по волосам; мать прижала младенца к груди; молоденький | юноша принес старухе кусок хлеба с салом.

– Язычники? – спросил Оливер с ноткой отчаяния. – Бездомные бродяги? Посмотри на них, Ларк. Они любят своих детей и никому не причиняют вреда. Они свободны и лишены алчности и амбиций. Можешь ли ты сказать то же самое о многих наших соотечественниках-христианах?

– Нет. – Ларк, поежившись, обхватила себя руками за плечи, и Оливер догадался, что она вспомнила о Винтере. – Не могу.

Он сел, скрестив ноги, на землю среди группы цыган и заставил ее опуститься рядом с собой. Ларк с благодарностью приняла миску супа с куском хлеба и принялась есть.

Оливеру нравилось следить за Ларк. Она принимала все, что видела, с такой жадностью и желанием узнать что-то новое, что он мысленно обругал Спенсера, который все эти годы держал ее взаперти в Блэкроуз-Прайори.

Вдруг к Оливеру подошла незнакомая женщина. Она села рядом с ним, расправив яркие юбки, словно лепестки цветка. Отблески костра сгладили морщины и придали теплый золотистый оттенок седым волосам, которые были заплетены в две косы.

Вспомнив все, что он знал из цыганского языка, Оливер спросил:

– Мы не встречались раньше? Ларк резко вскинула голову.

– Ты говоришь по-цыгански?

– Да.

– Как странно.

– Не более странно, чем знание латыни – языка, на котором никто не говорит, но все должны знать.

– Я – Зара. Путешественница. – У женщины был глубокий хрипловатый голос и яркие проницательные глаза. – Путешественница издалека.

Она улыбнулась, открыв беззубый рот. Когда она повернулась к огню, Оливер увидел на ее щеке огромное фиолетовое родимое пятно в виде звезды.

Неудивительно, что она держится с такой уверенностью и сидит на почетном месте рядом с Родионом. Рожденные с подобными отметинами считались благословенными богом.

– Откуда ты? – спросил Оливер.

– Далеко, из-за моря. Из царства московитов.

– А моя мачеха родом из Новгорода. В блестящих глазах Зары мелькнул загадочный огонек.

– Знаю.

Зара... Джулиана рассказывала ему об этой женщине!

Оливер не слишком верил в гадания, но Джулиана всегда стояла на своем и говорила, что женщина по имени Зара когда-то заглянула ей в душу и предсказала события, которые полностью изменили ее жизнь.

– Это ты! – удивленно прошептал он по-английски. – Но как...

– Один из кораблей твоего отца привез меня после... – Зара также перешла на английский и заговорила с сильным акцентом.

Она взглянула на огонь, и отражение пламени в ее темных глазах смешалось с воспоминаниями.

– После того, как люди царя убили моего мужа и сделали крепостными моих детей.

– О, бедная женщина! – с дрожью в голосе воскликнула Ларк. Она опустила миску на землю и потянулась через Оливера к Заре, чтобы взять ее за руки.

Цыганка со свистом выдохнула воздух, словно прикосновения Ларк обожгли ее.

Извините, растеряннопробормотала Ларк.

– Тише! Не шевелись.

– Что я сделала? – испуганно спросила Ларк у Оливера. Она прикусила нижнюю губку и выставила вперед плечо, словно загораживаясь от Удара.

Зара наклонилась вперед. Ее глаза горели, а странная звезда на щеке блестела в огне костра. Она повернула руку Ларк и провела указательным пальцем по ладони.

– Это ты.

– Не понимаю, о чем вы...

– Ты одна из трех. – Кивком головы она дала знак Оливеру подвинуться.

Он отклонился назад, и женщины оказались лицом друг к другу. Казалось, в воздухе потрескивают невидимые разряды.

– Я не понимаю, – повторила Ларк. – Каких трех?

– Я видела твою судьбу еще до твоего рождения, – сказала Зара. – Это было в ночь великого пожара в Новгороде. Три женщины. Три судьбы, брошенные, как листья по ветру. – Она улыбнулась и сильно сжала ее руку. – Круг начался до твоего рождения и замкнется, когда тебя уже не будет. Ты всего лишь часть, песчинка.

– Круг? – Ларк попыталась высвободиться, явно встревоженная странными словами Зары, но та не отпустила ее руку.

– Круг судьбы.

– Почему я?

– Из-за клятв, что произнес юноша. – Не отрывая взгляда от Ларк, Зара взяла Оливера за руку и соединила ее с рукой Ларк. Затем неожиданно встала и ушла к музыкантам.

Заинтригованный и встревоженный, Оливеротнял руку.

– Что за странная женщина, – пробормотал он. – Не стоит забивать себе голову этой чепухой, лучше давай пить и веселиться.

Ларк отодвинула миску с супом – у нее пропал аппетит.

– Как ты думаешь, что она имела в виду? Оливер пожал плечами.

– Возможно, таким образом старая женщина поднимает свою ценность в глазах окружающих. У бедняги больше нет семьи. Грустно чувствоватьсебя ненужной, вот она и занимается гаданием.

– Как христианка я не могу не спорить с ней, – сказала Ларк. – И все же, когда она дотронулась до меня, я почувствовала что-то очень странное.

Оливер улыбнулся.

– Для тебя все прикосновения странные, радость моя.

Он дразняще провел пальцем по ее щеке. Ларк тихонько вскрикнула и отодвинулась. Он рассмеялся.

– Вот видишь? Ты визжишь и убегаешь, словно мышь при виде кота.

Ларк повернулась к сидящим у костра людям, которые обсуждали последние лондонские сплетни.

– Королева, говорят, отчаянно желает наследника. – Родион вскрыл флягу сливового вина, сделал глоток и передал ее дальше.

Джули сложила руки рупором и громко пробасила:

– Один из советников королевы Марии даже просил Зару погадать, может ли королева зачать ребенка.

Оливер передал флягу Ларк.

– Тебе вино пойдет на пользу, любовь моя, ты что-то побледнела.

– Говорят, – продолжил Родион, – что королева решила украсть чьего-нибудь младенца. Они арестовали жену портного, которая сказала, что за наследника будет выдан чужой ребенок.

Ларк чуть было не подавилась вином. Оливер с силой похлопал ее по спине.

– Не верю этому ни на минуту, – счел нужным сказать он.

– Я тоже, – заметил цыган. – Она хоть и больная, убитая горем женщина, но принципы у нее строгие.

– Жаль, что этого нельзя сказать о ее премьер-министре, – сказал Родион.

Как всегда при упоминании епископа Боннера, слушатели сплюнули три раза через плечо Старая Майда схватилась за связку чеснока на поясе.

Раздался бой барабанов. Все оживились и принялись хлопать в ладоши.

–Не думаю, что ты умеешь танцевать, – сказал Оливер.

– Разумеется, нет, – буркнула Ларк.

– Ты не расстроишься, если я потанцую? – Оливер прыжком вскочил на ноги.

– А ты остановишься, если я скажу «да»? – бросила она ему вслед.

«Вот упрямая девчонка, – думал Оливер, входя в круг танцующих, – почему я позволяю ей терзать себя?»

Приноравливаясь к ритму танца, он позволил себе унестись мыслями в солнечные дни детства. Благодаря мачехе он научился любить цыган. Они думают лишь о настоящем, никогда не беспокоясь, что им готовит завтра. И уж точно они никогда не заламывают руки, размышляя о своих бессмертных душах.

Танцующие образовали два круга: внутренний из женщин, внешний – из мужчин, лицом друг кдругу.

Оливер бросил взгляд на молоденькую цыганку, которая явно старалась привлечь его внимание. Она была смуглой и нежной, как спелая вишня. Девушка не носила корсета и была одета в просторную блузку с низким вырезом и яркие юбки.

Оливер поймал себя на мысли, что не испытывает никакого волнения. Его охватил страх. Может быть, это первый предвестник его неотвратимого пути к ранней смерти?

Нет. Он взглянул на Ларк. Она сидела, сжав в руках флягу с вином. На ее лице читалась удивительно приятная для его глаза смесь томления и страсти.

У Оливера кровь закипела в жилах. Почему-то его страсть и желание были сконцентрированы только на Ларк. Он вспомнил предсказание Зары. Она соединила их руки, словно это было знаком свыше.

Огонь потух. Музыка стихла. Танцоры удалились в кибитки.

Оливер куда-то исчез.

Потягиваясь, чтобы размять застывшие мышцы, Ларк встала на ноги. Вино ударило ей в голову, все кружилось перед глазами. Она чуть было не споткнулась о лежащего на земле мужчину. Медленно прошла мимо спящих детей, сбившихся в кучу, словно щенки. Какие странные и удивительные люди эти цыгане.

Несколькими неделями раньше она и представить себе не могла, что окажется в цыганском таборе. Спенсер уверял ее, что все цыгане – преступники, побирушки и воры. А на самом деле они оказались веселым народом, который любит хорошую еду, вино и танцы. Они никому не причиняют зла.

Ларк заглянула в кибитку, где лежал укутанный до подбородка Ричард Спайд. В неверном свете луны его лицо казалось бледным и очень спокойным.

Ларк пошла дальше, слушая, как шуршат юбки в траве. Она чувствовала себя странно возбужденной. Вспомнились предсказания Зары. «Клятвы, что произнес юноша». Ларк вспомнила выражение глаз старой цыганки, когда та соединила их с Оливером руки.

Ларк глубоко вдохнула прохладный ночной воздух. Она приятно провела время, однако не стоит забывать о вечерней молитве.

Она спустилась к реке и, выбрав укромное место, встала на колени.

Ларк всегда находила некое духовное очищение в молитве, но не сегодня... Вместо мыслей о Боге в ее голове вновь и вновь мелькали картины цыганского танца и образ Оливера де Лэйси. Стоило ей закрыть глаза, как она снова видела его в мерцающем огне костра: чистое золото волос, расстегнутая рубашка, ослепительная улыбка.

Он танцевал так, отдаваясь этому занятию полностью, каждой частичкой своего тела. Ларк потерла глаза кулаками, но все равно видела только Оливера, который с загадочной улыбкой обнимал за талию молоденькую цыганочку.

Она заставила себя открыть глаза. Перед ней снова был Оливер. Светловолосый, веселый, умный и добрый, он казался скорее сказочным существом, нежели человеком из плоти и крови. Он одновременно восхищал и пугал ее.

Настало время доверить свои мысли Всевышнему.

Ларк сложила руки у груди и зажмурилась.

– Господи, – прошептала она. Ее язык внезапно стал тяжелым и неповоротливым. Она глубоко вздохнула. – Я испытываю дьявольское искушение.

Вот. Она наконец сказала это вслух. Небеса не разверзлись, поэтому Ларк поспешно продолжила:

– Это Оливер де Лэйси, Господь. Я не могу не думать о нем. Прости меня, Господи, но я не раз пыталась представить его без одежды. Он был так прекрасен, когда танцевал сегодня ночью.

Она замолчала, прислушиваясь к шороху травы. Ей показалось, что господь все еще слушает ее, поэтому она вновь заговорила:

– Я чувствую, как меня охватывает дрожь, когда я слышу его смех. И, дорогой Господь, он слишком много смеется. А когда я вижу, как небо отражается в его глазах, я почти забываю, что я богопослушная женщина, и...

– Радость моя, господь уже ответил на твои молитвы.

Ларк вскочила на ноги.

– Как ты смеешь нарушать мое уединение! Оливер де Лэйси улыбался. Это была та самаяулыбка, на которую она жаловалась богу. Он размашисто подошел к ней и громко рассмеялся. Это был тот самый пронзающий душу смех, которого она одновременно жаждала и боялась. Оливер низко поклонился.

– Я счастлив узнать, что вверг святую госпожу Ларк в искушение!


7

Ларк была рада, что в темноте не видно, как пылают ее щеки.

–Ты единственный мужчина из моих знакомых, который все время старается смутить меня.

– Ошибаешься, миледи Самоуверенность. – Оливер стоял так близко, что она чувствовала тепло его тела и вдыхала его неповторимый запах.

– Я не собирался оскорбить тебя, – сказал Оливер глухим шепотом. – Просто я боялся, что ты сделана из камня.

–Я? – Ларк вскочила на ноги. – Я – сделана из камня? Потому что не падаю к ногам самовлюбленного аристократа? Забочусь о бедных и убогих? Нежно и верно люблю господа? Я...

Ничуть не тронутый ее пылкой тирадой, он зачерпнул воды из реки.

– Госпожа Огонь, освежитесь, пока не иссушили кого-нибудь своим жаром.

Ларк остановилась и глотнула свежей, кристально-чистой воды. Однако, делая второй глоток, она подумала, что опять пошла на поводу у Оливера, и, выплюнув воду, гневно посмотрела на него.

Оливер стоял, прислонившись к стволу дерева. Его лицо оказалось в тени, но в голосе отчетливо слышался смех.

– Прекрасно, когда человек заботится о бедных и любит господа. Но где в Библии написано, что женщина не должна испытывать страстного желания?

– Хороший христианин чист мыслями и делами.

Произнося эти слова, Ларк вдруг поняла, что они чужие. Это слова Спенсера.

Хороший христианин, возразил Оливер, – тот, кто может отличить добро от зла.

– Я могу отличить добро от зла.

– Тогда кто я, Ларк? Добро? Или зло? Его прямой вопрос поразил ее.

– Я не собираюсь судить вас, милорд.

–Да неужели? – Оттолкнувшись от дерева, Оливер вышел из тени, и Ларк заметила, что он едва сдерживает гнев. Он был похож на готового к прыжку хищника. – Моя дорогая, праведная, как монахиня, Ларк. – Он схватил ее за плечо и силой заставил смотреть себе в лицо. – С того мгновения, как ты вытащила меня из могилы для нищих, ты только и занимаешься тем, что судишь меня.

– Но ты вел себя неподобающе! Предлагал зачать от тебя ребенка!

– Некоторые женщины сочли бы за счастье!

– Так вот я к ним не отношусь.

–И с того момента ты считаешь меня похотливым животным.

– А у меня не было повода убедиться в обратном. – Ларк перешла на крик, но ей было все равно. – Я просила тебя о помощи, а ты играл в кости и обнимался с...

–С дешевой шлюхой, – закончил за нее Оливер. – Это был отличный денек, пока не появилась ты – в черном плаще, с суровым выражением лица, на котором было написано: «Горите вы все в аду».

–Чему ты немало поспособствовал. – Она ткнула пальцем его в грудь. – Ты чуть было неутопил меня в Темзе. Ты притащил меня на ярмарку, куда я не собиралась идти. Ты...

–Довольно! – Он схватил ее за руку. – Ты выиграла. Я самый распоследний грешник. – В его голосе появились тоскливые нотки, и Ларк захотелось зажать уши руками и убежать. – А то, что я отразил атаку наемных убийц и поднял толпу на мятеж, спасая преподобного Спайда, было лишь кратковременным помешательством.

Ларк испугалась, что обидела Оливера.

–Я не хочу показаться неблагодарной, – прошептала она.

Оливер заглянул ей в глаза.

–Неужели я настолько противен тебе, Ларк? Столь одержим дьяволом, что ты молишься богу, лишь бы избежать искушения?

Как ему удалось это сделать? Как он вывернул все наизнанку и заставил ее чувствовать вину за то, что она говорила в своей молитве?

Ларк промолчала, стараясь не смотреть на него.

– Искушение! – пророкотал Оливер, снова хватая ее за руки. – Да ты даже не знаешь значения этого слова.

Оливер глубоко вздохнул и ласково провел рукой по ее щеке.

– Ларк, я не претендую на знание теологии, как святой мистер Спайд, но я кое-что знаю об искушении и могу поделиться этими знаниями с тобой. Ты думаешь, что можешь победить искушение, выбросив меня из своих мыслей? Но это вовсе не будет победой. Настоящий триумф – это когда ты сопротивляешься искушению.

– Сопротивляюсь?

– Да. И исследуешь его до самых глубин. А потом, моя сладкая Ларк, находишь в себе силы, чтобы сопротивляться.

– Не понимаю, что ты имеешь в виду. – Она чувствовала себя успокоенной, убаюканная усталостью и нежными поглаживаниями его рук.

– Позволь мне показать тебе, – прошептал Оливер. – Когда я коснусь твоего уха... вот так... это и есть искушение.

Влажное прикосновение его языка воспламенило ее кровь. Ларк знала, что должна бежать как можно дальше, туда, где он ее не найдет, но вместо этого стояла не шевелясь, потрясенная и загипнотизированная его прикосновениями.

– Когда я проведу рукой вниз по твоей спине, а потом прижму тебя к себе, – он прижал ее стакой силой, что она почувствовала все изгибы его тела, – вот это будет искушением.

Ларк вся пылала и, что самое удивительное, – не стыдилась этого.

Он наклонился и провел губами по ее обнаженной коже, затем поднял голову, заглядывая ей в глаза.

– А когда ты целуешь меня? – будто со стороны услышала она свой нескромный вопрос. – Это тоже искушение?

– О да, любовь моя. Самое сладчайшее. Оливер наклонил голову, и его губы оказалисьвсего в нескольких дюймах от ее лица. Ларк уже не могла сопротивляться. Страсть противоречила всему ее воспитанию, но уроки нравственности и наставления таяли, как снег весной.

– Что ты чувствуешь, Ларк? – спросил он еле слышно. – Скажи мне. Опиши свои ощущения.

– Я чувствую... жар. – Где?

– Я... везде, – озадаченно ответила она. Оливер тихонько рассмеялся.

– Ты не можешь сказать поточнее?

– Могу. Но есть некоторые вещи, которые я не... не способна назвать.

Он обнял ее и прижал щекой к своей груди.

– Милая Ларк. Тебе придется еще многому учиться.

– А если я не хочу учиться?

–Нет ничего постыдного в том, чтобы назвать части своего тела. Доверься мне. – Преждечем она успела его остановить, он скользнул рукой вниз. – Вот это...

– Нет! – Она зажала уши руками. – Это грешно.

Он отодвинул ее руки и прошептал ей на ухо:

– А как насчет...

– Перестань!

Протестуя, она невольно заинтересовалась его игрой и этим странным чувством свободы, что давало ей возможность открыто говорить о вещах, которые ее учили держать в секрете. Она чувствовала одновременно стыд и любопытство. Любопытство победило, прогнав остатки стыда.

– Я буду слушать, если ты обещаешь говорить шепотом.

– Разумеется, – совершенно серьезно ответил Оливер.

– И если пообещаешь не употреблять этих вульгарных немецких словечек.

– Очень хорошо.

Забыв про стыд, Ларк с пылающими щеками слушала, как Оливер описывает мир ощущений, искушений и чувственности. Это ничуть не походило на тот мир, который она знала. Этот был новый для нее мир – яркий, интересный и бесконечно соблазнительный.

– Я попробую рассказать о своих чувствах. Я готова к искушению. – Она приподнялась на цыпочках, чтобы Оливер поцеловал ее, и чуть было не расплакалась, когда он отодвинулся.

– Терпение, Ларк. Я еще не уверен, что ты готова по-настоящему бороться с искушением.

– Но я же сказала тебе о жаре и даже назвала то место, где я его чувствую.

– А что еще ты ощущаешь, Ларк? – Его руки продолжали дразнить и мучить ее, поглаживая лопатки и описывая легкие круги вокруг грудей.

«Я умру, если он меня не поцелует», – подумала Ларк.

– Я чувствую себя очень странно, и вместе с тем это приятное состояние, – созналась она. – Как будто стою на краю скалы и не могу решиться заглянуть в бездну.

– Но решать надо, Ларк.

Она почувствовала прикосновение его языка. По ее телу побежали мурашки.

– Смелей, Ларк. Решайся. – Его теплые губы припали к жилке на ее шее. – Будешь стоять в безопасности или спрыгнешь вниз, чтобы увидеть, что же там находится?

– Меня может ожидать большая опасность.

– Или что-то восхитительное. Она вцепилась в его рубашку.

– Тебе легко говорить, Оливер. Ты прирожденный прыгун со скал. У тебя нет обязательств, нет ответственности перед другими людьми. Ты можешь себе позволить рисковать.

– Другими словами, окружающим все равно, жив или мертв Оливер де Лэйси?

Он говорил тихо, но в его голосе прозвучала горечь.

– Все было бы иначе, будь ты человеком ответственным.

Ларк хотела отомстить ему за то, что он заставил ее чувствовать то, что она не имела права чувствовать. И за то, что не поцеловал ее, когда ей хотелось этого больше всего на свете.

– Ответственным, как наш драгоценный Ричард Спайд. Он может заставить массы рыдать, но может ли он заставить тебя чувствовать вот это?

Оливер повернул Ларк, прижав спиной к дереву, и поцеловал ее, по-настоящему поцеловал. Страстно. Глубоко.

Его язык скользил внутри ее рта, потом возвращался назад. Медленно и ритмично. Ларк потрясенно осознала, что это движение отдается эхом в той, недавно названной части ее тела. Она знала, что позже будет стыдиться этого, но ничего не могла поделать – желание победило стыд.

Ее руки сжались в кулаки, затем безвольноупали вниз. Его грудь была все еще забинтована, но внизу живота она обнаружила интересную выпуклость. Боже мой, как он восхитительно сложен.

Ее пальцы коснулись пояса его панталон. В ее памяти возникли воспоминания, от которых она не могла отмахнуться с той же легкостью, как от нравоучений Спенсера.

– О, любовь моя, – пробормотал Оливер, – не останавливайся.

– Мы должны остановиться.

– Нет. – Он обнял ее рукой за шею. – Ларк, мы не можем остановиться.

– Ты же сам учил меня противиться искушению.

– Я лгал.

– Что?!

– Моей целью было соблазнить тебя. Вырвавшись из его рук, Ларк быстро отошла всторону.

– Ты подлец, Оливер де Лэйси!

– Но ведь тебе было интересно, дорогая. И по правде... – Он провел рукой по волосам и удивленно посмотрел на нее. – Я никогда не знал такой женщины, как ты. Правда, Ларк, я никогда не испытывал такой страсти.

Ларк против воли почувствовала волнение.

– Меня это не интересует.

– Если бы я не уважал всех без исключения представительниц слабого пола, я бы опрокинул тебя на землю и ласкал во всех тех местах, которые описывал несколько минут назад.

Его слова вызвали в воображении Ларк очень соблазнительные картины. В то же время она знала, что ей ничего не грозит. Несмотря на все свои недостатки, Оливер действительно уважал женщин. Она не могла представить, чтобы он причинил боль ей или кому-то еще.

Он принялся возбужденно ходить по берегу. Его высокие сапоги похрустывали на песке и гальке.

– Я в замешательстве, Ларк. Не знаю почему, но твой поцелуй приносит больше удовольствия, чем ласки легиона шлюх. – Он резко повернулся к ней. – Почему ты меня не хочешь?

– А почему я должна хотеть тебя? – бросила она.

– Все женщины меня хотят, – ответил он просто. – Я никогда еще не сталкивался с отказом.

– В таком случае ты вел очаровательную жизнь, – поджав губы, ответила Ларк.

– И почему меня влечет именно к тебе? Я любил красивейших женщин, и, господь свидетель, знающих жизнь, женщин, по своим достоинствам не уступающих королевам. Почему именно ты?

Ларк удалось подавить обиду, но гнев уже вышел из-под контроля.

–Вот что тебя тревожит! Настоящие принцессы падали перед тобой на колени. А потом появилась я, Ларк. Похожая на мышь, невзрачная и скромная.

Она уставилась на его гульфик, за которым скрывалось то, что он скромно называл «его высочество». Потом, опомнившись, встряхнула головой и прошипела:

–Я слишком глупа, чтобы по достоинству оценить тот священный подарок, что ты предлагаешь мне.

– Ларк, я имел в виду нечто другое.

–Нет, ты имел в виду именно это, не отпирайся, – крикнула она. – Я могу привести сотни причин, по которым я не хочу, чтобы ты соблазнял меня. Ты испорченный, самовлюбленный, бесчувственный. – Она отсчитывала его пороки, загибая пальцы рук. – Неверующий, лживый...

– Довольно обо мне. – Он поймал ее за руку. – Ты слишком рьяно взялась за мои недостатки. А у тебя их, можно подумать, нет? Почему ты отказываешься от ночи любви?

У меня есть серьезная причина. – Ларк резко отвернулась и пошла к реке. Оливер последовал за ней. У самой кромки воды она остановилась и повернулась к нему. Они оба стояли в классической позе ссорящихся людей, уперев руки в бока и набычившись.

– Ну? Что же это за причина? – поторопил Оливер.

Ларк глубоко вздохнула. Пора ему узнать правду. Рано или поздно, он все равно ее узнает.

– Потому что, – сказала она тихо, – я замужем.


8

– Замужем?! – в изумлении воскликнул Оливер. – Замужем? Ради всего святого, как ты могла выйти замуж?

Ничего не понимая, он вглядывался в темноту, пытаясь прочесть правду в лице Ларк. Лунный свет окутывал ее серебряной вуалью. Она совсем не красавица, уверял он себя в сотый раз. Но в ней было что-то завораживающее, какое-то редкое сочетание утонченности и силы, самоотречения и нескрываемой страсти.

– Ты пошутила? – с надеждой спросил Оливер.

–Нет. Люди часто женятся. Это случается каждый день.

– Но не с тобой!

За последнее время Оливер пережил много событий, но ни одно не задело его так больно, как это. Ларк не могла выйти замуж! Она такая милая, невинная, а главное – она принадлежит только ему.

– Не со мной? – переспросила Ларк обиженно. – Почему же? Ах, понимаю. Я слишком застенчива, скромна и простовата, чтобы привлечь внимание мужчины, не так ли?

«Ты слишком наивна, – подумал Оливер свнезапно нахлынувшей нежностью. – Слишком неиспорчена. Слишком... моя».

– Разве нормальные жены уезжают из дома, рискуя жизнью, чтобы спасти неизвестного им арестанта? Какой муж позволит такое?

– Ну, он не совсем разрешил мне.

Он! У Оливера болезненно сжалось сердце. Муж. Единственный мужчина, который владеет сердцем Ларк.

– Кто? – заставил себя спросить Оливер. – Как зовут мужа, жена которого пренебрегает смертью и спит среди цыган?

Ларк отвернулась. «Неужели это Винтер Меррифилд?»

Мысль о том, что Винтер или любой другой мог видеть и ласкать ее тело, была для него невыносима.

– Кто? – настаивал Оливер, уже не сомневаясь, что это Винтер.

– Спенсер Меррифилд, – запинаясь, ответила Ларк.

Оливер нервно рассмеялся.

– У тебя странное чувство юмора, Ларк.

Это правда. Мой муж Спенсер. Я Ларк Меррифилд, графиня Хардстаф.

Оливер не смог издать ни одного звука. Пожалуйста, боже, пусть это будет ложью. Но Ларк никогда не лгала. Ларк никогда не шутила. Он подозревал, что она даже не знает, как это делается.

– Но он же старик! – наконец выговорил Оливер.

– Мой муж на сорок пять лет старше меня.

– Тогда почему?.. – Оливер провел рукой по волосам, пытаясь справиться с замешательством. – Мне нужно выпить, – пробормотал он. Ларк облегченно вздохнула и улыбнулась ему.

– И мне.

Они вернулись в лагерь цыган. Ларк на мгновение заглянула в кибитку, где находился Ричард Спайд, и убедилась, что он все еще спит. В это время Оливер нашел кувшин вина в плетеной корзине, висящий на одном из фургонов. Он прихватил еще шерстяное одеяло и две кружки. Они поднялись на заросший травой холм у реки. Оливер подставил лицо ветру, который нес с собой свежесть водяных брызг. Ларк должна кое-что ему объяснить, и он не позволит ей уйти, пока она во всем не признается.

Он мрачно и решительно расстелил одеяло, сел и похлопал рукой рядом с собой. Ларк нехотя опустилась возле него.

Оливер откупорил бутылку, наполнил кружки и протянул одну ей:

– Пей. Что-то подсказывает мне, что эта ночьбудет полна сюрпризов.

Ларк сделала большой глоток. Оливер старался не обращать внимания на изгиб ее шеи и пушистые ресницы, отбрасывающие длинные тени на щеки.

Ларк допила и поставила кружку на землю.

– Что ты так на меня смотришь?

–С таким пристрастием к вину ты пришлась бы ко двору в любом лондонском притоне.

Ларк растерянно опустила взгляд.

– Да, пожалуй.

Оливер коснулся ее плеча. Она повернулась к нему, и он увидел в ее больших печальных глазах отражение луны.

– Ларк, почему ты не сказала мне раньше, что замужем за Спенсером Меррифилдом?

– Это было неблагоразумно.

– А ты осторожная женщина. Ларк пожала плечами.

– Если нужно – да. Сначала я совсем ничего о тебе не знала и не собиралась посвящать в свои личные дела.

– А потом? Почему ты смолчала, когда узнала правду обо мне?

– С тех пор как я встретила доктора Снайпса и других самаритян, я стараюсь не говорить ничего лишнего.

– Как Спенсер мог отпустить тебя?

–Он уверен, что я только помогаю миссис Снайпс прятать беглецов и расшифровываю сообщения. Спенсеру никогда бы и в голову не пришло, что я осмелюсь сама участвовать в спасении арестантов.

Оливер отпил глоток вина.

– И поэтому в Блэкроуз-Прайори ты изображаешь из себя бессловесное и покорное существо.

– Можно и так сказать.

– Ты еще не объяснила, почему скрыла от меня замужество.

– Я бы оказалась в ложном положении, если бы представилась как леди Меррифилд, а потом попросила бы тебя лишить Винтера наследства.

– Значит, ты испугалась, что я обвиню тебя в желании присвоить себе все имущество Спенсера?

– Мне оно не нужно, – с жаром возразила Ларк. – Но я и не хочу, чтобы оно досталось Винтеру. До Реформации в Блэкроуз-Прайори процветали коррупция и разврат. Винтер хочет возродить старые порядки.

– Этому я как раз верю. Меня удивляет нечто более... личное.

Ларк отпила глоток и, опустив кружку на землю, подтянула колени к груди и положила на них подбородок. Она и не представляла, что выглядит сейчас моложе и невинней, чем когда-либо. Святые угодники! Невинней, придет же такое в голову... Неужели она и этот больной старик делилипостель?

– Просто расскажи мне обо всем, – тихо попросил Оливер, жалея, что вообще подумал об этом. – Я хочу... мне нужно... понять.

Ларк долго молчала, не зная, с чего начать историю своей жизни.

– Мои родители, лорд и леди Монморанси, умерли во время эпидемии почти сразу после моего рождения.

– Бедняжка. Я слышал о них. Поместье в Хартфордшире?

– Да. Оно называется Монфише. И я, всего трех месяцев от роду, оказалась его единственной наследницей. – Ларк подняла руку, призывая Оливера не перебивать ее. – Спенсера не интересовали земли. Он уже владел поместьем Эвентайд, а Генрих Восьмой пожаловал ему и Блэкроуз-Прайори.

Ларк нервно рвала сухие травинки и складывала их на одеяло перед собой, образуя из стебельков цифру «восемь».

– Блэкроуз был пожалован на условии майоратного наследования, так как королевство нуждалось в стабильности. Король не предполагал, что сын Спенсера станет ярым приверженцем продажной католической церкви.

Ларк налила себе еще вина. Оливер из последних сил сдерживал желание узнать ответ на единственный вопрос, который по-настоящему волновал его:

«Ты отдалась ему, Ларк? Ты любовница этого старика?»

– После смерти родителей нашлось много желающих стать моими опекунами, так как это сулило немалые выгоды.

ИСпенсер, конечно, затесался в толпу жаждущих оберегать юную наследницу?

– Как близкий друг моих родителей, Спенсер одним из первых узнал о моем бедственном положении и о планах подкупа опекунского совета. —Ларк небрежно смахнула с одеяла сухую траву. – Мой отец перед смертью призвал Спенсера к себе и умолял присматривать за мной.

– Да уж, – невесело усмехнулся Оливер. – Последняя воля умирающего священна.

Ларк неприязненно взглянула на него.

– Некоторые люди относятся к таким обещаниям серьезно. Спенсер женился на мне из чувства долга по отношению к своему старому другу. Он сам не раз говорил мне об этом.

Чувство долга. Боже мой! Ничего удивительного, что эта женщина считает себя ничтожеством.

Ларк любовалась пологими холмами вдоль реки. Легкий туман накрыл долину, создавая впечатление чего-то сказочного и нереального.

– В то время, мне кажется, жизнь его была пустой. Он только что выгнал жену, мать Винтера, и аннулировал брак по причине ее легкомыслия.

– Ты хочешь сказать, что она наставляла ему рога?

Ларк покраснела.

– Ну... В общем, она со скандалом уехала в Шотландию. Узнав, что родился сын, Спенсер сразу же сделал его своим законным наследником. Потом, правда, пожалел об этом решении. Когда просьба Спенсера взять меня под его опеку была отклонена, он отправился прямиком к королю Генриху и попросил разрешения жениться на мне.

– И король позволил? – Да, старый Гарри наверняка нашел это забавным. Оливер вспомнил короля – тучный, воинственный, очень умный и... невежественный в сердечных делах.

– Конечно, позволил, – ответил Оливер сам себе. – В этом случае три огромных поместья – Монфише, Эвентайд и Блэкроуз – попадали в руки преданного ему человека – сторонника Реформации.

– ...Спенсер был чрезвычайно предан королю, – медленно произнесла Ларк.

Святой боже, неужели девчонка пьяна?

– Ларк, я должен спросить тебя...

– Давай, спрашивай, – пропела Ларк. Взмахнув руками, она откинулась на одеяло. – У меня больше нет секретов. Правда, я не могу понять, почему моя жизнь так интересует тебя.

– Видишь ли... – он откашлялся, – я приехал, чтобы заботиться о тебе.

Она наградила его подозрительным взглядом прищуренных глаз.

– Несомненно.

Напряжение Оливера нашло выход в гневе. Он схватил Ларк за руки и наклонился над ней. Голова закружилась, его захлестнуло отчаянное желание... и ему вдруг захотелось наказать ее за свои страдания, за то, что она стала той женщиной, о которой он может лишь мечтать, но никогда не сделает своей.

– Что ты сейчас чувствуешь? – резко спросил он.

– Пусти меня. – Ларк высвободилась и встала на колени. – Ты не имеешь права...

– Спенсер научил тебя своим любимым позам? – Оливер не мог остановиться и бросал слова, как ядовитые колючки. – Он хоть подождал, пока у тебя начнутся месячные, или уложил тебя в постель, едва ты научилась ходить?..

Ее пощечина была неожиданно сильной. Смесь страсти и ярости.

Оливер испытал странное облегчение. Она вовсе не такая благоразумная, как хочет казаться.

Проведя языком по губе, он почувствовал вкускрови.

– Честное слово, у тебя тяжелая рука.

– Какое ты имеешь право задавать такие вопросы?

– Потому что я чувствую себя обманутым.

– Я раньше никогда никого не била. – Взгляд Ларк был почти свирепым. – Ты самый наглый, бессовестный негодяй из всех, кого я знаю.

Оливер схватил бутыль вина и быстро наполнил кружки.

– Глупо было спрашивать. – Он выпил до дна, морщась, когда вино попадало на царапину. – Глупо, ведь я знал ответ.

Ларк сделала глоток вина и криво усмехнулась.

– Да неужели? – Она легла на живот и отставила кружку в сторону. Удар, очевидно, исчерпал весь ее запас злости, и сейчас она была добродушна и немного пьяна.

Ночь начала отступать, появились первые лучивосходящего солнца. Оливер наконец-то увидел Ларк такой, какой она была на самом деле. Девочка, воспитанная суровым, но добросердечныммужчиной, которую научили обуздывать физические желания. Не тронутая мужчинами... за исключением Оливера де Лэйси.

Он понял это так же отчетливо, будто знал еевсю жизнь. Ему не стоило бросаться гнуснымиобвинениями.

– Ах, Ларк. – Он провел рукой по ее шелковистым волосам. – Ведь Спенсер был тебе отцом, а не мужем.

Она склонила голову, подперев щеку ладонью.

– Я всегда буду ему благодарна.

Он знал, что Ларк говорит правду. Спенсер заслужил ее благодарность. Он рискнул своей репутацией, взял сироту, отказавшись от возможности иметь настоящую жену.

– Я тоже ему признателен, – искренне сказал Оливер. – Если бы не ваша странная женитьба, то тебя уже давным-давно подхватил бы какой-нибудь похотливый молодой самец.

Она опустила глаза и отвернулась.

– Тебе бы это было неприятно?

– Ну...

Ларк внезапно всхлипнула. Оливер, не выносивший рыдающих женщин, с тяжелым сердцем ждал приближающегося шторма.

Но, к его удивлению, она вдруг тихо засмеялась.

– Ты безнравственный, но достаточно приятный человек, Оливер. Я хочу еще выпить.

Оливеру нравилось, как вино влияло на Ларк: румянец на щеках, вялость движений, мягкий изгиб рта. Он с готовностью наполнил обе кружки. Но когда одну из них уже поднес к губам, Ларк приподнялась и схватила его за плечо.

– Подожди. За что мы пьем? За долгую счастливую жизнь?

Сердце Оливера болезненно сжалось. Желая скрыть отчаяние, он беспечно усмехнулся.

– За долгую жизнь, миледи? Почему бы просто не за счастье?

– Тогда за счастье. – Они чокнулись и выпили. Ларк нахмурилась.

–Поистине мы не можем быть счастливы, пока Англия в цепях нетерпимости и суеверий.

–Тогда давай выпьем, чтобы разбить этицепи.

Солнце поднялось выше, осветив вершины Чилтернских холмов. Оливер вдруг вспомнил слова Зары: «Круг начался до твоего рождения и замкнется, когда тебя уже не будет». Зачем же судьба так зло посмеялась над ним, связав его с той единственной женщиной, которой он не может обладать?

Они выпили за рассвет и друг за друга, ни капли не беспокоясь о том, что несет им будущее.


Оставив цыган, три путешественника скакали на юго-восток, где находилось одно из убежищ самаритян. Ричард Спайд еще не совсем оправился, но явно радовался вновь обретенной жизни, а вот его компаньоны выглядели бледными и усталыми.

–Ты не предупредил меня, что потом будет так тяжело. – Ларк держала поводья в одной руке, а другую прижимала к голове.

– Миледи, за все удовольствия надо платить. Ларк поджала губы.

– Очень умно. Правда, преподобный Спайд?

–Все мужчины становятся мудрецами, если влить в них достаточно вина. – Спайд улыбнулся им обоим. – Сколько еще ехать?

– Мы будем там к закату, а завтра вечером, надеюсь, доберемся до Грейвсенда, – сказал Оливер, потирая виски. – Там ты сядешь на корабль, который плывет в Голландию, а оттуда уже переберешься в Швейцарию.

Улыбка Ричарда Спайда погасла.

– Никогда не думал, что наступит день, когда придется покинуть любимую Англию.

От грусти, что прозвучала в его голосе, у Ларк защемило сердце.

– Ваша ссылка только временная. Ведь королева Мария не будет править вечно.

– Верно, – согласился Спайд, – но вдруг она родит ребенка? Болтают, что она в положении. Тогда после ее смерти Филипп Испанский будет править как регент. В таком случае надеяться не на что.

Ларк не ответила. Эти вопросы сейчас ее неинтересовали. Она могла думать только о прошедшей ночи, о том, как Оливер знакомил ее с искушением, их ссору, перемирие и клятвы, с которыми они встретили рассвет.

Оливер де Лэйси был странным, удивительным и отчаянным человеком. Внезапно испугавшись за него, она произнесла вслух:

– Я думаю, ты должен уехать в изгнание вместе с преподобным Слайдом. Вдруг кто-то обнаружит, что ты остался в живых?

Ответом ей послужил беспечный смешок. – Едва ли, мадам. Эти ужасные люди жаждали повесить бородатого простолюдина по имени Оливер Дакки. Никто не узнал, что ангел милосердия вытащил из тисков смерти этого беднягу. Не вижу смысла уезжать из страны. Или хочешь, чтобы я находился как можно дальше, чтобы ненароком не напомнить, что ты женщина? Ты боишься меня!

– Хватит! – крикнула Ларк и, подстегнув лошадь, отъехала на несколько метров вперед.

Но она услышала, как Оливер обратился к Ричарду:

– Вы ученый человек, преподобный Спайд.

Как бы вы поступили на моем месте?

Ответ священника потряс ее до глубины души.

– Милорд, если бы я был в вашем затруднительном положении, то сначала помолился бы Господу. А потом... возможно... лег бы с девицей в постель.

Дом, к которому они подъезжали, был окружен высокими каменными стенами с железными воротами. Путешественников окликнул строгий охранник. Ларк нервно схватила поводья.

– Где мы?

Оливер надменно выпрямился и сообщил свое имя и титул.

– Вы можете пройти внутрь, – спокойно сказал мужчина, отступая. – Конюхи позаботятся о лошадях.

Начал моросить холодный дождь, и утомленные дорогой путешественники заторопились к освещенному входу. Ларк понимала, что представляет собой печальное зрелище. Платье помято, юбки и ботинки испачканы дорожной грязью, а волосы намокли. Когда внутри она сняла чепец, влажные локоны непослушной волной рассыпались по плечам.

Она устала, умирала от жажды, к тому же не могла избавиться от раздражения. Оливер пробудил в ней желание, а Ричард Спайд потакает ему, вместо того чтобы осудить этот грех. Все мужчины таковы. Они никогда не обуздывают себя, а плотские страсти легко сглаживают разницу между правдой и ложью. Сейчас эти двое радостно чокнулись пивными кружками и принялись за свежий хлеб с хрустящей корочкой.

Ларк вздохнула и демонстративно кашлянула. Мужчины удивленно замерли с кусками хлеба в немытых руках. Бросив на них многозначительный взгляд, Ларк сложила ладони перед собой и долго молилась.

– Спасибо, Господи, за наше освобождение. Дай нам силы служить Тебе нашей верой, нашей преданностью, нашей... умеренностью, нашим... целомудрием...

Просим об этом во имя Иисуса Христа, аминь, – прервал ее Ричард Спайд.

– Аминь, – откликнулся Оливер и тут же сунул в рот кусок хлеба.

Ларк сердито посмотрела на него. Слуга вынес огромное блюдо и поднял крышку, чтобы показать гостям поджаренного каплуна. В это мгновение в столовую вошла маленькая худенькая женщина.

–Насколько я помню, ты никогда не ешь каплуна, не так ли, Уимберли? – звонким голосом спросила она.

Удивительное рыжеволосое создание остановилось и, ослепительно улыбаясь Оливеру, протянуло ему руки. Он тут же встал.

– Давай же, дорогой Оливер, поздоровайся сомной.

– Бесс! Прошло так много времени с прошлого раза... – Он обнял ее.

«А что было в прошлый раз?» – чуть было не закричала Ларк.

–Слишком много, – согласилась женщина, игриво потрепав Оливера по щеке. – Ты такой милый, иначе я бы тебя наказала.

–С гордостью приму от тебя любое наказание.

От удивления Ларк даже приоткрыла рот.

–Мои спутники, – представил Оливер, подводя Бесс к столу. Ричард Спайд и Ларк встали. – А это...

–Мои друзья зовут меня Бесс, – перебила женщина.

Невысокая и некрасивая, она вела себя так, словно не сомневалась в своей привлекательности. Преподобный Спайд склонил голову и поцеловал ей руку, а Ларк сделала реверанс.

Во время ужина Бесс завладела всем вниманием Оливера. Он ловил каждое произнесенное ею слово, а при перемене блюд первым пробовал еду, потом резал на кусочки и со старомодной галантностью кормил свою соседку.

Он любит женщин, сказала себе Ларк, чувствуя, как ей плохо. Он говорил об этом с самого начала. Но Бесс, очевидно, особенная женщина.

«Неужели она его любовница?» – с ужасом думала Ларк.

Впервые в жизни она испытала чувство ревности, с которым не могла совладать.

– Откуда вы прибыли, миледи? – спросила Бесс, глядя на нее с вежливой улыбкой.

– Из Хартфордшира, – ответила Ларк.

Мне нравятся эти места. Вам тоже, милорд? – Бесс повернулась к Оливеру. Там такая прекрасная охота.

«Простая любезность, – поняла Ларк. – Она интересуется мною из вежливости».

Сейчас она в полной мере оценила уроки Спенсера. Чтобы не было больно, надо держать свои чувства под контролем. Она никому бы не пожелала испытать такой дикий приступ желания или острый укол зависти, которые мучили ее сейчас, когда она наблюдала за этими двумя, поглощенными друг другом и своей беседой.

Ларк прислушалась.

– Королева вообразила себя беременной, – насмешливо произнесла Бесс. – Напрасная надежда, увы.

Ларк задержала дыхание и бросила испуганный взгляд на Ричарда Слайда. Она слышала подобные разговоры у цыган, но то были обычные слухи и домыслы простого люда. А Бесс – настоящая леди и наверняка знает об этом из первых рук.

– Вы так думаете? – Оливер наполнил кубок вином и протянул его Бесс.

– Конечно. Ей уже больше сорока, муж за границей, и к тому же она больна. Уверяю вас, преподобный Спайд, хоть я и невинная девушка, но знаю, что при таких условиях зачатие невозможно.

Ларк взглянула на Оливера. Неужели речи этой женщины не пугают его? Но нет, он совершенно спокоен и продолжает любоваться Бесс.

Ничего удивительного, что Бесс так уверена в себе, – ей без труда удается притягивать внимание мужчин. По своему опыту Ларк знала, что мужское восхищение может изменить образ жизни женщины и пробудить мечты, что прячутся в дальних уголках ее бедного сердца.

Почему-то вспомнилось посещение Ньюгейтского рынка, когда Оливер выпустил на свободу всех птиц. «Я могу научить тебя летать». Только сейчас она поняла смысл его слов. Оливер де Лэйси мог заставить людей поверить в свои силы, подойти к краю пропасти и не сорваться в бездну.

Ларк сосредоточенно крутила в пальцах хлебный мякиш. «Неужели я когда-нибудь смогу почувствовать себя свободной, как птица в небе?»

–Вы не согласны, госпожа? – Голос Бесс вернул Ларк на землю.

–Конечно, согласна, – механически отозвалась Ларк, не имея ни малейшего представления, о чем разговор.

Ричард Спайд от неожиданности поперхнулся и покраснел.

– Возможно, леди Ларк не поняла смысла ваших суждений.

Бесс хитро подмигнула ему.

– Я говорила, что ни одна беременная женщина в Англии не может чувствовать себя в безопасности, пока королева Мария желает иметь ребенка.

Она от души рассмеялась и приказала принести шахматную доску.

– Вы играете? – спросила она Ларк.

–Немного, – прошептала Ларк.

– Отлично, – обрадовалась Бесс и пять минут спустя уже «съела» у Ларк три пешки.

– Вы никогда не думали, почему ферзь, то есть королева, самая сильная фигура на доске? – спросила Бесс.

– Чтобы защищать короля, – неуверенно ответила Ларк. – Я даже слышала, что давным-давно королевы были министрами короля.

Ларк ловко «съела» коня Бесс.

–Проглядела такой очевидный ход, – проворчала Бесс. – Как всегда, слишком уверена в себе и безрассудна.

– А я лишена обеих этих добродетелей, – призналась Ларк.

Бесс поспешно схватила еще одну пешку, открыв тем самым путь для ладьи Ларк.

–Никто не считает их полезными качествами. Кроме того, миледи, вы умаляете свои достоинства. Ведь именно вы спасли жизнь не менее одиннадцати осужденных преступников. Именно вы придумали шифр для самаритян. Я уже много месяцев не могу его разгадать. Признайтесь, в его основе лежит дата рождения какого-то человека или?..

– Миледи, – воскликнула Ларк, испугавшись осведомленности Бесс. – Вас ввели в заблуждение. Я не...

Бесс засмеялась.

– Не хотите говорить? Что ж, не стану выбивать у вас признания. Я и без того знаю, что вы вчисле других делали все возможное, чтобы остановить кровопролитие в Англии.

Ларк решительно захватила слона Бесс своей ладьей.

– Тем не менее меня восхищает, как вы скрываете ум под маской глупенькой женщины. Стоит запомнить это на будущее.

– Запомнить что? – не поняла Ларк.

–Как обманывать мужчин. Делать вид, что ты всего-навсего ничтожная простушка...

– Ваша светлость? – К столу нерешительно подошел слуга.

Ларк нахмурилась. Неужели Бесс герцогиня? Но она, по ее собственному признанию, не замужем.

– Ах, как хорошо быть ничтожной и глупой, – продолжила Бесс, не обращая внимания на слугу. – А вот я умнее их всех. – Она обернулась и одарила слугу ослепительной улыбкой. – Прошу прощения, Кутберт. Пустая женская болтовня. – Она подмигнула Ларк.

– Мадам, пришло письмо от королевы, вашей сестры.

Спасибо, Кутберт. Положи его на стол. Мой бедный, несчастный женский мозг постарается справиться с ним позднее.

Кутберт поклонился и ушел, недоуменно покачивая головой.

Бесс вскрыла и прочитала письмо. На секунду лицо осунулось, в темных глазах вспыхнул гнев.

Еще мгновение, и она уже лучезарно улыбалась Ларк.

– Бедный Кутберт теперь не знает, что думать.

Как, собственно, и Ларк. В голове звучали слова Кутберта: «...королевы, вашей сестры ...королевы, вашей сестры...»

Святой Господь! Бесс – принцесса Елизавета, наследница трона?!


9

– Почему ты мне не сказал? – выпалила Ларк, как только они с Оливером выехали за ворота поместья.

– Что не сказал? – Оливер потирал виски и моргал от утреннего света. В отличие от Ларк, он провел бурную ночь, играя в карты и попивая вино.

– Что мы гостили в Хэтфилд-хауз. – Ларк со злорадством смотрела, как он морщится от ее громкого голоса. – А Бесс – это принцесса Елизавета.

Дворец и окружавшие его сады остались позади, и теперь они скакали по наезженной дороге через дубовую рощу.

Оливер потер подбородок и хитро улыбнулся.

– Неужели тебя это так интересует?

Ларк нахмурилась. Лучше все-таки не ругаться. – Тем не менее ты бы мог...

– Помолчи! – Оливер привстал в стременах и прислушался.

Теперь Ларк тоже услышала тихий стук копыт.

Оливер мгновенно спешился и помог спуститься Ларк. Они торопливо отвели лошадей в кусты у дороги и сами надежно спрятались за густой порослью. Оливер положил руку на эфес шпаги.

Ларк вспомнила, как эта рука учила ее бороться с искушением. Но сейчас не любовные ласки занимали мысли Оливера. Он походил на дикого зверя, готового к прыжку; его сверкающие глаза горели возбуждением и предвкушением опасности.

–Тебе это нравится, – прошептала она. – Почему?

Оливер пожал плечами, а потом нежно провел пальцем по щеке Ларк.

–Лишнеенапоминание, что я пока еще жив, – бросил он.

Из-за поворота показался всадник. Ларк с облегчением выдохнула.

–Это Ричард Спайд! – Она вывела лошадь на дорогу. Оливер следовал на ней.

– Что-то случилось? – спросил он.

Спайд огорченно кивнул. С развевающимися светлыми волосами, в грязной одежде он походил на ангела, изгнанного из рая.

–Нас выследили. Все подручные епископа Боннера на ногах, ищут меня.

Оливер выругался.

– Ты уверен?

– Принцесса получила сообщение ночью.

Ларк вздрогнула. Она вспомнила письмо, доставленное Кутбертом, и ледяную ярость в глазах Елизаветы. Неужели королева Мария предупредила ее о том, как опасно укрывать беглеца?

Эта мысль не давала Ларк покоя. Королева, которую она всегда считала просто досадным препятствием на пути Реформации, оказывается, способна заботиться о сводной сестре.

–Шпионы Боннера всегда как хищники кружат вокруг Бесс, – жестко сказал Оливер. – Свирепые и невежественные псы, они ищут любую возможность обвинить ее в измене или ереси. Они знают, что Бесс вышвырнет их, как только займет трон.

– Вот почему я сразу же уехал из Хэтфилда, – продолжил Спайд. – Она хотела спрятать меня, пока не найдется убежище ненадежней, но я не мог рисковать ее репутацией.

– Святые угодники, да ты прирожденный мученик!– возмущенно воскликнул Оливер. Надо было остаться.

– А если бы его нашли у принцессы? – возразила Ларк.

Оливер мельком взглянул на нее. В его глазах зажглись веселые огоньки одобрения.

– Ты делаешь правильный вывод, а ведь раньше почти убедила меня в женской неполноценности.

Готовность Оливера принять ее мнение потрясла Ларк. Спенсер в таких случаях отсылал ее заучивать Библию.

– Так что же говорилось в послании, которое получила Бесс? – спросил Оливер, снова став серьезным.

– Люди Боннера засели в портах и проверяют каждый корабль.

– Значит, Грейвсенд отпадает, – напряженно размышляла Ларк, поглядывая на Оливера и Ричарда. Они были похожи на братьев: оба блондины – стройные и привлекательные. Но в лице Ричарда – решительность и сила духа, лицо же Оливера выражало пресыщенность и цинизм. Но под этой непривлекательной маской Ларк рассмотрела какую-то затаенную боль, которая влекла ее к нему. Его характер состоял из равных долей страданий, пороков и ума. И все это вместе нравилось Ларк гораздо больше, чем праведность Ричарда Слайда.

– Мы должны ехать в Блэкроуз-Прайори, – уверенно сказала Ларк.

Оливер лениво поправил перо на шляпе и исподлобья взглянул на нее.

–Преподобный Спайд будет отличным подарком для Винтера. Овца на заклание.

– Винтер не узнает.

– Он не глуп, Ларк. Негодяй, но совсем не дурак.

– И я не дура! – Она решительно расправил; плечи и без посторонней помощи залезла на лошадь. – У меня есть план.

Они добрались до знакомой Оливеру гостиницы и там укрылись в конюшне. Оливер ходил кругами вокруг преподобного Ричарда Спайда, оглядывая его с ног до головы и широко ухмыляясь.

– Если бы я не видел вас раньше, то никогда бы не узнал в этом наряде.

– Я похож на настоящее огородное чучело, – возмущался Спайд. – Неужели нет другого выхода?

Боюсь, что нет, – кусая губы, ответила Ларк. – Вы выглядите великолепно.

– Более чем великолепно, – согласился Оливер. – Неотразимо. Вы превратились в настоящую женщину, мой дорогой Спайд. Позволено ли мне будет называть вас миссис Спайд?

РичардметнулнаОливераубийственный взгляд.

– Конечно, – продолжил Оливер, когда Ларк нагнулась, – чтобы поправить на преподобном отце юбки, – мы не можем называть вас Спайд, так как сейчас это имя у всех на слуху. Как же тогда? Леди Безбород? Или госпожа Рич?

–Довольно! Я не останусь в этих тряпках больше ни одной секунды.

Разгоряченный и раздраженный, Спайд протянул руку, чтобы сдернуть скромный чепец.

Подождите! – Ларк схватила Ричарда за руки и подняла на него умоляющий взгляд. – Вы слишком быстро сдаетесь. Представьте, что это пари, Ричард.

Оливер щелкнул пальцами.

–Придумал. Миссис Квик! Вы войдете в историю как мученик в юбке.

Спайд тяжело вздохнул.

– Я страдаю во имя господа, – угрюмо проворчал он и пнул ногой край юбки.

Платье, позаимствованное Оливером в публичном доме в Шордитче, куда они заехали подороге, хорошо сидело в плечах, но ниже было слишком просторным. Оливер выхватил пучок соломы из кормушки.

–Вам нужно немного подложить спереди. Стойте тихо. – Он оттянул ворот, сунул внутрь солому и придал ей нужную форму.

– Она колется, – запротестовал Слайд.

– Не сильнее власяницы, – отрезал Оливер. Покончив с «грудью», он поправил воротник, чтобы закрыть выступающий кадык.

– Я не собираюсь больше выносить эти издевательства! – заявил Спайд.

–Придется! – рявкнул Оливер. – Или можешь сразу идти и сдаваться епископу Боннеру.

В этот момент к ним подошел конюх, который вел поить их лошадей. Взглянув на Спайда, он громко расхохотался и побежал прочь.

Когда трое друзей покидали город, солнце уже высветило крыши домов. Спайд сидел по-женски, неловко согнув одну ногу, из-под юбок торчали узкие фланелевые домашние туфли, а соломенная грудь колыхалась при каждом шаге лошади. Священник ныл не переставая, жалуясь на свою тяжелую долю. В полдень они проехали мост у Таил ер – Кросс.

В прошлый раз именно в этом месте они наткнулись на наемников Винтера Меррифилда, но сейчас по их следам шел гораздо более страшный враг – сам епископ Боннер. Оливер тревожно оглядывался по сторонам.

Солнце клонилось к закату. Спайд, устав стенать, стал тихим и покорным.

– Если он будет почаще брить лицо, прятать запястья и говорить высоким голосом, никто и не заподозрит, что перед ним мужчина, – с удовлетворением решил Оливер. – Ларк, мои поздравления, – сказал он. – Отличная маскировка.

Подожди радоваться раньше времени, – ответила она.

Наконец они достигли Блэкроуз-Прайори. Ларк молчала, погрузившись в свои невеселые мысли.

Оливер решил, что причина тому – Спенсер, этот мрачный умирающий старик.

И какая насмешка! Винтер – ее приемный сын. Он на несколько лет старше Ларк. В голове не укладывается! Как нелегко приходилось ей в жизни! Как все причудливо и печально!

Когда вдали показались ворота поместья, он подскакал ближе и коснулся плеча Ларк.

Она повернулась к нему. Оливер вновь увидел незнакомку с бледным лицом.

– Что такое?

– Я хочу, чтобы ты знала: я останусь здесь так долго, как ты захочешь.

–Сомневаюсь, милорд. – Ларк горько улыбнулась. – Обычно вы остаетесь так долго, как вам того хочется.

– С чего ты взяла?

–Я уже достаточно знаю тебя. Ты легко берешься за дело и так же быстро остываешь.

Она права, черт побери! Разница только в том, что сейчас Оливер не хотел, чтобы приключение заканчивалось.

Ты ошибаешься. На этот раз я останусь, чтобы довести дело до конца. Разве я тебе не клялся в этом в ту ночь на холме?

– Пьяные клятвы быстро забываются. – Ларк слезла с лошади без посторонней помощи и кинула поводья одному из подбежавших конюхов. Оливер соскочил с кобылы и устроил настоящее представление, галантно спуская на землю Ричарда Слайда.

Одетый в женское платье священник неловко приземлился на покрытую галькой дорожку. Он одернул юбку и почесал шею.

– Спасибо, милорд, – пробормотал Спайд, вспомнив о необходимости играть роль женщины.

Оливер усмехнулся и прошептал:

– Попытайтесь говорить на октаву выше, и я вам поверю.

Ларк уже вошла в дом. Спайд торопливо направился за ней, но Оливер остановил его.

– Вы ходите как крестьянин. Спокойнее. Короткие семенящие шаги. Слегка покачивайте бедрами. Вот так.

Он прошел несколько метров и, повернувшись, увидел, что Спайд изумленно таращит на него глаза.

– Милорд, простите за вопрос, но где, ради всех святых, вы научились так ходить?

Оливер рассмеялся:

–Годы внимательных и усердных наблюдений, мой дорогой друг!

Оказавшись в холле, они подошли к Ларк, которая разговаривала со слугой и была явно встревожена.

– Что случилось, Криспус?

–Хозяин, мадам. Ему стало хуже. Лекарство уже не помогает. Сейчас с ним Гуди Роуз.

Мгновенно забыв об Оливере и Спайде, Ларк побежала вверх по лестнице, бросив через плечо:

– Где лорд Винтер?

– Уехал, – отозвался Криспус. – Взял лодку и уплыл. Прямо в Лондон. Королева призвала его ко двору. Так, по крайней мере, говорит его слуга.

Ларк на мгновение остановилась, схватившись рукой за перила. Оливер увидел ее лицо, белое от ужаса. О Господи! Она действительно любит Спенсера.

Вбежав в спальню, Ларк упала на колени возле кровати.

– Спенсер! – прошептала она.

Гуди Роуз встала с кресла, где сидела с вязаньем.

–Хозяин просыпался только на несколько минут. Съел немного супа, не больше одного-двух глотков.

– Хорошо. – Ларк кивком головы отпустила женщину. Ужасное чувство вины переполняло ее. Только она могла заставить Спенсера как следуетпоесть, но ее не оказалось рядом, потому что она уехала с другим мужчиной. – Спенсер!

Он лежал неподвижно. Его голова покоилась ровно посередине подушки, а морщинистые руки были скрещены на груди.

Ларк подумала, как давно они не прикасались друг к другу. Не то чтобы они испытывали взаимное отвращение. Совсем наоборот. Спенсер просто не такой человек, которому приятны прикосновения. Он всегда жил разумом, а не чувствами. Спенсер совсем не похож на Оливера. Оливер не просто любил, он жаждал чувственных наслаждений. Он нуждался в любви, как большинство мужчин нуждается в еде.

– Спенсер! – Она коснулась его плеча. – Это Ларк. Ты меня слышишь?

Его руки были холодными. Тонкая сухая кожа напоминала пергамент. Ларк чуть не зарыдала в голос. Спенсер всегда был суровым и требовательным, но в основе его твердости лежала преданная забота о молодой жене.

Неожиданно всплыла картина далекого прошлого. Была весна. Спенсер лежал под яблоней и смотрел, как она, пятилетняя девочка, впервые вскарабкалась на цветущее дерево. Как смеялась от радости, когда на Спенсера падал дождь лепестков. Он тоже смеялся, стряхивая с лица белоснежные кружочки. Он был так красив, когда улыбался.

Слеза покатилась по ее щеке.

– Не надо. – Спенсер проснулся. Его голос был очень слаб, а глаза грустно смотрели на нее.

Ларк улыбнулась и вытерла невольную слезинку.

– Я просто вспоминаю, как хорошо ты всегда ко мне относился.

– Хорошо относился? Ты заслуживала лучшего. Мои придирки были несправедливы.

– Ты не знаешь, что говоришь, – запротестовала Ларк.

–Перестань, – прошептал он. – Близкая смерть – удивительная вещь, Ларк. Она вынуждает человека быть честным с собой и с теми, кого он любит. Где Оливер?

– Зачем ты хочешь видеть его?

– Он нужен мне, Ларк... Пожалуйста... Времени не так мно...

Милорд, я здесь. Оливер ворвался в спальню. За ним, шурша юбками, следовал Ричард Спайд.

Ларк вскочила на ноги.

– Вы подслушивали у дверей?

– Ларк. – Оливер слегка коснулся ее щеки. – Мне так жаль, поверь. Я...

– Спенсер, это Ричард Спайд.

– Ах. Тот самый, который исчез из Смитфилда, хвала господу. – Спенсер повернул голову к двери. – Отойдите, госпожа. Я не вижу священника.

Спайд неуклюже поклонился.

– Милорд, это я Ричард Спайд.

– Странное облачение, – пробормотал Спенсер.

Щеки Спайда порозовели от смущения.

– Маскировка, милорд. Я должен оставаться в этом костюме, пока не смогу уехать из Англии.

Спенсер закрыл глаза.

– Спаси нас, Господь, от Англии, которая обрекает хороших людей на смерть. – Он с трудом разлепил веки. – Сэр, ваше присутствие – большое утешение для меня.

С Ричардом Слайдом произошла удивительная перемена. Он больше не стыдился смешного наряда. Он был священником рядом с умирающим. Его привлекательное лицо окрасил свет веры.

– Господь с тобой, – твердо сказал он.

–Боже, я верую в тебя. – Спенсер помолчал несколько секунд. – Я стою между двумя мирами. Я хочу уйти.

Слезы душили Ларк. Она почувствовала, что Оливер ласково гладит ее по спине.

–Но есть еще одно незаконченное дело, – сказал, задыхаясь, Спенсер и обратил взгляд на Оливера. – Наша тяжба завершена?

–Кит почти все сделал. Вам не надо об этом волноваться. Винтер никогда не получит Блэкро-уз-Прайори.

Спенсер вздохнул. Его губы стали почти синими, и Ларк поняла, что конец близок. Слабым голосом он позвал ее.

– Я здесь. – Она подошла к кровати, опустилась на колени и взяла его за руку.

– Ты замечательная женщина, Ларк.

Он никогда раньше не хвалил ее. От неожиданности она не нашлась, что ответить.

– Было время, когда я слишком много требовал от твоего прекрасного сердца. Только недавно я понял, что был ужасно несправедлив к тебе.

– Умоляю, не говори так, – прошептала Ларк. – Ты был моим спасителем, путеводной звездой все дни моей жизни.

Ларк случайно подняла глаза и увидела Оливера, который стоял напротив. В его взгляде светились доброта, понимание и нежность.

Спенсер с хрипом откашлялся.

– Я воспитывал тебя по своему усмотрению, пытаясь подавить качества, которые были внутри тебя, – ум, способность к наукам, врожденную нежность, твою... женственность. Я был не прав. Ты слишком чувственная, Ларк. Ты пыталась сопротивляться, как могла. Я же хотел погасить огонь, который освещал твою душу.

– Ты старался, – возразила она. – Ты... Тише. Я мог опустошить тебя, но, славабогу, мне не удалось это сделать. И нашелся мужчина, который зажег огонь в твоем сердце с новой силой. Я рад.

Слезы заблестели в ее глазах.

–Нет! – Ларк охватило болезненное чувство вины.

– Не спорь со мной, – пробормотал Спенсер. Каждое слово давалось ему с огромным трудом. – Только теперь я понял, как ты страдала. Я былслишком ожесточен. Думал, любая женитьба приносит только боль. Сейчас я знаю, что союз двух людей, которые преданы друг другу, – подарок от бога. Я должен быть уверен, что кто-то позаботится о тебе и защитит. И этот мужчина – Оливер де Лэйси.

Ларк в ужасе подняла взгляд на Оливера. Он был потрясен не меньше ее.

Спенсер слабо сжал ее руку.

– Я хочу, чтобы ты вышла за него замуж, как только меня не станет.

–Никогда! – Она зажала уши руками. – Прошу тебя, Господи, я не слышала этих слов.

Спенсер жестом заставил ее замолчать.

–Не горюй обо мне. Поклянись, Ларк! Поклянись, что ты выйдешь за него замуж.

– Пожалуйста, я не могу...

– Поклянись, – повторил он. – Я не успокоюсь, пока ты не пообещаешь мне этого.

Ее мысли смешались. Просьба умирающего Спенсера была слишком неожиданна и... невыполнима.

–Но я не могу, – прошептала она. – Я не могу.

– Ларк, я умоляю тебя. – Спенсер никогда не показывал, как ему больно, но сейчас мука исказила его черты. Хотя его глаза остались сухими, Ларк показалось, что ее муж плачет.

Она и не думала, что он умеет это делать.

– Пожалуйста, – настаивал он. – Пожалуйста, Ларк. Пожалуйста.

Ей так хотелось, чтобы он ушел с миром. Но разве она может выйти замуж за Оливера де Лэйси? Ларк плохо его знала, а то, что знала, ей совсем не нравилось. Он отчаянный, непостоянный и непредсказуемый. Он заставлял ее чувствовать себя женщиной и дрожать от желания.

Пожалуйста, еле слышно прошептал Спенсер.

–О господи, поклянись! – выкрикнул Оливер. – Он умоляет тебя, Ларк!

Ларк резко подняла голову. Оливер схватил Спенсера за руку и наклонился над ним.

– Если это даст покой и мир вашей душе, милорд, я клянусь сделать Ларк своей женой. Я буду нежно любить и защищать ее, и бог покарает меня смертью, если я нарушу свою клятву.

Спенсер прикрыл глаза. Ему стало легче дышать, на бескровных губах появилось подобие улыбки.

– Теперь ты, Ларк, обещай взять его в мужья. Ты была двадцать лет в браке по расчету, пора иметь настоящего мужа.

Ларк бросила полный отчаяния взгляд на Ричарда Спайда. Священник, сложив руки, молился. Тогда она опустила глаза на Спенсера, который с каждым мгновением уходил от них все дальше и дальше.

– Пожалуйста, Ларк.

Его шепот стал еле слышен, Ларк понимала, как важно для него услышать от нее это обещание, и не могла отказать умирающему человеку.

– Хорошо, – проговорила она каким-то чужим голосом.

– Ты клянешься перед богом?

Ларк взглянула на Оливера. Перед ней стоял красивый мужчина, который пробудил в ней страсть и заставил почувствовать себя любимой.

Ее сердце сказало «да».

– Хорошо, – торопливо произнесла Ларк. – Клянусь перед богом, что сделаю так, как ты просишь.

На минуту в комнате повисла тишина. Потом Спенсер взял их руки и соединил вместе.

В его глазах зажегся какой-то далекий свет.

– Свершилось.

Он улыбался. Ларк и Оливер не осмеливались пошевелиться, застыв в неудобных позах, соединенные пока лишь волей и рукой Спенсера.

Ричард Спайд тихо молился.

Ларк не знала, как долго они так стояли. Внезапно дыхание Спенсера изменилось. Оно стало частым, прерывистым. Ларк услышала странный звук и потом тихий долгий вздох.

Спенсер ушел.

Она наклонилась и прижалась к его губам. Спенсер никогда не разрешал ей целовать его. Чувство невыполнимой утраты разрывало ей сердце. Его губы были прохладными и сухими, и лишь ее горячие слезы могли согреть его лицо.

Они со Спенсером пронесли через всю жизнь необычную, но глубокую любовь, которая останется для Ларк драгоценной реликвией до самыхпоследних ее дней. Поклявшись, она отдала себя Оливеру де Лэйси, но сейчас думала не о нем.

– Как я буду жить без тебя? – прошептала она. – Ради всего святого, Спенсер, как я смогу жить дальше?


– Как я мог связать себя с женщиной, которая совсем не думает обо мне? – прошептал Оливер.

Через три дня после смерти Спенсера Оливер стоял рядом с Китом в полутемной прохладе церкви Блэкроуз-Прайори. У алтаря их ждали Ларк и Ричард Спайд, оба в мрачных траурных одеждах. Под длинной черной вуалью лицо Ларк казалось совсем белым.

– Снявши голову, по волосам не плачут, – заметил Кит. Он вернулся из Лондона прошлым вечером, успешно завершив в суде дело о лишении Винтера наследства.

– Кит, я распутник и негодяй, подлец и бабник. Определенно неподходящий кандидат для... Э-э...

– Разве не ты уверял меня, что хочешь попробовать в жизни все? Испытать разные ощущения? Женитьба – это как раз то приключение, которого в твоей жизни еще не было.

– Но я собирался пробовать только забавные и интересные вещи. Подходящие для настоящего мужчины...

Кит бросил выразительный взгляд на Ларк.

Печальная, с заплаканными глазами, она словно щит прижимала к груди Библию.

– Подумай, Оливер, – сказал Кит, – разве существует равное по сложности испытание для мужчины?

– Спасибо за утешение, – буркнул Оливер, все больше злясь на себя. Ему казалось, что его использовали и заставили действовать против воли какие-то неизвестные ему силы. Вот именно что заставили! Даже из могилы Спенсер вмешивался в его жизнь.

Ричард Спайд нетерпеливо махнул им рукой.

Испытывая страх, не меньший, чем в день, когда его должны были повесить, Оливер де Лэйси шагнул вперед, чтобы приветствовать свою невесту.


10

Ларк смотрела на него сквозь черную траурную вуаль. Оливер стоял, небрежно отставив ногу. Его волосы были слегка взлохмачены. Красивое лицо ничего не выражало.

Пока Ричард Спайд читал брачный контракт, поспешно составленный Китом, Оливер поймал на себе взгляд Ларк и вдруг весело подмигнул ей.

Ларк отвела глаза и заставила себя сосредоточиться на том, что говорил преподобный Спайд.

Он выздоровел и даже немного отъелся, так что с трудом натягивал ненавистное ему женское платье, в которое был вынужден облачаться ради конспирации. Спайд нервничал не меньше, чем Ларк, и даже длинная юбка не могла скрыть, что он от волнения переминается с ноги на ногу. Он просил позволения хотя бы сегодня надеть хитон священника, но Оливер заявил, что это слишком рискованно.

Зная, как любит повеселиться Оливер, Ларк подозревала, что его немало забавляет священник в юбке. Кит Янгблад в роли друга жениха стоял рядом с Оливером и плотно сжимал губы, чтобы не рассмеяться.

Добрый безотказный Кит. Благодаря его усилиям брак будет законным. Прошлой ночью забокалом вина Кит составил условия брачного контракта. Он позаботился о финансовой стороне дела, оговорил приданое и проследил за всеми приготовлениями к свадьбе.

И вот сейчас Ричард Спайд решит ее судьбу. Как положено во время церемонии, он спросил у новобрачных, не знают ли они препятствий к заключению брачного союза.

Ларк тяжело вздохнула. Это была последняя возможность передумать. Ей хотелось крикнуть, что она не желает выходить замуж, повернуться и убежать, но вспомнились последние слова Спенсера: «Поклянись, Ларк! Поклянись, что он станет твоим мужем».

Она дала слово у постели умирающего.

Оливер отрицательно покачал головой. – Продолжайте, – сказал он Спайду.

В полумраке сырой холодной церкви Блэкроуза Ларк услышала свой собственный голос. Она обещала быть целомудренной и послушной женой и рожать мужу детей.

Затем пришла очередь Оливера. Ларк ожидала, что он произнесет свою клятву небрежно, с издевкой или усмешкой, но вместо этого он снял с нее вуаль, взял за руку и взглянул на нее голубыми сияющими глазами.

– Я хочу видеть твое лицо, когда буду произносить клятву, – сказал он. – И хочу быть уверен, что ты слышишь меня.

Клянусь любить и почитать жену, разделять сней радость и горе и никогда не покидать ее. Клянусь защищать ее и заботиться о ней.

Ларк не могла понять, показалось ей или действительно рука Оливера дрожала, когда он медленно надевал кольцо ей на безымянный палец.

– Это кольцо свидетельствует перед людьми, что мы сочетались христианским браком. С этого момента я твой муж. Доколе смерть не разлучит нас.

Глаза его стали серьезны, а рот сжался, словно от боли. Но уже в следующее мгновение Оливер широко улыбнулся, и Ларк решила, что все это плод ее воображения.

Оливер нежно коснулся ее подбородка.

– Ларк, все закончилось.

Закончилось? – переспросила она отрешенно.

– Да, дорогая. По крайней мере, скучная часть обряда. А теперь начинается самое интересное.

Оливер вошел в спальню невесты. Никого. Он молча налил в кубок вина и подошел к окну.

На открытую створку окна села птичка. Оливер увидел рассыпанные на подоконнике крошки. Ларк! Он представил, как она, томясь в одиночестве, год за годом рассыпала здесь крошки, чтобы привлечь птиц, которые скрашивали ей скучные часы, проведенные за рукодельем.

В темно-синем сумеречном небе появились первые звезды. Оливер одним глотком осушилкубок и с грохотом поставил его на стол. Птичка чирикнула и улетела.

– Сегодня ночью в моих руках будет другая маленькая птичка, – пробормотал он.

Их ждала первая ночь любви. И все было бы прекрасно... Одна мысль не давала Оливеру покоя – ребенок! Их с Ларк ребенок. Имеет ли он право иметь детей? Его болезнь непредсказуема. У Оливера были все основания полагать, что она передается от отца сыну. Его брат Дикон страдал от того же недуга и умер, не прожив и шести лет.

Даже если дети Оливера окажутся совершенно здоровыми, сам он болен и, умерев молодым, только сделает несчастным своего сына или дочь.

Спустя несколько минут в комнату вошла Ларк. Широко раскинув руки, Оливер бросилсянавстречу.

– Мои поздравления, мадам. Вам со Спенсером все-таки удалось заполучить наследника из рода Уимберли.

– Что ты имеешь в виду?

–Я имею в виду, – сказал он, – что ты и Спенсер, упокой Господь его душу, пошли на большой риск ради того, чтобы заполучить меня. Сначала спасли от виселицы, потом с моей помощью изменили акт, закрепляющий порядок наследования земли, и, наконец, когда Спенсер откинул копыта, ловушка захлопнулась. Блестящевыполненный план.

– Это самая гнусная, отвратительная и оскорбительная ложь, которую я когда-либо слышала, – гневно воскликнула Ларк.

– Ты уверена?

Конечно. Ты практически вынудил меня дать согласие на брак возле постели умирающего Спенсера.

– Я не сразу раскусил твои уловки. Ты отличная актриса, Ларк, но мне тебя жаль.

Они стояли лицом к лицу и старались испепелить друг друга взглядом.

– Я не играла. Мне и в голову не приходило, что Спенсер хочет поженить нас. Я этого не хотела! На самом деле это ты поймал меня в ловушку.

– Было бы что ловить. И ради чего?

Оливер похолодел от собственных слов. Какон мог так грубо, так жестоко обидеть женщину, которая несколько часов назад стала его женой?

Больше всего ему хотелось бы взять эти слова обратно. У него мелькнула мысль сказать ей правду, но тогда пришлось бы сознаться, что он боится ее. Он хотел ее несколько недель, а теперь, когда Ларк наконец принадлежит ему по праву, он вдруг понял, что не так-то просто уложить ее в постель. Теперь он отвечал за ее будущее. И за ее счастье.

Счастье? Господи, да что он знает о женском счастье?

–Ради чего? – тихо переспросила Ларк. – Наверное, ради богатства. Ведь я теперь богатая вдова.

Голос ее задрожал.

Оливер вспомнил, какв момент смерти Ларк склонилась над Спенсером, с какой безграничной нежностью поцеловала его. Она любила этого старика. «Как я буду жить без тебя?» – вновь услышал он ее полный отчаяния шепот.

– Что сделано, то сделано. Я поклялся, что возьму тебя в жены, и выполнил обещание.

Он обошел вокруг стола, приблизился к Ларк и прижал ее ладонь к своим губам.

– Я обещал Спенсеру защищать тебя и заботиться о тебе.

Ларк выдернула руку.

– Я отлично прожила без тебя девятнадцать лет. А что касается заботы, то я в ней не нуждаюсь. По крайней мере, не от мужчины, для которого жизнь – это цепь развлечений и побед. Который играет чувствами женщины. Забавляясь, произносит клятвы и забывает о них, как только теряет интерес к своей очередной жертве.

Больше всего Оливера раздражало то, что Ларк была права. Строгая, непогрешимо добродетельная, бескомпромиссная, она перечисляла его недостатки и бросала их ему в лицо.

Оливер медленно приближался к Ларк, а она отступала от него, пока не уперлась в стену. Тогда он остановился и заглянул ей в глаза.

– Возможно, это правда. Но ты вышла за меня замуж. Теперь ты – моя. – Оливер осторожно коснулся губами ее рта. – Почему ты не стала танцевать со мной во время ужина?

Неприлично танцевать так скоро после смерти моего... Спенсера.

– Здесь этого никто не увидит. Никто, кроме меня. Потанцуй со мной, Ларк. Потанцуй со своим мужем.

–Нет, – прошептала она, и ее лицо побледнело. – Здесь нет музыкантов...

– Я могу напеть.

– Дело не в этом, Оливер! Я не буду танцевать с тобой.

– Хорошо, – ответил Оливер, с удивлением услышав, как ее губы произнесли его имя, и все больше возбуждаясь от близости ее тела. – Сегодня наша брачная ночь, так что давай не будем тратить время на болтовню. Каждый раз, когда мы начинаем разговор, все заканчивается ссорой.

Ларк долго смотрела на него, и от этого взгляда Оливеру стало не по себе. Интересно, о чем она сейчас думает? Может, она наконец увидела в нем мужчину и сгорает от желания? Или думает о том, что Ричард Слайд более красив, а Кит более надежен?

– Я не знаю, что должна делать, – смущенно сказала она наконец.

– Ох, Ларк. – Он легонько сжал ладонями ее щеки, любаясь ее нежной, словно перламутровой кожей. – Не беспокойся ни о чем. Я помогу тебе.

Оливер опустил ладони ей на плечи и начал их нежно поглаживать. Он чувствовал, как напряжено все ее тело.

– Помнишь птиц на Ньюгейтском рынке?

Ларк кивнула.

– Когда я выпустил их на волю, они думали о том, как полетят и куда?

–Но ведь они птицы и делают то, что велитим инстинкт.

– И ты должна вести себя так же, моя милая Ларк. – Он наклонился и легонько подул ей в ухо. – Хватит беспокоиться о том, что правильно, а что нет. Не надо бояться. Ты такое же творение бога, как любая птица. Тебе нужно перестать думать и начать просто чувствовать.

– Я боюсь, что не смогу.

– Не надо бояться. Ты все сможешь, любовь моя.

Это было самое необычное обольщение, которое когда-либо выпадало на долю Оливера. И не только потому, что Ларк была так неопытна и окутана пуританскими предрассудками и правилами. Эти достоинства, может, хороши для души, но являются серьезным препятствием при завоевании тела.

Но хуже всего было то, что его сердце оказалось в плену. Такого раньше с ним никогда не случалось, и он не знал, как с этим справиться.

– Подойдем к огню.

Он взял обе ее руки и медленно повел к камину, не отрывая от нее глаз и даже не решаясь моргнуть из страха потерять внезапно возникшую между ними хрупкую связь.

Последние догорающие угольки окрашивали их лица в розовый цвет. Оливер легко, почти невесомо прикоснулся губами к ее лбу. Ему не хотелось спугнуть ее. Он будет нежен и терпелив. Но он завоюет ее любовь. Пусть на это понадобится целая жизнь.

Оливер не мог сказать, почему счастье Ларк так важно для него. До этого дня он даже не думал, что вообще способен заботиться о ком-то.

Ларк потянулась, чтобы снять чепец, который надела сразу после свадьбы, но Оливер перехватил ее руку и прижал к своей груди.

– Не шевелись и ни о чем не думай. Сегодня все делаю я.

Ларк послушно опустила руку. Оливер нащупал две деревянные шпильки, на которых держался чепец.

Ее волосы рассыпались сверкающими черными волнами, укрывая Ларк до самых бедер. Погрузив ладони в их живой водопад, Оливер прижался к ним лицом и глубоко вдохнул.

– Если мне суждено сегодня лечь спать и никогда не проснуться, – произнес он, – я умру счастливым.

Ему так часто приходилось думать о смерти, что он перестал ее бояться.

–Какие у тебя мягкие волосы – чистый шелк.

Он покрывал поцелуями ее лицо, шею, волосы, а пальцы уже нашли тесемки платья Ларк. Тугой лиф с легким шелестом упал на пол, вслед за ним соскользнули и рукава.

Ларк выглядела хрупкой и трогательной. Умелые движения его рук, казалось, околдовали ее. Оливер поднялся и, не удержавшись, поцеловал ее в губы, одновременно развязывая юбку.

Тяжелая черная ткань упала, словно полог, открывая другую, более тонкую юбку, которую постигла та же участь. Под ней оказался кринолин. Изящное тело Ларк окружали тонкие тростниковые кольца.

– Я был недалек от истины, – сказал он, расстегивая крепления, – когда назвал тебя жаворонком в клетке.

Наконец он справился с ненавистным каркасом и с удовлетворением смотрел, как он концентрическими кругами падает на пол. Затем, словно приглашая на танец, он взял Ларк за руку и повел прочь от ненужной больше одежды.

Ларк стояла перед ним, одетая лишь в тонкую сорочку без рукавов.

Оливер с восхищением смотрел на нее. Потом притянул Ларк к себе и обхватил ладонями ее голову.

– Разве тебе не хорошо вот так, Ларк?

Она кивнула:

– Я бы хотела, чтобы ты позволил мне объяснить...

– В этом нет необходимости.

Он повел Ларк к кровати, довольно простой, без узорной резьбы или балдахина, но с удобными подголовными валиками и расшитым покрывалом. Легонько надавив ей на плечи, он заставил ее сесть и начал раздеваться.

Легкими движениями он быстро скинул камзол и ботинки и остановился, чтобы наполнить кубок вином.

– Возьми. – Он протянул его Ларк. – Это согреет тебя.

Она послушно выпила, следя за Оливером широко раскрытыми серыми глазами.

Он за это время снял чулки и стоял в одной рубашке, которая прикрывала его до бедер. Какая горькая ирония судьбы! Ларк замужем и при этом оставалась девственницей. Вот почему она казалась ему такой загадочной. В чем-то она была умна и не по годам опытна, но в другом осталась ребенком.

Эта мысль пробудила в нем такую нежность, что Оливер нарочно помедлил, развязывая тесьму на вороте рубашки, прежде чем сбросил одежду.

У Ларк от восторга перехватило дыхание. Оливер опустился возле нее на кровать, взял из ее рук кубок и поставил на прикроватный столик.

– Ты боишься, Ларк?

– Нет... конечно, нет. – Она отвела взгляд. —Да.

Его улыбка стала печальной.

– Я никогда, никогда не причиню тебе боль. Она вздрогнула.

– Я хочу, чтобы все скорее кончилось. Пожалуйста, сделай это побыстрее.

– Нет, дорогая моя, и не проси. Я потрачу столько времени, сколько захочу, а когда мы закончим, ты будешь рада, что все произошло именно так.

– Сомневаюсь.

Он обнял ее за плечи и прижал к себе. Крепко и вместе с тем осторожно. Затем наклонился и, коснувшись ее губ, легонько поцеловал.

Ларк крепко обвила его за шею. Наконец-то! Оливер возликовал. Его руки скользили вверх и вниз, вверх и вниз, открывая для себя изящные изгибы ее тела, которое, казалось, было создано для того, чтобы дарить наслаждение мужчине. Оливер скользнул губами по ее подбородку, затем по шее, спустился к маленькой ямке над ключицей. Он потянул завязку на сорочке. Дюйм за дюймом открывалась ее грудь, и когда она полностью обнажилась, Оливер не мог оторвать глаз...

Оливер провел ладонью по ее груди и целовал до тех пор, пока слабый протест из уст Ларк не сменился томительным вздохом. Он все ниже стягивал с нее сорочку, обнажая упругий плоский живот, бедра и, наконец, то место между ними, которое сводило его с ума.

Ларк тихо застонала от смущения, но ее бессловесный протест не остановил Оливера. Его руки ласковым движением скользнули ниже, пока сорочка не оказалась отброшенной на пол.

Затем Оливер снова поцеловал ее в губы, ощущая языком влажную теплоту рта.

– Ведь это не страшно, правда? – спросил он.

– Ты уже закончил?

Оливер тихо рассмеялся.

– Любовь моя, я еще не начал. Ларк с ужасом посмотрела в его смеющееся лицо. Она не хотела видеть его глаза и задыхаться от волнения, не хотела жаждать его поцелуев и ласк. Но видит бог, как она их жаждала.

Оливер снова поцеловал ее. Его язык все настойчивее проникал ей в рот, и странное оцепенение постепенно завладевало Ларк. Это было совсем не так, как она представляла.. Прошлое перестало существовать. Он – ее муж, а причина, по которой она вышла замуж, больше не имеет значения. Ее охватывали новые прекрасные ощущения, и сознание постепенно отступало, медленно готовясь к полной сдаче.

Теперь ей уже хотелось, чтобы новые ощущения длились вечно. Обжигающие поцелуи Оливера и неутомимое движение его рук возымели на Ларк необыкновенное действие. Она выпила совсем немного вина, но восхитительное опьянение разливалось по всему телу, заставляя кожу пылать там, где он касался ее пальцами.

Со стоном отчаяния она обвила Оливера руками за шею и прижалась губами к его губам, желая близости и завершения, которому еще не знала названия.

Оливер. Как странно думать о нем, называя просто по имени.

Она выгнула спину, чтобы прижаться грудью к его мускулистому телу, и это прикосновение чутьне свело ее с ума. Она жаждала его поцелуев, но не знала, как сделать, чтобы он понял это.

Но он понял. Глубокий стон вырвался из его груди. Он припал ртом к ее губам и крепко поцеловал, одновременно раздвигая руками ей бедра.

Она хотела сказать «нет», но губы произнесли «да». Его пальцы скользнули внутрь, найдя потаенное место, которое превратило угольки ее желания в полыхающий пожар и лишило возможности сопротивляться. Она больше не принадлежала себе. Она плыла по неведомому океану, где ее единственным спасением был Оливер де Лэйси.

–Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, – услышала она свой шепот.

– Уже скоро, любовь моя, – пробормотал он, касаясь языком ее сосков и вновь возвращаясь к губам, в то время как его пальцы в одном ритме с языком проникали внутрь ее тела. Это безумие уносило Ларк все выше, пока надрывный стон не вырвался из ее груди.

Затем она почувствовала тяжесть его тела, и ее кожи коснулась его горячая бархатистая плоть. Ларк подалась навстречу сильному, но безболезненному толчку, который лишь усилил ее желание. Оливер на мгновение замер и заглянул ей в глаза.

– Все в порядке?

– Нет. Да. Не знаю. – Она была как в тумане.

– Если тебе больно, я перестану. – На его губах мелькнула печальная улыбка. – Умру, но остановлюсь.

–Нет! Нет, Оливер.

Он поцеловал ее и опустился на дюйм ниже.

Мне нравится, как ты произносишь мое имя.

Их дыхание смешалось. Сердца забились в унисон. Оливер продолжил осторожное, но настойчивое движение. Давление все нарастало, но оно несло с собой не боль, а скорее какую-то смесь сладкого мучения и восторга.

– Оливер! – сорвался с ее губ крик.

– Тебе больно? – Он осторожно попытался выйти из нее, но Ларк жадно обхватила руками его бедра.

– Не... не смей, – с трудом выговорила она.

Оливер прижался к ней всем телом и помедлил буквально какую-то долю секунды. Она приготовилась к едким обидным нападкам, но вместо этого он продолжил движения. Сначала ритм был медленным, затем стал быстрее. Теряя последние крохи рассудка, Ларк изгибалась всем телом навстречу каждому толчку.

Она взлетала все выше и выше, пытаясь схватить ускользающее ощущение, которому не знала названия.

–Сейчас, любовь моя, – шептал ей на ухо Оливер. – Уже скоро.

Наконец настал восхитительный момент освобождения. Ларк закричала от муки и восторга. Оливер последний раз погрузился в нее и издал хриплый стон. Ларк почувствовала новый взрыввнутри себя... и время для нее перестало существовать.

Тело Оливера сладостным грузом прижимало ее к кровати. Они лежали не шевелясь, удерживаемые вместе таинственной силой, которая заставляла гулко биться их сердца и испытывать сладкую истому.

Мысли Ларк с трудом пробивались сквозь розовый туман восторга и смущения. Всю жизнь ее учили управлять своим сердцем и телом. Этой ночью она пошла на поводу своих чувств и впустила Оливера в свою жизнь. Она рискнула и теперь была благодарна ему за все.

–Ты плачешь? – Его теплые губы поймал слезинку, которая катилась у нее по щеке.

Оливер осторожно лег рядом с Ларк.

– Прости, если причинил тебе боль.

–Дело не в этом. Я не могу понять, что со мной.

– Тебе понравилось?

– Что я должна ответить? – Ларк чувствовала себя уязвимой и незащищенной. Ей вдруг захотелось спрятаться от него.

Но Оливер ей не позволил. Он плотнее прижал Ларк к себе и подложил согнутую в локте руку ей под голову.

–Ничего не отвечай. Спи. У тебя был длинный день.

Приятная тяжесть, словно шелковая шаль, накрыла тело Ларк. Запах его тела дурманил ей сознание, дыхание становилось медленнее и ровнее.

– Ларк?

Она улыбнулась тому, как осторожно и неуверенно он произнес ее имя.

– Да?

– Я хотел тебе кое-что сказать. Не влюбляйся в меня, Ларк.

– Почему?

– Я видел, что смерть Спенсера разбила тебе сердце. Я не хочу, чтобы ты снова страдала, но уже из-за меня.

Ее веки задрожали, но не открылись.

–Влюбляться в тебя, Оливер? С какой стати мне делать такую глупость?

С Чилтернских холмов спускалась весна, укрывая все вокруг зеленым пушистым ковром. Стояли ясные теплые дни. Пастухи гнали стада овец на летние пастбища. Крестьяне-арендаторы пахали землю, а их дети шли за плугом, разбрасывая семена пшеницы.

Ларк окунулась в повседневную работу, которой в Блэкроуз-Прайори было достаточно в любой сезон. Она проверяла уплату ренты, следила за изготовлением свечей, командовала мытьем полов и стен.

Дни проходили в обычных заботах, но ночи...

Именно о ночах вспоминала Ларк, направляясь в швейную мастерскую, чтобы помочь Флора-бель набить матрац.

От этих воспоминаний сердце забилось быстрее, заныло внизу живота. Ларк остановилась возле небольшой комнатки рядом с кухней, стараясь успокоиться.

Служанка, должно быть, вышла. Матрац, уже набитый до половины соломой и душистой травой, висел посередине комнаты. Ларк обошла вокруг него и принялась за дело. Не прошло и нескольких минут, как она услышала за дверью шаги.

– Флорабель, – сказала она, не оборачиваясь, – я полагала, что все обитатели Блэкроуза осудят меня за то, что я вышла замуж за Оливера так скоро после смерти Спенсера. Но все, похоже, спокойно восприняли это. Что говорят слуги за моей спиной?

Флорабель молчала.

– Можешь не отвечать, – сказала Ларк, – я не настаиваю. Только скажи мне, что ты думаешь о моем муже?

Снова тишина.

Ларк представила, как щеки девушки заалел! от смущения, и улыбнулась.

– На этот вопрос тоже можешь не отвечать, Флорабель. Ясно, что все находят его очаровательным. Он веселый, сильный, восхитительный. – Она закрыла глаза и, опустившись на уже готовый матрац, вдохнула пряный запах лаванды и лавра. – И еще он невозможно красив, правда? – А поскольку Флорабель была с Ларк одного возраста и тоже недавно вышла замуж, Ларк смелодобавила: – Я совсем не высыпаюсь последнее время, потому что лорд Оливер... слишком активен по ночам.

–И днем тоже, – раздался низкий мужской голос совсем рядом. Ларк открыла глаза, но, прежде чем она успела вскрикнуть, Оливер крепко поцеловал ее в губы и прижал своим телом.

Она почувствовала почти болезненную радость, словно это ее мысли и слова вызвали Оливера к ней.

Вырвавшись из-под власти его долгого поцелуя, Ларк с притворным возмущением спросила:

– Где Флорабель?

Оливер засмеялся и лизнул ее в ухо.

– Я дал ей два пенса и отправил на рынок.

– Но у нее много дел.

Оливер прижался набухшей плотью к ее раздвинутым бедрам.

– У нас тоже.

Ужасное подозрение остудило вспыхнувшую в ней страсть.

– Как давно ты здесь? – строго спросила Ларк. Оливер потянул за тесемки ее лифа.

– Достаточно.

– Достаточно для чего?

Он снова рассмеялся и потянул за край ее сорочки. Грудь Ларк обнажилась, и Оливер легонько куснул ее зубами.

– Достаточно для того, чтобы услышать, как меня называют очаровательным, веселым, сильным, восхитительным. Пожалуй, я могу смутиться от таких похвал.

– Вот уж вряд ли. – Ларк была полна решимости держаться строго, но предательская слабость вдруг овладела ею, и она подалась вперед, навстречу его губам. – Я совершенно не имела это в виду.

– Конечно, не имела. – Он сдернул рубашку и снял штаны.

–Я не стану влюбляться в тебя, – сказала Ларк, раскрывая ему объятия. Оливер вошел в нее, и Ларк обреченно вздохнула.

– Конечно, не станешь.

Ларк сладко застонала и подалась бедрами навстречу ему.

– Тогда почему... я позволяю тебе... почему... хочу тебя... – Она больше не могла говорить.

– Потому что не можешь бороться с собой, моя дорогая. И я тоже.

Оливер не знал, сколько прошло времени, да это и не имело значения. Он бросил взгляд на единственное незастекленное окно швейной мастерской и увидел, что небо алеет, как раскрасневшиеся щеки Ларк.

Он посмотрел на спящую жену. Матрац, словно облако, окутывал их тела, защищая от холодного воздуха. Когда Оливер был маленьким, запах сухой соломы обычно вызывал у него приступы удушья, но в последние годы болезнь проявлялась реже. В Блэкроузе воздух был сухой и чистый, и Оливер чувствовал себя здесь вполне прилично.

Ларк вздохнула и плотнее прижалась к нему. Она спала в его объятиях сладко и доверчиво, как ребенок.

Уже несколько недель Оливер жил со странным чувством недоумения. Его предназначение – пускаться в авантюры, испробовать все удовольствия жизни, пить жизнь жадными глотками, не заботясь о том, какие руины остаются у него за спиной.

Но случилось что-то немыслимое.

Оливер де Лэйси влюбился в собственную жену.

Он несколько минут размышлял, пытаясь понять, когда это случилось, и пришел к мысли, что это не походило на любовь с первого взгляда, словно купидон пронзил его стрелой. Напротив, его чувства зрели постепенно с того самого дня, когда Ларк вытащила его из могилы для нищих. Потом было ее появление в таверне. И прогулка по Ньюгейтскому рынку. Его чувства стали прочнее и нежнее, когда Оливер узнал, на какой риск пошла Ларк, чтобы спасти невинно осужденного, и когда он увидел, как она плачет у постели мертвого Спенсера.

И окончательно овладели им, когда Ларк отдалась ему в брачную ночь.

У Оливера был богатый опыт общения с женщинами. Он мог сразу распознать девственницу. Ларк была целомудренней всех девственниц мира, она была невинна... Или нет? Может быть, Ларк просто ни на кого не похожа, и потому ее невинность сдалась без обычного сопротивления? Эти сомнения порой не давали ему покоя. Впрочем, какое это имеет значение?!

Оливер нагнулся и поцеловал выбившиеся из ее прически локоны. Он мог часами лежать рядом с Ларк, нежиться в ее объятиях, ожидая пробуждения, чтобы снова наслаждаться друг другом.

Любовь поглотила его полностью, до головокружения. Как могла эта маленькая строгая женщина посеять хаос в душе такого мужчины, как он?

Оливер вздохнул и посмотрел на Ларк. Нежная кожа, темные ресницы, восхитительный рот, если не считать те мгновения, когда она неодобрительно надувала губки...

Волна нахлынула с необычной силой. Оливер почувствовал, как сдавило грудь. Приступ? Нет, не сейчас. Не здесь.

Осознав, что это не приступ, он облегченно вздохнул. Это было совсем другое. Это была любовь.

Оливер вдруг понял, что у любви есть один серьезный недостаток. Она причиняет боль, если остается безответной.

Я не стану влюбляться в тебя, – зазвучал у него в ушах задыхающийся, почти отчаянный возглас Ларк.

Он печально улыбнулся.

– Тогда, надеюсь, ты не будешь возражать, – прошептал он, – если я буду любить тебя?

Кто-то громко забарабанил в дверь швейной мастерской.

Ларк проснулась и открыла глаза. – Что это? – пробормотала она.

– Милорд! Госпожа! – Голос Флорабель от волнения сорвался на визг. – Идите скорее! Лорд Винтер вернулся!


11

Оливер и Ларк застали Винтера в главном холле. Незваный гость расхаживал взад-вперед и задавал вопросы дворецкому с суровостью испанского инквизитора.

– Почему ржаные поля не засеяны? Почему пустуют западные холмы? Мне казалось, я велел пасти там скот.

– Да-да, милорд, – отвечал худой, с тонкой шеей дворецкий по имени Кейкпен.

– Винтер! – воскликнул Оливер, пряча досаду за широкой улыбкой, и, протянув руки, пошел ему навстречу.

Винтер был красивый молодой человек, преисполненный мужской гордости, чего не мог не оценить Оливер. И, возможно, как и Оливер, он частенько пользовался своей внешностью для достижения личных целей.

Ничуть не смущаясь, Оливер дружески обнял Винтера.

– Добро пожаловать в Блэкроуз. Винтер отступил на шаг назад.

– Что ты здесь делаешь? – Не дожидаясь ответа, он перевел взгляд на Ларк. – Я полагал, у тебя достаточно ума, чтобы отделаться от надоедливого гостя и выставить его за дверь. Почему он все еще здесь?

Оливер не дал Ларк возможности ответить.

–Я вижу, кончина твоего отца совершенно надломила тебя, – произнес он, вручая Винтеру бокал с элем. – Очевидно, ты был настолько убит горем, что не смог даже прийти на похороны и отдать ему последний долг. – Он похлопал Винтера поплечу.Время залечит твою рану, сынок.

Винтер залпом выпил эль.

– Сынок? Ты что, женился на ней? Оливер рассмеялся и нарочно выдержал долгую паузу.

– Да, – ответил он наконец. – Мы поженились. А поскольку Ларк была женой твоего отца, то есть твоей мачехой, то теперь я – твой отчим...

Бокал с элем выпал из рук Винтера и упал на пол.

Ларк молчала.

Одним прыжком Винтер оказался около нее и, схватив за запястья, прижал к стене.

– Это правда? – гневно спросил он, и его лицо перекосилось от бешенства.

Какое-то мгновение Оливер стоял неподвижно.

Потом бросился на Винтера, схватил его и развернул лицом к себе. Винтер оттолкнул Оливера и схватился за эфес шпаги.

Но не было еще человека, который мог бы сравниться с Оливером де Лэйси в искусстве фехтования. Даже не обретя равновесия, он выхватил шпагу, и ее кончик тут же уперся в шею Винтера.

Глаза Винтера округлились от удивления. Он скосил глаза на кончик шпаги, и его собственное оружие со стуком упало на пол.

В таких случаях Оливер обычно презрительно усмехался в лицо своей жертве, но в этот раз ему было не до смеха. Его самообладание висело на волоске, и этот волосок держала маленькая испуганная женщина, которая смотрела то на него, то на Винтера.

– Пожалуйста, не убивай его, – прошептала она.

Ее слабый, полный мольбы голос охладил его ярость. Оливер изобразил на лице отеческое огорчение.

– Ну вот, мой мальчик, – произнес он как можно спокойнее. – Если ты будешь продолжать капризничать, мне придется отправить тебя в детскую.

– Ты негодяй, который сует нос не в свои дела, – процедил сквозь зубы Винтер. – О тебе судачат в самых грязных притонах Саутуорка.

– А откуда ты так хорошо знаком с притонами Саутуорка?

Винтер проигнорировал вопрос.

–Значит, Ларк теперь твоя жена? Что ж, я могу дать тебе кое-какие советы, ведь я знаю ее давно, гораздо дольше тебя...

– Да, она моя жена, – оборвал его Оливер. – И я не нуждаюсь в советах, тем более твоих.

Чтобы его слова лучше дошли, Оливер слегка надавил острием шпаги.

–Как ты, наверно, догадываешься, я не позволю тебе тронуть ее и пальцем. И не смей делать в ее адрес замечания, которые я могу счесть оскорбительными. Понятно?

– Да, – тихо ответил Винтер.

– Отлично. – Оливер подмигнул ему и убрал шпагу в ножны. – Если бы ты знал, сынок, как близко ты был к смерти.

– Оливер, хватит. – Ларк взяла его за руку. – Успокойся.

Винтер проглотил застрявший в горле комок.

–Хотя моя мать учила меня быть гостеприимным хозяином, боюсь, мне придется попросить тебя покинуть Блэкроуз. Теперь, когда мой достопочтенный отец, светлая ему память, скончался, мненадо заниматьсяимением.—Он улыбнулся Ларк. – Ты вела дела как умела, но все равно никто не заменит настоящего управляющего. Что касается твоего нового мужа, то всем понятно, почему он женился на тебе. Ты теперь владеешь поместьями отца – это и привлекло Оливера. И когда ты это поймешь, то снова примчишься ко мне.

С этими словами он повернулся и вышел из холла.

Ларк, окаменевшая и бледная, смотрела ему вслед. Оливер никогда не видел свою умную, практичную и строгую Ларк такой подавленной.

«Снова примчишься ко мне». Оливер нахмурился, размышляя над словами Винтера.

Ларк робко посмотрела на него. В ее дымчато-серых глазах, опушенных густыми ресницами, таилась такая боль, что Оливеру захотелось встряхнуть ее... или сжать в объятиях.

Он не сделал ни того, ни другого.

– Каким ядом он отравил тебя, Ларк? Полчаса назад в твоих глазах я видел только страсть и радость. А с появлением Винтера ты за пять минут превратилась в сгоревшую свечку. Мне больно видеть тебя такой.

– Тебе больно?! Ты всегда смотришь на вещи только со своей колокольни. Ты никогда не пытаешься понять меня.

– Тогда объясни мне, чтобы я понял, – оборвал ее Оливер. – Чем он тебя так напугал? Что между вами произошло? Он бил тебя, домогался? Ради бога, Ларк, если так, я убью его сию же минуту.

–Нет, Оливер! Если ты действительно дорожишь мной, не вмешивайся в наши отношения. Я сама сообщу ему о том, что он лишен прав наследования.

–Интересно будет послушать. В его присутствии ты и трех слов не вымолвила.

Ларк сжала кулаки.

–Извини, но мне нужно распорядиться насчет ужина.

Резко развернувшись, она вышла из холла.

В этот вечер Ларк велела подать на ужин каплунов. Пока жареную птицу выставляли на стол, она не проронила ни слова и, боясь встретиться глазами с Оливером, смотрела прямо перед собой, где за отдельным столиком у стены ели слуги.

Как ни странно, ссора с Оливером дала Ларк силы пережить этот вечер. Теперь Ларк могла спокойно вынести новое испытание. А потом пережить ночь. Она не позволит ни Оливеру, ни Винтеру испугать себя.

Винтер сидел справа от нее, Оливер слева. Напротив Винтера расположился мистер Белкамбер, тучный лысый мэр Хемпстеда.

Оливер оживленно беседовал с мистером Неттлторпом, удачливым конезаводчиком, который обещал привести своего лучшего племенного жеребца для породистой неаполитанской кобылы Оливера.

Ларк осталась наедине со своими мыслями.

«Какая ирония судьбы, – с горечью думала она. – Спенсер был уверен, что Оливер станет моим спасением, что своей молодостью, красотой и обаянием он распахнет клетку и выпустит меня в свободный полет».

Ларк сделала глоток красного вина и снова подумала о Винтере. При этом она ощутила знакомый трепет, которому не могла найти объяснения, но который всегда испытывала в его присутствии. Она сама дала ему эту власть над собой.

Ларк пыталась убедить себя, что это не ее вина. Она встретила его в том нежном возрасте, когда ей не исполнилось и семнадцати. Отвратительное прошлое, связанное с Винтером, было ее тайной. Тщательно скрываемой болью.

Оливер поставил Винтера на место, пригрозил ему и дал ей надежду, что прошлое больше никогда не вернется. Но Оливер сделал все это ради себя самого, потому что почувствовал себя задетым. На карту была поставлена его гордость.

Ларк вздохнула и опустила бокал с вином на стол. Есть не хотелось. Последнее время ее частенько подташнивало. Ее взгляд машинально остановился на гербах, красовавшихся на двери. Олень с поднятой правой ногой – идея Спенсера – украшал стены и занавеси во всем доме.

/«Это не твоя вина, Спенсер, – подумала Ларк. – Я сама виновата. Два года назад я потеряла себя и свою душу».

– Кто эта женщина? – прервал ее размышления Винтер, показывая на столик для слуг. – В темно-синем платье.

Ларк посмотрела на красивую сельскую девушку с соломенно-желтыми кудрями и широким лицом. Надо признать, что придуманный ими для Слайда маскарад оказался неожиданно удачным.

– Это миссис Квикли, несчастная вдова, на долю которой выпала непростая судьба, – ответила Ларк, как и было условлено.

– Посмотри, как ей одиноко, Ларк. Где твое гостеприимство? – вмешался Оливер.

Она сразу поняла, что Оливер сейчас что-нибудь придумает, чтобы предотвратить неприятность. И оказалась права. Он встал и направился к миссис Квикли.

Ларк видела, как Оливер наклонился и что-то прошептал Спайду на ухо. Спайд побледнел, что лишь подчеркнуло его сходство с трепетной девушкой. Оливер пригласил «девушку» к их столу и представил Винтеру.

Винтер не мог оторвать глаз от вызывающей груди соседки, и Ларк подумала, что они переборщили с соломой.

– Попробуйте каплунов, – произнес Винтер, подвигая поднос к Спайду. – Они очень сочные.

Спайд фыркнул и промокнул щеки надушенным платком.

– Меня от них пучит. Вы же не хотите, чтобы я испортила воздух прямо за столом? – Спайд кокетливо захлопал ресницами.

Оливер чуть не подавился вином.

Как ни странно, это нисколько не смутило Винтера. Он принялся услаждать миссис Квикли рассказами о своих путешествиях, не преминув похвастаться тем, что его поцеловала королева, а неделю спустя епископ Боннер предложил ему специальную должность помощника заместителя секретаря по делам вдов и сирот еретиков. Департамент должен быть уверен, что те, кто лишился впавших в ересь кормильцев, сами не встанут на путь грехопадения.

– Какая у вас замечательная должность, – с усмешкой произнес Спайд. – Бороться со всеми этими опасными старухами и маленькими детьми. Они – серьезная угроза безопасности Англии.

Винтер, прищурившись, посмотрел на Спайда, который тут же принял самый невинный вид.

– Конечно, – продолжал Винтер, – это только начало. Когда я выполню все, что задумал, в Блэкроузе, я наверняка получу более влиятельную должность. – Он наклонился к Спайду и что-то прошептал ему на ухо, потом поднялся из-за стола и направился к музыкантам.

Спайд толкнул Ларк локтем и процедил сквозь зубы:

– Он хочет встретиться со мной.

Заиграли флейты. Винтер вернулся к столу и сел рядом со Слайдом, но тут к нему пристал с расспросами мистер Белкамбер и отвлек его внимание.

– Он положил мне руку на колено, – прошипел Спайд.

– Так убери ее, – посоветовала Ларк.

– Я убирал! Он кладет снова! – В его голосе звучал такой панический ужас, что Ларк не смогла сдержать улыбки. На мгновение, на одно сладостное мгновение она почувствовала себя отомщенной за весь женский род. Женщины постоянно вынуждены терпеть назойливое внимание мужчин. Даже самые добродетельные мужчины порой досаждают женщинам своими нежеланными ласками.

Винтер продолжал спокойно разговаривать с мэром.

Когда Спайд уже был готов сорвать с себя накладной лиф, Ларк сжалилась над ним и громко сказала:

–Дорогая моя, ты уже узнала причину этих кровоточащих болячек у тебя на... – Она наклонилась к Спайду и сделала вид, будто шепчет что-то ему на ухо.

Винтер повернул голову и вопросительно посмотрел на Ларк, но она сделала вид, что не замечает его взгляда.

– Болячек? – тупо переспросил Спайд.

–Да. – Она стиснула зубы, надеясь, что Спайд окажется достаточно сообразителен.

– Ты была у Гризеллы Форест? Она отличная знахарка. Что она говорит? Это проказа или сифилис?

Спайд ойкнул, словно его ущипнули, а Винтер так поспешно вскочил, что его стул со скрипом отъехал назад и чуть не опрокинулся.

–Как жаль, что вы уже уходите, – воскликнул он. – Мортлок! Пайл! – позвал он слуг. —Проводите миссис Квикли в дом церковного при-хода. Я уверен, она хочет отдохнуть.

В глазах Спайда вспыхнул озорной огонек.

– А как же наша встреча?

– Я... я только что вспомнил, – пробормотал Винтер, – что у меня уже назначена встреча.

– Я надеялась, что ради меня вы ее отмените.

– Это невозможно. Совершенно невозможно.

Послышался сдавленный смех Оливера. Спайд, казалось, решил искушать судьбу до конца.

– Я разочарована, милорд.

Интересно, подумала Ларк, услышал ли Винтер, как, направляясь к дверям, Спайд буркнул себе под нос: «Поцелуй мою задницу, глупый хвастун».

– Боже мой, Ларк, о чем ты думала, когда позволила женщине с такой ужаснойболезнью прийти ко мне в дом? Надеюсь, что больше никогда ее не увижу. Однако вернемся к делам.

Ларк поняла, что откладывать больше нельзя. Она глубоко вздохнула и обернулась к Винтеру:

– Я вижу, ты не читал завещания Спенсера.

Винтер прищурил глаза.

Только не говори мне, что старый червяк оставил тебя без гроша в кармане. Конечно, сейчас это не имеет значения, когда ты породнилась с наследником из рода Уимберли. – Он нехотя кивнул в сторону Оливера.

В комнате воцарилась напряженная тишина.

Оливер сжал рукоятку десертного ножа с такой силой, что у него побелели костяшки пальцев, но промолчал.

– Спенсер был очень добр ко мне, – сказала она, – и его завещание не стало для меня неожи данностью. Я дала ему в качестве приданого имение Монфише, теперь оно снова вернулось ко мне. О тебе он тоже не забыл, Винтер. Он любил тебя. По-своему.

На мгновение лицо Винтера смягчилось. Подбородок задрожал, и странная тоска мелькнула в черных глазах. Какой бы из него мог выйти человек, подумала в это мгновение Ларк, если бы его научили любить, а не ненавидеть.

–Вот так судьба, – пробормотал Винтер, протягивая кубок и делая слуге знак наполнить его. Он снова был самим собой – резким, подозрительным, презирающим всех вокруг.

– Он оставил тебе половину доходов ткацкой фабрики в Уичерли. В придачу дом на Флит-Дитч и сто фунтов серебром, – продолжала Ларк. – А что касается Блэкроуз-Прайори, то он оставил его мне.

Винтер фыркнул и сделал глоток вина.

– Не говори глупости, Ларк. По закону я наследник имения. Нравится тебе или нет, но оно переходит ко мне.

– Права наследования аннулированы.

– И совершенно законно, – включился в разговор Оливер. – Видишь ли, адвокат доказал, что оно никогда не принадлежало Спенсеру.

Только Спенсеру оно и принадлежало, – возразил Винтер. – Это имение подарил ему король Генрих.

–Это не совсем так, – возразил Оливер и бодрым голосом стал объяснять, что Блэкроуз не мог принадлежать Спенсеру по закону.

Ларк почти не слушала его. Она не могла оторвать взгляд от Винтера. Его полные ледяного бешенства глаза гипнотизировали ее.

Ей было бы легче, если бы он в ярости разразился потоком брани. Но Винтер отлично держал себя в руках. С нарастающим ужасом Ларк поняла, что связана с ним прочнее, чем думала, и, возможно, никогда от него не освободится.

Он выслушал объяснения Оливера, обмакнул ладони в чашу с водой и тщательно вытер пальцы платком. Затем сжал кулаки и встал. – Я не смирюсь с этим. Я оспорю завещание. Оливер улыбнулся, но Ларк уже достаточно хорошо знала своего мужа, чтобы понять, что он больше не шутит.

– Кит Янгблад – самый блистательный адвокат в Англии. У тебя ничего не получится, смею тебя уверить.

– Та-ак. – Винтер, кажется, начал терять терпение и повернулся к Ларк: – Это ты все затеяла! Я никогда не прощу тебе этого предательства.

Он по-военному повернулся на каблуках и вышел.

– Вот и все, – сказал Оливер.

–Нет, – прошептала Ларк, чувствуя, как к горлу подкатывает тошнота. – Все только начинается.

– Я боюсь, – с дрожью в голосе сказала Ларк.

Оливер натянул поводья и сделал Спайду знак остановиться.

– Ты боишься? Но Винтер не может причинить тебе ничего дурного. Вся его власть над тобой закончилась.

Лицо Ларк побледнело, от темных кругов вокруг глаз они казались еще больше. Острая жалость кольнула сердце Оливера. Он не мог спокойно видеть ее такой. Ему захотелось обнять Ларк, прижать к себе.

– Я боюсь встречи с твоей семьей, – призналась Ларк.

Имение его семейства в Уилтшире не имело равных по архитектуре: от сторожки из щербатого известняка у ворот до нелепого дома с остроконечной крышей и большого сада с лабиринтом, ведущим в лес.

–Я подумал, что будет правильно познакомить тебя с моей семьей сейчас, когда они все вернулись из Московии. К тому же бедняге Спай-ду нужно скорее исчезнуть из Англии. Если кто и может помочь ему, так это мой отец.

– Ты прав. – Ларк бросила усталый взгляд на священника и попыталась улыбнуться. – Преподобный Спайд, вы проявили такое терпение.

– Что вы. – Он запустил пальцы под накрахмаленный чепец и почесал затылок. – Вы оба были столь добры ко мне и подвергались из-за меня такому риску. – Он улыбнулся Ларк. – Я даже простил вас за «сифилис».

–Никто не упрекнет мою жену в недостатке сообразительности, – гордо сказал Оливер.

Ларк от смущения опустила голову, и ему захотелось встряхнуть ее. Почему она так упорно считает себя хуже других людей? Как убедить ее в том, что она именно такая, какой он ее видит? Светящаяся внутренней красотой и достойная любви.

Оливер расправил плечи.

– Мы в Линакре. Повернем назад или поедем в мое имение? Ну же, Ларк, решайся!

Ларк крепче сжала поводья.

–Конечно, я хочу познакомиться с твоей семьей. У меня никогда не было настоящих родных. Для меня это все так необычно.

Оливер рассмеялся, думая о представлении, которое ждет их в Линакре.

– О, они очень необычные.

Не успели путники передать конюхам своих лошадей и войти в большой прохладный холл, как все многочисленное семейство де Лэйси с шумом вывалило им навстречу.

Оливера по очереди обняли отец, мачеха, две сводных сестры и двое братьев-близнецов.

– Я женился и привез свою жену познакомиться с вами, – громко произнес Оливер, стараясь перекричать их радостные голоса.

Умолкнувший на мгновение гул возродился с новой силой и перешел в рев. К ужасу Оливера, все окружили Ричарда Спайда и принялись обнимать и целовать беднягу, выражая ему свою симпатию. Сцепив руки и опустив глаза, Ларк молча стояла рядом, не сомневаясь, что ее приняли за горничную жены Оливера.

Саймон и Себастьян, близнецы, принялись толкать друг друга локтями и шептаться. Стивен де Лэйси, отец Оливера, тепло приветствовал Спайда. При одном взгляде на него становилось понятно, в кого Оливер пошел ростом и статью.


12

Больше всего на свете он любил шутки и изобретения. На его шее висело не менее трех парочков, к одной из которых крепилось что-то вроде крошечных, повернутых задом наперед зеркал. Помимо очков на нем было двое часов на ремнях, и одни из них внезапно заиграли мелодию. Спайд испугался и отскочил назад, тряся юбками, словно под них забралась мышь. Стивен повернулся к Оливеру:

– Если я утихомирю эту толпу, ты познакомишь нас с женой как следует?

Оливер думал, что сейчас лопнет, пытаясь удержаться от смеха.

– Конечно. Это мой отец Стивен. А это леди Джулиана.

Приемная мать Оливера, пухленькая, как спелый персик, обернулась с ослепительной улыбкой.

–Ах, Оливер. Какая честь для меня. – В ее голосе все еще отчетливо слышался новгородский акцент.

– Тот, кого вы принимаете за мою жену, на самом деле – Ричард Спайд.

– Ричард Спайд! – воскликнула Наталья, всплеснув руками. – Я столько лет изучала ваши проповеди!

Смуглая, изысканная, грациозная, как кошка, она любила читать философские книги и своей образованностью пугала всех своих поклонников.

– Ха! – воскликнул Саймон, толкая брата под ребро. – Я же сказал тебе, что здесь что-то не так!

Себастьян, который понял все по-иному, оттолкнул Саймона и испуганно посмотрел на Оливера.

– Ты женился на мужчине?

Себастьян хлопнул себя по колену.

– Конечно, нет, дурачок, – сказал он брату и указал на Ларк, которая стояла ни жива ни мертва. – Вот его жена.

– Слава богу! – воскликнул Саймон. Он подошел к Ларк, поднял ее на руки и закружил по комнате.

Оливер бросился на спасение Ларк, но остальное семейство опередило его. От бурных ласк у Ларк закружилась голова. Она, знавшая только строгость мужчины, который был намного старше ее, вдруг окунулась в море обожания семейства де Лэйси.

Джулиана что-то лопотала по-русски. Белинда настаивала, чтобы в честь Ларк устроили фейерверк. Наталья хотела показать ей библиотеку. Саймон и Себастьян затеяли громкий спор, на кого Ларк больше похожа – на Артемиду или на Елену. Стивен де Лэйси просто плакал от счастья. Это выглядело так, словно плакала гора.

Оливер не нашел в себе сил сказать им, что женился, выполняя обещание, данное у постели умирающего Спенсера. Его семья всегда переживала за него, считая, что он избегает женитьбы из-за своей болезни, что было правдой.

Его мысли прервал слабый крик, вырвавшийся из груди Ларк. Глаза ее закатилась, она пошатнулась и упала в крепкие руки Саймона.

– Господи! – с ужасом воскликнула Наталья. – Мы задушили бедняжку!

– Ты давно знаешь об этом? – услышала Ларк мягкий, с сильным акцентом голос.

Она заморгала, силясь разглядеть склоненное над ней лицо. На мягкой пушистой перине, прикрытая тяжелым стеганым одеялом, Ларк чувствовала пряный запах сушеных цветов. Размытый образ стал четче и превратился в сияющую круглолицую женщину с добрыми зелеными глазами.

Это была леди Джулиана, приемная мать Оливера.

– Знаю... о чем? – спросила Ларк. Джулиана приподняла голову Ларк и ловкоподнесла к ее губам чашку. Ларк послушно сделала глоток горячего бульона.

– О ребенке. Какой срок? Ларк чуть не подавилась.

– О ребенке? – еле выговорила Ларк.

– Ах, бедное дитя. Я думала, что ты знаешь. Я заподозрила это сразу, как только тебя увидела.

Ларк под одеялом провела рукой по животу. Он был ровный и плоский. Джулиана улыбнулась.

– Осмелюсь сказать, у меня дар на такие вещи. Бледность, мечтательная задумчивость на лице.А когда ты лишилась чувств, я больше не сомневалась. Ты знаешь признаки?

Ларк отрицательно покачала головой. Откуда ей, воспитанной в строгости мужчиной, который был на сорок пять лет старше ее, знать об этом?

– Месячные задержались? – спросила Джулиана.

– Да. Мне кажется, да.

Когда это женское событие произошло с ней впервые, Ларк была уверена, что умирает. Спенсер тогда прочитал ей лекцию о грехе Евы, которая только смутила ее и вызвала непонятное чувство вины.

– Приступы тошноты? Слабость по утрам? – спрашивала Джулиана.

Ларк испуганно кивнула.

– Томление в груди?

Щеки Ларк опалило жаром, и она снова кивнула, ощущая себя преступницей.

– Тебе никто не говорил о признаках беременности? Никто не готовил тебя к этому?

– Нет. Я ничего не знала.

Джулиана что-то прошептала на неизвестном ей языке. Ларк не поняла ни слова, но почувствовала в голосе женщины сердечную нежность и увидела, как ярко засветились ее зеленые глаза.

– Я так рада за вас с Оливером, – сказала Джулиана по-английски. – Я беспокоилась, что Оливер не обзаведется семьей. Когда-то он был таким робким. Бог услышал мои молитвы. Я счастлива, что он переменился.

Ларк молча лежала на кровати. Новость ошеломила ее. Ребенок! Она даже никогда не видела детей вблизи. В это невозможно было поверить!

– Я боюсь, – сказала Ларк.

–Конечно. – Нежность и сочувствие Джулианы были столь искренни, что Ларк захотелось плакать. Она вернулась мыслями к Оливеру...

Оливер ничуть не изменился. Он все такой же безрассудный повеса. Семья не интересует его. Он женился на ней по обязанности, а не по любви. Она все еще видела в его глазах жажду при-. ключений. Он, вероятно, возненавидит ее, когда узнает о ребенке.

– Не говорите Оливеру, – попросила Ларк.

– Конечно, ты сама скажешь ему, когда придет время. – Джулиана замерла в нерешительности, ее улыбка стала печальной. – Когда-то, много лет назад, я совершила непростительную ошибку, – сказала она. – Скажи я все Стивену, и это избавило бы нас обоих от стольких бед!

– О чем вы?

– Я поверила его словам и не услышала того, что безмолвно говорило его сердце. Он любил меня и хотел детей. А я... Когда-то давно Зара мне сказала...

При этом имени что-то всколыхнулось в памяти Ларк.

– Зара? Гадалка? Мы с Оливером повстречали ее, когда уезжали из Лондона. Она говорила, что знает вас.

– Я знала ее с детства, когда жила в Новгороде. Два года назад она приехала в Англию. – Джулиана погладила разметавшиеся по подушке волосы Ларк и улыбнулась. – У нее доброе сердце. И она очень сильная.

Ларк протянула руку, пытаясь дотронуться до Джулианы.

– Мне тоже так показалось. Помню, Зара взяла мою ладонь, посмотрела и заговорила странным тихим голосом.

Джулиана замерла, лицо ее напряглось, и Ларк почувствовала, что приемная мать Оливера чем-то взволнована.

– Что она сказала? Постарайся вспомнить. Я оставлю тебя на время.

– Нет, пожалуйста. – Ларк схватила ее за руку. Она чувствовала необъяснимую симпатию к приемной матери Оливера и не хотела отпускать ее. – Я сейчас вспомню.

Ларк потерла переносицу. Она еще не вполне пришла в себя от известия, что у нее будет ребенок, и с трудом могла собраться с мыслями.

– Она сказала, что я... одна из трех. Джулиана затаила дыхание.

– Она уверяла, что видела мою судьбу еще до моего рождения. И упоминала что-то про круг.

– Да? – Джулиана сгорала от нетерпения.

– Круг судьбы. – Ларк пожала плечами. – Должна признаться, что я не обратила на ее слова особого внимания. Я... испугалась. У меня все зазвенело внутри, когда она взяла меня за руку. Она говорила так уверенно.

– Я тоже иногда боялась ее, а иногда чувствовала, что ее слова руководят моей жизнью. Вот как сейчас.

Немного поколебавшись, Джулиана закрыла глаза и произнесла что-то по-русски или по-цыгански, Ларк не могла определить. Затем решительно сняла с плеча большую красивую брошку и протянула Ларк.

– Эта вещь очень дорога мне, и я хочу, чтобы она принадлежала тебе в знак того, что ты вошла в нашу семью. С ней связано много горестей, но и много побед.

Ларк в изумлении рассматривала подарок. Золотую поверхность броши украшали жемчуг и крест. На верхушке креста сверкал огромный кроваво-красный рубин. Он сиял так, словно из него шел свет.

–Это слишком дорогой подарок, – сказала Ларк наконец. – Я не могу взять...

– Тогда ты обидишь меня, – строго ответила Джулиана. – А я уверена, ты этого не хочешь. Эта брошка – моя фамильная реликвия. Она издавна принадлежала моей семье. Их уже никого больше нет, моих родителей и братьев. Они все погибли во время мятежа много лет назад. Мне удалось спастись. Эта брошка была со мной.

Глаза Ларк наполнились слезами.

– О, миледи, она должна остаться у вас. Джулиана покачала головой.

– В один прекрасный день ты передашь брошьсвоему ребенку – моей внучке или внуку, и тогда круг замкнется. Так предназначено судьбой.

«Круг начался до твоего рождения и замкнется, когда тебя уже не будет». Ларк услышала слова старой цыганки, словно кто-то прошептал их ей на ухо. Она вздрогнула и натянула одеяло до подбородка.

–Тогда я могу только поблагодарить вас, – тихо произнесла Ларк после долгого молчания.

Джулиана показала ей надпись, выгравированную по-русски на обратной стороне брошки:

– Это семейный девиз.

Ларк с удивлением разглядывала незнакомые буквы.

– Что здесь написано?

– «Кровь, верность, честь». И еще – смотри.Джулиананажала крошечнуюкнопку. Брошь раскрылась, и из нее выскочило острое лезвие кинжала. – Было время, когда эта вещь оказала мне хорошую услугу. – Она убрала лезвие и, захлопнув брошь, положила на ладонь Ларк. – Но тебе оружие не понадобится, – сказала Джулиана и широко улыбнулась. – У тебя есть Оливер. Он защитит тебя.

– Не представляю, что мне делать с женой, – мрачно сказал Оливер отцу.

С их приезда прошла неделя. Ларк оправилась от обморока, который приключился с ней в первый день. Оливер испытал тогда болезненный, беспомощный страх, а когда Джулиана вышла изспальни и сообщила, что с Ларк все в порядке, он чуть не подпрыгнул от радости.

Стивен де Лэйси, легким галопом скакавший позади сына на неаполитанской кобыле, только усмехнулся:

– Я никогда не думал, что у тебя могут быть проблемы с женщиной.

Они скакали по Уилтширским холмам. Овцы вдалеке казались серовато-белыми комочками на фоне молодой зелени пастбищ. В воздухе стоял густой запах земли и свежих листьев.

Оливер натянул поводья и направил лошадь по голому, покрытому мягкой травой спуску, ведущему в королевский охотничий парк.

– Не в этом дело, – поправился Оливер. – Я просто очень беспокоюсь о ней.

Лицо Стивена стало жестче.

– Это иногда очень больно, правда? Заботиться о ком-то больше, чем о своей жизни.

В словах отца Оливеру послышался более глубокий смысл, чем просто сочувствие. Он нахмурился.

– Я никогда не думал, что могу влюбиться, отец. Просыпаться утром рядом с одной и той же женщиной – это так непривычно для меня.

Оливер пришпорил коня. Кобыла пустилась в галоп. Стивен последовал за ним. Они мчались без цели по холмам, пока не оказались на опушке королевского леса. Над головой порхали бабочки, в траве звенели цикады. Воздух был свеж и пронзительно сладок. И Оливер почувствовал себя совершенно счастливым.

Он оглянулся на отца. Время посеребрило рыжую шевелюру Стивена и подчеркнуло морщинки вокруг глаз и возле рта. В детстве Оливер видел лишь беспомощную муку на величественном лице отца. С появлением Джулианы она сменилась надеждой и радостью. С тех пор они с отцом стали хорошими друзьями.

– Я женился против своей воли, – признался Оливер. – И против воли Ларк. – Он увидел, как удивился Стивен, и стал рассказывать ему о Спенсере, с которым Стивен был знаком во времена правления короля Генриха.

–Он был любопытным стариком, – сказал Оливер. – Я еще не встречал человека с таким острым умом, как у него. Не знаю, почему он вбил себе в голову, что мы с Ларк должны пожениться. – Он кратко поведал отцу о Винтере и Блэкроуз-Прайори.

Стивен задумался.

–Значит, ты женился на ней из-за клятвы, данной умирающему старику?

– Да.

К удивлению Оливера, Стивен рассмеялся.

–Повод не хуже моего, когда я женился на твоей приемной матери. Но я ни о чем не жалею. И ты ни о чем не будешь жалеть.

– Ты уверен? Ларк такая... такая правильная. Добродетельная. Нравственная. Она ненавидитто, что я люблю. Иногда, вне спальни, конечно, мне кажется, что я ей не нравлюсь.

–Она любит тебя, – уверенно сказал Стивен. – Когда я увидел, как она смотрела на тебя сегодня за завтраком, у меня не осталось никаких сомнений. Ее глаза были полны робкого изумления, которое бывает только у любящих женщин. – Он криво усмехнулся и добавил: – Мужчины в роду де Лэйси просто не способны устоять перед определенным типом женщин.

– Перед теми, с кем трудно, кому можно бросить вызов, – согласился Оливер.

Стивен нахмурился.

– Между прочим, ты заметил, что твоя сестра Наталья потеряла голову из-за этого Ричарда Спайда?

– Конечно, заметил. Ричард очень хороший человек. Но кто, скажи мне, хорош для моей сестры?

Стивен улыбнулся.

–Я тут подумал немного, и у меня созрел план относительно Спайда.

–Если опять одеваться в юбки, он откажется, – вздохнул Оливер.

–Ты уверена, что достаточно окрепла? – спросил Оливер у Ларк, придерживая садовую калитку.

Его взволнованное и озабоченное лицо насторожило Ларк. Она потрогала брошку, приколотую к плечу, и подумала, что, если... Нет, он неможет знать о ребенке. Леди Джулиана поклялась, что ничего ему не скажет.

– Ларк? – На фоне увитой плющом стены Оливер выглядел по-мальчишески привлекательным. И, как обычно, его очарование перевернуло все ее мысли. У одних мужчин красивые глаза, у других приятная фигура, третьи улыбаются так, что блекнет солнце. Оливер обладал всеми этими качествами сразу.

–Конечно, – хрипло произнесла она. – Я совершенно поправилась.

Собственно, так и было с тех пор, как Джулиана взялась опекать ее. Прежде чем Ларк позволили утром встать с кровати, ей пришлось выпить кобыльего молока. Густой отвар мяты снял приступы тошноты, но Джулиана тем не менее настаивала на дневном отдыхе после обеда.

Оливер посмотрел на Ларк. Он умел разжечь в ней страсть, даже не дотронувшись пальцем, одним взглядом вызывая желание. Она пыталась объяснить свои чувства Оливеру, но могла лишь зачарованно смотреть на него.

– Вы бесстыдник, милорд, – наконец сказала Ларк. Ее щеки пылали.

– Хочется надеяться, что нет. – Он обнял ее одной рукой и, насмешливо глядя в глаза, погладил по спине сверху вниз.

– Оливер, пожалуйста. – Она пыталась сдержать улыбку и не выдать голосом своего волнения.

–Тогда пойдем со мной. Я хочу тебе кое-что показать.

Он сунул пальцы в рот и свистнул. Внезапно словно из-под земли появилась стая отличных гончих. Оливер потрепал собак по шелковистой шерсти.

– Моим первым настоящим другом была гончая, – сказал он тихо, словно самому себе.

Ларк вышла за ворота и остановилась, с удивлением глядя на Оливера.

– А почему ты не играл с другими детьми?

– Дорогая моя, – с горечью ответил он. – Я даже не знал, что на свете существуют другие дети.

Ларк с трудом могла в это поверить. Они пошли по тропинке, окаймленной с обеих сторон высокой, тщательно ухоженной изгородью.

–Раньше здесь был лабиринт, – сказал Оливер, беря Ларк под руку. – Многие годы никто, кроме моего отца, не знал о существовании этого сада. Изгороди были высокими и смыкались над головой, словно арка. Мало кто смог бы выбраться отсюда, если бы по ошибке забрел в лабиринт.

Ларк подумала, что все в семействе де Лэйси имели какие-то странности. Отец, чьи необычные изобретения сделали Линакр местной достопримечательностью. Приемная мать, которая жила с цыганами. Братья и сестры с необычными наклонностями. Она машинально коснулась своего живота и впервые подумала, на кого будет похож ее ребенок.

– Ты уверена, что достаточно хорошо себя чувствуешь для прогулки? – опять поинтересовался Оливер.

Ларк подавила волнение и кивнула. Скоро придется все рассказать Оливеру. В глубине души она страшилась этого момента. Хотя он и говорил о ребенке, но это были просто слова. Сможет ли он на деле взять на себя такую серьезную ответственность?

На душе было тревожно. Она приказала себе успокоиться и думать только о хорошем.

Винтер уехал в Лондон, и о нем ничего не было слышно. Они с Оливером без приключений отвезли Ричарда Спайда в Уилтшир. А когда они ночью лежали в объятиях друг друга, казалось, что в мире не может происходить ничего дурного.

Она сохранит в своем сердце маленький секрет еще некоторое время, решила Ларк. До тех пор, пока не будет уверена, что Оливер не убежит от ответственности и не оставит ее одну с будущим ребенком.

Они не спеша шли по дорожке. Вдруг Ларк удивленно ахнула и схватила Оливера за руку.

– Какой потрясающий сад! – воскликнула она.

Аллея горного ильма спускалась к фонтану. Из пасти крылатых рыб и драконов лилась вода в небольшой бассейн, где плавали ярко-желтые кувшинки. Вокруг из кустарников был вырезан целый зверинец: огромные львы, грифоны и мифические животные с крыльями и рогами.

– Их тоже сделал твой отец? – спросила Ларк.

– Да.

– А кто. живет в этом домике? – Она показала на уютный деревянный коттедж, сверкающий в утренних лучах солнца.

– Когда-то жил я. – Далекое прошлое, которое он старательно прятал от нее и от всего мира, промелькнуло у него перед глазами.

– Оливер...

– Идем. – Он взял ее за руку и повел в дом. Оливер распахнул дверь и пригласил Ларк взалитую солнцем комнату. Здесь пахло засушенными травами. Они пучками свисали с балки над камином. Обстановка была скромной: стол, несколько скамеек, кресло и деревянная кушетка, полки с книгами.

– Я не понимаю, – сказала Ларк. – Почему ты жил здесь, а не в главном доме?

Оливер повернул железный рычаг ручной мельницы, и каменные круги заскрежетали друг о Друга.

– Я был болен, и никто не надеялся, что я поправлюсь. Отец думал, что будет лучше, если он оградит меня от опасностей и соблазнов, которые таит повседневная жизнь.

Ларк наконец стала понимать, почему он так жадно и безрассудно стремился прожить каждый день своей жизни.

– Что это за болезнь?

– Астматическая лихорадка. Воспаление легких. – Он подошел к камину и потрогал пучок зеленоватых трав, свисавших с балки. – Приступы удушья то охватывали меня, то отступали. Ничто, казалось, не могло мне помочь, пока не появилась Джулиана. Цыгане привезли эту траву с Дальнего Востока. Они называли ее эфедра. Еенужно заваривать с чаем. Она снимает приступ.

– Значит, ты выздоровел? – с надеждой спросила Ларк.

На долю секунды его лицо стало непроницаемым. Затем он улыбнулся и протянул к ней руки.

– Скажи, я похож на человека, которого вот-вот сразит смертельный недуг?

Ларк рассмеялась.

– Святая Мария, ты воплощение здоровья. – И все же она не могла выбросить из головы то мгновение, когда он отвел взгляд.

Немного растерянная, она прошлась по комнате и остановилась возле шкафа, разглядывая книги на полках. Книги по садоводству и земледелию, детская азбука и религиозные трактаты.

– У нас обоих было довольно странное и одинокое детство, – сказала Ларк.

– Да. Твое превратило тебя в трезвую, строгую женщину, отказавшуюся от всего, что может принести хоть крошечное удовольствие.

Ларк покраснела. Как точно он сказал.

– А ты стал повесой, не отказывающим себе ни в каких удовольствиях.

– Да, дорогая моя, – весело сказал он. – Я тщеславный и мелкий человек. Вне всякого сомнения, мне уготованы сковородки ада. – Он подошел к Ларк и прижал ее к себе.

Чтобы отвлечь его внимание, она указала на узкую, поднимающуюся полукругом лестницу:

– Куда она ведет?

– Я думал, ты никогда не спросишь, – сказал он и подмигнул. Они поднялись по лестнице и попали в узкую галерею с таким низким потолком, что Оливеру пришлось пригнуть голову. Они вошли в одну из двух комнат и оказались в крошечной спальне с низкой кроватью. Ларк снова увидела, как тень скользнула по лицу Оливера, словно облако на мгновение заслонило солнце. Но только на мгновение...

Вид кровати всегда производит на меня сильное впечатление.

Ларк задрожала.

– На тебя тоже? – Он снял с нее чепец и вынул заколку из волос. – Тебе кто-нибудь говорил, что у тебя самые красивые волосы на свете?

Оливер ходил вокруг нее, как стражник, не решивший, что ему делать с непокорным пленником.

– Если у женщины длинные волосы, – сказал он, – это для нее честь. – Он запустил руки ей в кудри и разметал их по плечам. – Разве не так говорится в Святом Писании? Волосы даны ей вместо покрывала. Так, кажется, моя дорогая? – прошептал он, развязывая тесемки лифа и рукавов. – Зачем тебе одежда?

В его прикосновении было что-то магическое, и Ларкне нашла в себе силы разрушить эти чары. Видит бог, она пыталась устоять перед ним. Где-то в глубине сознания внутренний голос кричал ей, что она не должна позволять желанию подчинять ее волю. Но этот голос был слишком слаб.

Ларк покорно стояла перед Оливером, который медленно, вещь за вещью, снимал с нее одежду и клал на кресло. Его ленивые движения сводили с ума. Но она вынесла всю сладостную муку ожидания.

Казалось, прошла вечность, прежде чем Ларк предстала перед ним обнаженной, и тогда Оливер разделся сам. Она как зачарованная смотрела на него. Они никогда еще не занимались любовью в таком укромном месте. Маленький домик был будуаром, притаившимся глубоко в лесу, где никто не мог потревожить их.

Оливер взял ее за руки и притянул к себе. Ларк безропотно подалась, ожидая, что он сейчас крепко сожмет ее в объятиях. Вместо этого он слегка нагнулся и целомудренно поцеловал ее в лоб. В этом поцелуе были такая чистота и нежность, что у нее перехватило дыхание. Она ощущала ладонью стук его сердца, и ее собственное сердце забилось так же гулко в ответ.

– Жаль, что нельзя навсегда остаться в этом мгновении. Счастливыми. Свободными от невзгод.

Он запустил руки ей в волосы и поцеловал крепко и совсем не целомудренно.

– Дорогая моя, единственные люди, свободные от невзгод, – это покойники.

Он рассмеялся, увидев, как изменилось ее лицо, и снова поцеловал. Издав слабый стон, Ларк приподнялась на цыпочки и плотнее прижалась к нему.

Оливер, казалось, был одновременно удивлен и обрадован страстностью ее желания. И тогда она решилась. Решилась посмотреть на него дерзким, вызывающим взглядом. Решилась дать волю своим рукам. Решилась коснуться губами его губ и скользнуть языком в глубь его рта.

Стон удовольствия вырвался из груди Оливера, и он упал на кровать, увлекая ее за собой. Покрывало было мягким и слегка отдавало лавандой. Все чувства Ларк обострились и наполнили ее до краев сладостными ощущениями.

Накрывая Оливера своим телом, Ларк молча поцеловала его, и он, похоже, понял ее молчаливое послание.

Она любит его.

Правда обожгла и придала смелости. Она хотела его так же страстно, как и он ее. В это мгновение их души слились в одно целое.

– Иди ко мне, Ларк, – прошептал Оливер ей на ухо. – Будь со мной.

Она приподнялась над ним и на мгновение позволила себе пытку предвкушения. Солнечный свет заливал комнату и кровать. Еще мгновение, и, вслед за легким движением ее бедер, их тела слились.

Она вскрикнула, почувствовав, как он коснулся тех мест, к которым раньше никогда не прикасался. Его руки и губы отняли ее волю, и она сдалась им добровольно и сладострастно.

И в эти мгновения, купаясь в теплых лучах дневного солнца на старой кровати, пропахшей осенью, Ларк разорвала путы своего воспитания, все, что связывало ее долгие годы, требуя кротости и послушания. В ней проснулась другая Ларк, и она воспарила, как и обещал когда-то Оливер.

Потом она лежала в его объятиях, ощущая сладкую, почти летаргическую сонливость, и, уткнувшись подбородком ему в грудь, внимательно смотрела на него.

Он улыбнулся ей одной из тех улыбок, от которых у нее начинало чаще биться сердце.

– Ты стала другой.

Она заставила себя выдержать его взгляд.

– В каком смысле?

Оливер лениво играл ее длинными волосами, расправив их у себя на груди и поглаживая ладонью.

– Ты стала спокойнее. Меньше скована мыслями, что следует делать, а что нет. Ты стала моложе.

– Меньше стала самой собой, – сказала Ларк.

–Это неправда. Ты с каждым днем все больше становишься самой собой и все меньше походишь на мрачное, унылое маленькое создание, которым была когда-то.

– Я думаю, мне следует обидеться.

– Не стоит. Я люблю тебя, Ларк.

«Скажи ему, – требовал внутренний голос. – Скажи ему, что ты любишь его».

– Оливер.

– Да, дорогая?

Она передумала, решив подождать.

Она хотела стать для него чем-то большим. Хотела, чтобы при взгляде на нее он чувствовал такое же молчаливое возбуждение, какое испытывает она при виде его. Она хотела, чтобы он чувствовал такое же беспомощное изумление и чтобы никто и ничто не значило для него столько же, сколько она.

– Нам пора возвращаться, – сказала Ларк. – Твои родители пригласили на обед в Линакр гостей.

Оливер тяжело вздохнул.

– Я чуть не забыл.

– Ты их всех знаешь?

– И очень неплохо. Один из них Хейвенлок – главный сплетник во всей Англии. Уж теперь он много чего порасскажет о нашей поспешной женитьбе. Наверно, даже предскажет день рождения нашего первого ребенка. Жаль, что придется его разочаровать.

– А ты думал об этом? О нашем первом ребенке?

Оливер усмехнулся и начал одеваться.

– По правде говоря, я не загадываю так далеко. – Он легонько поцеловал ее в губы.

– Я заметила. – Она была права, когда решила не говорить ему о ребенке.

– Я хочу, чтобы ты вся принадлежала только мне. – Игриво подмигнув, он ласково сжал ей груди. – Не могу представить, что мне придется делить тебя с кем-то.

Ларк покраснела и взяла одежду. Оливер рассмеялся.

– А знаешь, мы с отцом разработали план, как тайно вывезти Ричарда Спайда из Англии.

Ларк просунула голову в сорочку.

– Это не опасно?

– Предстоит небольшое приключение. «Русалка» – один из кораблей моего отца – прибывает в Англию в конце лета. После разгрузки корабль отправится в док для ремонта. Потом возвращается в Петербург. С заходом в Амстердам, конечно.

Ларк хлопнула в ладоши.

– Где Ричард Спайд попадет в руки голландских протестантов!

Так и не одевшись, Ларк бросилась через всю комнату к Оливеру и, обвив руками за шею, покрыла поцелуями его лицо.

– Если бы я знал, что для тебя это так много значит, я бы рассказал об этом раньше.

Ларк довольно улыбалась.

– Спасение преподобного Спайда значит для меня очень много.

– Правда? Почему?

–Потому что он выполняет важное дело. – Она нахмурилась, пытаясь завязать юбки. Оливер подошел к ней сзади, чтобы помочь. – Ричардимеет власть на людьми, – продолжала Ларк, чуть повернув голову назад, – и использует эту власть на благо других. Он борется за свободу.

С ловкостью опытной служанки Оливер помог ей надеть лиф и прикрепил рукава. Ларк потянулась за чепцом, но, прежде чем она успела надеть его, Оливер повернул ее к себе и погладил шелк волос.

– Как жалко их прятать.

У Ларк заалели щеки, и она поцеловала Оливера.

– Из-за тебя я впадаю в грех тщеславия.

– Немного тщеславия только на пользу. – Он поцеловал ее в ответ. – Я люблю тебя.

Ларк собрала волосы и надела чепец.

– Это потому, что тебе легко любить. Если бы любовь представляла для тебя трудность, ты бы не стал тратить силы.

– Девчонка, – сказал Оливер, прижимая ладонь к груди, словно прикрывая рану. – У тебя не язык, а рапира. Когда-нибудь ты найдешь ему лучшее применение.

Она покачала головой. Он был очарователен и неисправим. Едва ли это ценные качества для хорошего отца!

– Любимая, у меня есть идея. Давай поедем за границу вместе с Ричардом Слайдом.

– Оливер, я должна помогать самаритянам здесь.

– Ты много для них делаешь, Ларк, но подумай хоть раз о себе. Пожалуйста! Мы проведемнезабываемое время в плавании по бурлящему морю, удирая от испанских кораблей. Может, даже встретим бой. – Он со смехом схватил воображаемую рапиру и встал в позицию фехтовальщика.

Ларк отвернулась, чтобы он не заметил беспокойства в ее глазах. Она посмотрела через окно в сад, где солнце окрашивало в золотистый цвет поляны и изгороди, и тихо вздохнула. Ну вот, опять он собрался в очередное приключение, словно их было мало за последние несколько месяцев.

Он живет от одного безрассудного подвига до другого, мало заботясь о скучной повседневной жизни. Роль мужа и тем более отца совсем не подходит такому человеку, как Оливер.


13

На одной из просторных лужаек Линакра в честь женитьбы Оливера был устроен ужин. Изысканная еда и развлечения собрали шумную толпу со всего города и округи.

Томный взгляд Спайда был устремлен к Наталье, которая стояла возле освещенного факелами корта для игры в мяч и смотрела на танцующих.

–Она думает, что я ее совсем не люблю, – сказал Спайд.

Кит, приехавший в Линакр днем, не сводил преданных глаз с Белинды, но сестра Оливера не обращала на поклонника никакого внимания.

– Она думает, что я ее слишком люблю, – вздохнул Кит.

Оливер наполнил кубки пунцовым кларетом.

– Что за горький жребий нам выпал. – Он бросил взгляд в другой конец лужайки, где Ларк о чем-то оживленно беседовала с его приемной матерью. – Почему мы позволяем им так с собой обращаться?

–Потому что наши мозги находятся у нас в... – Кит вовремя остановился. – Простите, преподобный отец.

–Можешь не извиняться. Боюсь, что мнебольше никогда не придется надеть штаны. – В его глазах застыла вселенская мука.

Ему ничего не оставалось, как продолжать носить женское платье. Из Эссекса пришло известие, что неделю назад были сожжены четыре человека. Епископ Боннер усилил преследование протестантов, применяя все более жестокие методы. Кит сообщил, что лондонские власти перевернули весь город в поисках Слайда.

Наталья ходила взад и вперед, бормоча под нос текст проповеди.

Слайд поднял глаза к небу.

– Какое право она имеет быть такой красивой? Такой нежной и утонченной? Она не дает мне даже малейшей надежды, а я так страстно желаю ее.

Оливер вспомнил о светившихся любовью глазах своей сестры и удивился, как Спайд может быть так слеп.

Все внимание Кита было приковано к Белинде. Она забралась на возвышение, сооруженное в центре лужайки, и там со своим помощником Броком, алхимиком из Бата, прилаживала петарды. Фейерверк должен был стать кульминацией праздника.

– Я даже не могу пригласить ее на танец, – продолжал сокрушаться Спайд. Он сердито пнул ногой край платья.

– Терпение, Ричард, – предостерег его Оливер. – Хейвенлок не станет молчать и минуты, если узнает, что мы дали кров беглому протестанту.

Оливер бросил взгляд на графа Хейвенлока. Это был красивый мужчина средних лет. Час назад он завел оживленный разговор с соседом и все еще не умолкал. Он был переполнен сплетнями, как река, выходящая из берегов во время весеннего половодья.

В декабре прошлого года английский гарнизон в Кале потерпел поражение, и Англия лишилась последнего плацдарма во Франции. Кто был посмелее, обвинял в этом мужа королевы, Филиппа Испанского.

В марте королева отправилась в Гринвич готовиться к рождению ребенка. Несмотря на то что она упрямо не верила в ложную беременность и твердила, что ее здоровье в отличном состоянии, она все же написала новое завещание, согласно которому Филипп становился регентом Англии.

Недавно в Лондоне распространился язвительный памфлет, в котором королеву называли сумасшедшей и жестоко насмехались над ее неудачным бесплодным браком.

Хейвенлок рассказывал все это без обычного удовольствия. Он любил сплетни, но предпочитал те из них, которые приятно щекотали чувства своей пикантностью.

Оливер выслушал новости молча, не имея желания зубоскалить. В последнее время он научился сдерживать себя.

В это время Себастьян хлопнул в ладоши и обратился к музыкантам.

– Будьте любезны, маэстро, – сказал он. – Следующий танец.

Ударили барабаны, раздался звук трубы, и зазвучала медленная мелодия паваны. Саймон тут же выбрал себе партнершу из присутствующих дам. Себастьян пошел танцевать с рабочим с ткацкой фабрики из Малмсбери. Хотя их дружба всегда вызывала предосудительные взгляды у одних и заставляла краснеть других, последнее время о них все меньше шептались по углам. Оливер не делал вида, что одобряет предпочтение брата, но при своем собственном образе жизни полагал, что вряд ли имеет право кого-то осуждать.

Спайд пришел в легкое замешательство.

Оливер хмыкнул:

То, что Себастьян имеет брата-близнеца. становится причиной бесконечных забавных путаниц. Обычно на горе бедному Саймону.

Стивен де Лэйси наклонился к жене. Она поднялась из-за стола и направились на танцевальную площадку.

Оливер подмигнул Киту:

– Может, и мы пойдем? Кит побледнел:

– Куда?

– Пригласим дам на танец, рыбья башка. – А если они откажут?

– Тогда ты сведешь счеты с жизнью, бросившись с балкона.

– Правда, Оливер, я...

– Тсс! – Ричард схватил Кита за руку. – Я вижу, нам грозит опасность.

Горделиво, как павлин, к ним приближался Хейвенлок. Он одарил Спайда широкой улыбкой, так что в его намерениях сомневаться не приходилось. Оливер наклонился к Киту и что-то прошептал ему на ухо.

Бледное лицо Кита мгновенно стало красным.

– Нет, – прошептал он.

– Нужно, – убежденно произнес Оливер.

– Ты мне обязан по гроб жизни. – С этими словами Кит встал и увлек Ричарда за собой в сторону теннисного корта, где кружились танцующие пары.

Оливер поднял кубок, приветствуя Хейвенлока.

– Вы опоздали, милорд. Эту даму уже пригласили.

Хейвенлок задумчиво посмотрел на Спайда.

– Я вижу.

– Она все равно не в вашем вкусе. – Чокнувшись с Хейвенлоком кубками, Оливер направил – ся в другой конец поляны.

Ларк наблюдала за праздником с почетного места невесты. Ее кресло с балдахином, словно трон, стояло во главе стола. Украшенное головами животных и дубовыми листьями, оно было настолько массивным, что Ларк походила в нем на маленькую девочку, которая играет в принцессу. На ее лице застыло детское удивление. Переполненный нежностью, Оливер опустился перед Ларкна одно колено. Его непринужденная галантность никогда не переставала удивлять ее, и Оливеру это нравилось.

– Тебе нравится? – спросил Оливер, показывая на танцующих. – Посмотри на мою сестру.

Белинда и Брок запускали в воздух шипящие звезды и огромные огненные круги, которые взрывались на лету, разбрасывая вокруг фонтаны искр. Каждый ребенок получил по яйцу фараоновой змеи – черный шарик, который с шипением увеличивался в размерах, принимая форму змейки.

– Чудесно, – воскликнула Ларк, в глазах которой отражались мерцающие огоньки. – Твоя сестра творит чудеса.

– Она действительно многое умеет. Ее форму ла пороха пользуется большим спросом. Правда. она задрала нос и ушла, когда отец попытался запустить в воздух крысу с привязанной к хвосту ракетой.

– Для этого лучше использовать епископа Боннера.

На короткое мгновение серьезное лицо Ларк ввело Оливера в заблуждение. Затем он сообра зил, что она пошутила, и расхохотался.

– Если кому и удастся вытащить тебя из скорлупы, моя дорогая, то только моей семье.

Напоследок Белинда связала вместе несколько ракет. Но что-то не заладилось. И когда она подожгла фитиль, поляна наполнилась едким дымом.

Оливер замахал рукой, пытаясь развеять сернистое облако, и почувствовал знакомое жжение в легких. Его охватила паника. «Не сейчас, – подумал он, стараясь дышать ровно, что иногда помогало. – Только не в присутствии Ларк».

– Должно быть, она неправильно взвесила компоненты, – сказал он, сдерживая одышку, – или плохо перемешала порох.

– Я ничего не вижу! – сказала Ларк, щурясь от едкого дыма. – Никто не пострадал?

Оливер увидел, как Кит побежал на пригорок к Белинде, и, к своему удовольствию, заметил, что Ричард Спайд украдкой поцеловал Наталью.

– Все целы, – сказал Оливер, силой воли пытаясь предотвратить приступ. – Ларк, я хочу, чтобы ты осталась здесь, с моей семьей, пока я отвезу Слайда в Лондон и посажу его на корабль.

– Нет. – Ее поспешный отказ обрадовал и расстроил его одновременно.

– В Линакре тебе будет безопаснее.

– Меня мало беспокоит собственная безопасность.

– Разве тебе не нравится моя семья? Я знаю, что они все немного странные, но у каждого из них доброе сердце.

Своевременный ветерок развеял остатки дыма, и все увидели, что пиротехники кружатся в танце и смеются. Оливер с облегчением вздохнул. Опасность приступа миновала.

– У тебя замечательная, великолепная семья, – с нежностью сказала Ларк.

– Тогда почему ты не хочешь остаться с ними? – спросил Оливер.

– Потому что у меня теперь есть своя семья. Оливер почувствовал в груди странное давление, но оно не имело ничего общего с приступом.

– Боже мой, Ларк, ты дергаешь за мои самые чувствительные струнки.

– Никто раньше не говорил мне таких слов.

– Может быть, никто раньше не заботился о тебе так, как я.

Возможно. Но сегодня днем ты просил меня плыть с тобой в Амстердам. А теперь ты хочешь, чтобы я осталась с твоими родителями. Может, завтра тебе захочется отправить меня в Смирну?

– Я передумал. До сих пор нам везло. Мы удачно прятали Спайда. Но если удача отвернется от нас, игра проиграна.

– Игра, – резко перебила его Ларк, – в этом весь ты.

– Ларк, я...

– Я борюсь за справедливость не ради развлечений.

Оливер начал терять терпение.

– Это, мадам, ясно каждому. Тем не менее я решил, что для тебя безопаснее остаться в Линакре. – А я решила ехать с тобой и Слайдом в Лондон.

В Лондоне Ларк, Оливер и Спайд остановились в большом элегантном Уимберли-хауз, который располагался на берегу Темзы. К огромномуогорчению Ричарда Спайда, корабль русской компании задерживался. Ричард хандрил, как влюбленный мальчишка, писал письма Наталье в Уилтшир и, казалось, совершенно не замечал размолвки между Ларк и Оливером.

В присутствии Ларк Оливер был все так же внимателен и нежен.

Но он не всегда был с ней. У него стало привычкой каждый день подолгу исчезать из дома.

Однажды вечером Ларк, как обычно, сидела в комнате на первом этаже и читала. Услышав шаги Оливера, она оторвалась от книги и подняла голову.

– Вот ты где, любовь моя, – сказал он, войдя размашистой походкой в комнату. Остановившись возле Ларк, он наклонился и взял ладонями ее лицо. – Видит бог, ты великолепна.

Ларк не мола сдержать улыбки.

– Где ты был?

– Там-сям. – Он подошел к стоявшему у окна столику и налил себе в бокал вина. – Я был на пристани и смотрел, не плывет ли корабль.

– Увидел?

– Нет. А что ты делала?

– Читала Эразма Роттердамского. – Кивком головы она указала на книгу, лежащую у нее на коленях. – Афоризмы. Неудивительно, что церковь запретила его книги. Завтра думаю для разнообразия почитать какие-нибудь стихи.

Оливер рассмеялся.

– Почитай те, что привез мой брат Саймон из Венеции. С картинками.

– Которые собирались запретить по совсем другой причине? – спросила Ларк, краснея. Оливер старался изгнать из ее головы те идеи, которые вбил в нее Спенсер: что женщины по природе неумны и это им простительно; что у них нет своего суждения и лучшее времяпрепровождение для них – это вышивание или чтение Библии.

Оливер научил Ларк играть в шахматы и нарды. Он давал ей книги Хейвуда и Кальвина. Он был в восторге, когда она прочитала последнюю обличительную речь Джона Нокса против женщин и пришла в такую ярость, что написала вызывающее письмо несносному шотландцу. Иногда по вечерам Оливер сам читал ей старые проникновенные сонеты Петрарки.

Ларк машинально взяла из стоявшей рядом корзины шитье – крошечную льняную сорочку. Сорочку для ребенка.

– Зачем ты возишься с этой ерундой? – буркнул Оливер, вырвал сорочку у нее из рук и смял в кулаке. – Сколько раз я должен тебе говорить, Ларк, что я не хочу, чтобы ты тратила время на пустые занятия.

Ларк в ужасе смотрела на его огромный кулак. В тот момент, когда она уже открыла рот, чтобы сказать правду, он, даже не взглянув, бросил скомканное шитье в корзину.

– Признайся, Ларк. Ты что-то от меня скрываешь. – Он наклонился к ней и взял за руку.

Похолодев от страха, Ларк замерла. Она не думала, что он может так тонко чувствовать ее настроение.

– Я не собиралась ничего скрывать. Ты догадался?

Оливер пристально посмотрел ей в глаза.

–С нашей первой брачной ночи, Ларк. То, что ты не была девственницей, для меня не имеет никакого значения. Сейчас ты моя, и только этодля меня важно.

У Ларк застучало в висках и гулко забилось сердце. Значит, он говорит совсем не о ребенке. Все гораздо хуже.

Оливер ласково погладил ее по руке.

– Было бы несправедливо осуждать тебя, принимая во внимание мои собственные похождения.

Ларк побледнела. Нахлынули воспоминания прошлого. Она наивно полагала, что избавилась от них навсегда.

Она не могла решиться на ложь, поэтому просто высвободила трясущиеся похолодевшие руки из его ладоней и сжала их в кулаки на коленях.

–Ларк! – нежно позвал он ее. – Я сказал тебе правду. Я не из тех мужчин, которые придают девственности чересчур большое значение. В тебе есть такое, чем я дорожу гораздо сильнее.

– Нет, – с усилием прошептала она, и ее глаза наполнились слезами. – Я должна была остаться твердой...

– Остаться твердой? Но, Ларк, Спенсер был твоим мужем.

– Не Спенсер! – Она так резко встала, что книга со стуком упала на пол. Ларк поспешно подошла к окну и прижалась к холодному стеклу. Ее мутило.

–Винтер? – Оливер произнес его имя, словно ругательство. Потом спокойно, но с твердой решимостью добавил: – Я убью его.

– Не надо! – Она умоляюще сложила руки на груди. – Прошу тебя, Оливер, не трогай его.

Оливер впервые подозрительно посмотрел на Ларк, прищурил глаза и плотно сжал губы.

– Почему?

– Потому что он опасен. Потому что я не хочу потерять тебя.

– Скажи мне правду, Ларк. Ты действительно беспокоишься обо мне... или о нем?

– Это низко, Оливер. Ты ведь знаешь, что я ненавижу его.

Тогда позволь мне отомстить за тебя. Он обесчестил тебя. Он обращался с тобой, словно ты грязь у него под ботинком. Он заслужил наказание.

Ларк в отчаянии упала перед ним на колени. Как ей объяснить ему, что случилось той ночью?

– Оливер, я прошу тебя. Оставь все как есть. Мы никогда больше его не увидим.

Оливер схватил Ларк за плечи и рывком поднял на ноги.

– Ты на коленях просишь меня пощадить его?

– Ты разумный человек, Оливер. Зачем пятнать себя кровью таких, как Винтер?

– Затем, что он причинил тебе боль. Затем, что ты съеживаешься всякий раз, когда он входит в комнату.

– Ты сделаешь мне еще больнее, если начнешь драться с Винтером. Разве ты не понимаешь, Оливер? Сейчас об этом никто не знает, Если ты начнешь мстить ему, об этом узнает весьмир.

– Вижу. А мир не столь великодушен, как я. Он не простит. – Оливер отпустил Ларк и направился к двери. – Мне следовало приготовиться к неожиданностям, – пробормотал он, и по тому, как запылали его щеки. Ларк поняла, что он в бешенстве. – Ты обвиняла меня в том, что мне слишком легко в тебя влюбиться, так что нечего удивляться, что ты ищешь для моей любви трудности.

О Винтере больше не вспоминали. Ларк коротала часы в тенистом саду. Она вспоминала, как первый раз приехала сюда по просьбе Спенсера просить помощи. Даже в самых безумных снах она не могла представить, что через год выйдет замуж за наследника рода де Лэйси и будет носить его ребенка.

И уж, конечно, она не думала, что полюбит Оливера.

При первой же встрече он спросил, хочет ли она от него ребенка. Это был дерзкий, оскорбительный, наглый вопрос. И все же она не могла отрицать, что ее тогда охватило волнение, подобное первому дыханию весны после бесконечной зимы. Неужели все началось уже тогда?

Ларк стояла у реки и смотрела на воду. Сверкая на солнце, мимо проплывали баржи и лихтеры, лодки и плоты. Сладко пахли розы. Это была мирная, идиллическая картина.

А совсем недалеко, с ворот лондонского моста, остекленевшим взором смотрят головы еретиков и предателей короны. Королева, борясь с вечными болезнями, все же отчаянно пытается управлять перессорившимися советниками. А в тесных каморках на грязных улицах лондонских окраин живет нищета.

Лондон кровоточил скрытыми ранами. Ларк не обвиняла королеву Марию. Проблем было слишком много, и коренились они слишком глубоко, чтобы их могла разрешить одна женщина, которая, видимо, даже не представляла, насколько подданные презирают ее испанских советчиков и в особенности епископа Эдмунда Боннера.

Как странно все складывается в жизни...

Ларк вспомнила, что Мария жаждет ребенка, которого не может иметь. А сама она никогда не осмеливалась мечтать о ребенке и вот через какие-нибудь пять месяцев даст ему жизнь.

Пора сказать об этом Оливеру. Она была так близка к этому в ту ночь, когда призналась ему о Винтере. Если бы Оливер тогда промолчал, если бы выслушал ее, она бы все рассказала ему. Правда, растущий живот скоро сам выдаст ее секрет, но пока фигура все еще оставалась стройной, хотя немного округлилась. Но это скрывали складки платья.

Дни летели с бешеной скоростью, подобно листьям под порывами ветра.

Оливер все так же молчаливо дулся на Ларк, все так же с мрачной подозрительностью и болью в глазах смотрел на нее. Внешне он остался ласков и внимателен, но какая-то часть его теперь отдалилась от Ларк. Он надолго оставлял ее одну даже по ночам, а она так скучала по нему. Так жаждала его.

Нервозность и волнение охватили весь дом. Ричард Спайд сходил с ума от одиночества. Ему не позволяли покидать Уимберли-хауз и никого к нему не пускали. А он был создан для общения с людьми, для разговоров и проповедей о великих истинах. Необходимость прятаться на протяжении нескончаемых недель истрепала ему нервы.

В себе Ларк тоже замечала перемены. С каждым днем ее глаза сияли все ярче, а Оливер с каждым днем отдалялся от нее все дальше и дальше.

Перемены были незначительны, и все же Ларк не могла больше не замечать, что вечерами он возвращается домой все позже, пьет больше, смеется громче и надолго уходит в себя, когда думает, что она на него не смотрит.

Поначалу Ларк считала, что мрачное настроение Оливера вызвано мыслями о Винтере. Несколько недель спустя она стала подозревать, чтоэто только предлог. Он тосковал по былым пирушкам, его тянуло в грязные притоны Бэнксайда и Саутуорка, где никто не осудит его и где каждый волен делать то, что хочет.

Буркнув очередное недавно выученное ругательство, Ларк приказала себе перестать хандрить. Воздух в саду наполнялся ароматом поздних роз, а клонившееся к закату солнце превращало реку в янтарную ленту.

Этот день стал особенным для Ларк. Сегодня утром, пока она лежала в постели, сожалея, что Оливера нет рядом, она почувствовала легкое шевеление внизу живота.

Это был ее ребенок.

Даже сейчас, много часов спустя, воспоминания об этом не оставляли ее, наполняя душ странным удивлением. Сегодня ее дитя послал ей сообщение. «Я здесь. Люби меня».

Ларк приподняла голову, подставляя лиц прохладному ветерку.

– Я обещаю тебе, – прошептала она в тот момент, когда у причала показалась лодка. – Я клянусь тебе, что сегодня все скажу ему.

Лодка приближалась к причалу, и Оливер, сцепив зубы, изобразил на лице улыбку. По правде говоря, он чувствовал себя как подрубленное дерево, готовое упасть на землю. Болезнь заявляла свои права гораздо жестче, чем в прошлые годы.

Все лето его по ночам мучили страшные, изнуряющие приступы. Каждый день он боролся с тяжестью, которая давила ему грудь.

Он пытался притворяться, что здоров. Он жаждал проводить с Ларк каждое мгновение, но вынужден был сторониться ее, используя в качестве повода их ссору из-за этого мерзавца Винтера. Она не должна была узнать о его болезни. О смертельной болезни.

– До свидания, – сказал он друзьям. – Надеюсь, завтра нам тоже будет что отметить.

–Буду ждать, – улыбнулсяЭгмонт Кар-пер. – Твоя любовь к картам наполняет мой кошелек.

Оливер уныло покачал головой.

– И опустошает мой. Самуэль Холлинз снял фуражку.

– Значит, до завтра.

Оливер добродушно махнул на прощание рукой и остался на причале с видом самоуверенного щеголя, пока лодка не исчезла из виду. Только после этого он позволил себе опуститься возле каменного навеса на корточки, сжать голову руками и сделать долгий выдох.

– Тебе плохо?

Оливер чуть не подпрыгнул. Вскочив на ноги, он поднял глаза и увидел Ларк. Последнее время она стала такой спокойной, мудрой и вся светилась внутренним светом.

– Я не заметил тебя. – Он поднялся по ступеням причала. – Конечно, со мной все хорошо.

Оливер обнял ее за плечи и поцеловал в нежные розовые губы и, когда она ответила ему, в тысячный раз подумал: «Она не может быть по-настоящему моей. Если она узнает, как тяжело я болен, она, возможно, больше никогда не подарит ему нежность своего восхитительного тела».

Ларк отстранилась и поправила упавшую ему на лицо прядь волос.

– Где ты был?

Как будто она не знала. Запах пива, табака и таверны прочно въелся в его одежду.

– Занимался нашими делами, конечно. – Отчасти это было правдой. Власти все еще искали Ричарда Спайда, и Оливер начал беспокоиться, удастся ли вывезти священника из Англии.

Он взял Ларк за руку и повел через сад к дому. Ему нужен был глоток особого чая. Цыгане научили готовить его из побегов кустарника эфедры.

–Есть известия о «Русалке»? – поинтересовалась Ларк.

– Да. Она причалила неделю назад.

– Оливер! Почему ты мне ничего не говорил?

– Ее надо было подремонтировать и приготовить к плаванию. Я сказал капитану, что нужно будет доставить на континент одну милую особу.

– О, Оливер...

– Не беспокойся. Я соблюдал все меры предосторожности.

Чтобы скрыть надвигающийся приступ, он притянул Ларк к себе, и они опустились на железное сиденье. Это было очередное изобретение его отца – качели, которые висели на ветке самого высокого в саду дерева и приводились в движение с помощью веревки. В центре клумбы с цветами возвышались медные солнечные часы.

– Значит, ты никому ничего не сказал?

Никому, кроме доктора Снайпса. – Он дернул за веревку, и качели пришли в движение.

Единственное, о чем он не сказал ей, так это о том, что не все шло гладко, как задумано. Оливер не мог понять, что именно не так, но его терзали недобрые предчувствия. Он не мог выбросить из головы Снайпса с его бесполезной скрюченной рукой и испуганными глазами.

– Мы можем всецело доверять ему, – сказала Ларк с явным облегчением.

– А как насчет меня? – спросил Оливер, чуть сжимая ей руку. – Мне ты можешь доверять?

– А когда было иначе? – удивилась Ларк. «Когда ты с презрением отвергала мою любовь, – хотел он крикнуть ей. – Когда принижала ее, говоря, что для меня это легко».

Но с его губ не сорвалось ни звука. Оливер почувствовал, что сейчас начнется сильный приступ. Земля под ногами бешено качалась.

Ларк хотела еще о чем-то спросить его, но Оливер сделал ей знак рукой замолчать. Через мгновение, показавшееся ему вечностью, он сумел выдохнуть.

Мимо проплыла баржа. Над рекой кричали чайки и коршуны. Лодка отвезла приятелей-картежников Оливера и вернулась. Гребцы, пошатываясь, стояли на причале, по очереди прикладываясь к большой бутыли. Тень от солнечных часов стала длиннее. Маленькая теплая рука Ларк лежала в его ладони, и он чувствовал, как под тонкой кожей пульсирует жилка. И еще он чувствовал, как его грудь медленно, дюйм за дюймом превращается в камень. Казалось, еще немного, и он не сможет вдохнуть.

Он должен сказать ей, пока не стало слишком поздно.

– Ларк?

– Оливер?

Они произнесли это одновременно. Ларк рассмеялась.

– Что ты хотел сказать?

– Сначала ты.

– Оливер, я... – она сделала глубокий вдох. – У нас будет ребенок.

Все замерло. Казалось, даже листья перестали дрожать на деревьях. Река остановила свой бег. Затем словно гром грянул у него в ушах. Ребенок! Восторг, страх, ужас и необузданная радость охватили его.

– Ребенок? – словно издали услышал Оливер собственный голос.

Она лучезарно улыбнулась:

– Да. Он родится в ноябре.

– Но это ведь меньше чем через пять месяцев. Сколько времени ребенок развивается в чреве матери? Десять месяцев? Год?

–Девять месяцев. – Ее, похоже, забавляло его невежество.

Оливер рассердился. Ларк столько месяцев скрывала от него свой секрет!

– Как давно ты узнала? Ларк опустила глаза.

– Я знаю об этом с тех пор, когда мы первый раз приехали в Линакр.

Темнота вокруг него сгущалась. Приступ неотвратимо надвигался. Страх перемешался с ярос-тью. Оливер схватил Ларк за плечи и повернул лицом к себе. На его висках выступил пот.

– Ты четыре месяца носишь моего ребенка и ничего мне не говорила?

– Я не знала, как сказать тебе об этом, как подобрать слова...

–Боже! Выходит, я последним узнаю, что скоро стану отцом?

– Нет, об этом не знает никто, кроме Джу-лианы...

– Боже, – снова прошептал он и больше не мог вымолвить ни слова.

Черная пустота поглотила его, сдавила грудь, не давая выдохнуть. Никогда еще у него не было такого сильного приступа. «Беги, – приказал он себе. – Она не должна этого видеть».

Почти ничего не видя перед собой, он побежал через сад к пристани и буквально рухнул на палубу лодки, взмахом руки приказав капитану и гребцам отчаливать.

Сквозь серую пелену он в последний раз взглянул на Ларк. Она стояла с широко раскрытыми, полными слез глазами. Плечи ее тряслись, губышевелились, но Оливер не слышал ни слова. Затем она одной рукой приподняла край юбки, другую в отчаянии прижала ко рту и бросилась к дому.

В эту ночь Ларк не могла уснуть. Она тихо поужинала с Ричардом, послушала, как он читает Святое Писание, и, извинившись, рано ушла к себе.

Завидев хозяйку, Нэнси Харбут оборвала на полуслове разговор с двумя рабочими, которые пытались лебедкой поднять ступеньки развалившейся лестницы, и заковыляла в спальню вслед за Ларк.

– Где он? – спросила старуха, постукивая по полу палкой и строго глядя на Ларк.

Ларк вздрогнула от сурового тона Нэнси. Наклонившись к ее слуховой трубе, она сказала:

– Не знаю. Твой белокурый любимец никому не может причинить зла, Нэнси, так что тебе не о чем беспокоиться.

Нэнси отложила палку в сторону и принялась расстегивать крючочки и развязывать тесьму на одежде Ларк.

– Ты рассказала ему наконец?

Ларк чуть запрокинула голову, чтобы Нэнси могла расчесать ей волосы.

– О чем?

– О ребенке.

Ларк резко обернулась к старухе, не замечая, что гребень застрял у нее в волосах.

– Как ты узнала об этом?

– Девочка, я прислуживаю тебе с тех пор, как ты здесь появилась. Я купала и одевала тебя, застегивала и расстегивала крючки на твоих платьях, стирала твое белье. Как же я могла не заметить?

– Ты ничего не сказала мне об этом.

–Это не мое дело. Но садовник видел, как хозяин неожиданно прыгнул в лодку, а ты стояла ни жива ни мертва. Поэтому я решила, что ты наконец все ему рассказала.

– Почему вы сердитесь на меня? – решительно спросила Ларк.

–Ты должна была его остановить, девочка. Ты должна была его остановить.

Сейчас, вспоминая слова Нэнси, Ларк с силой стукнула кулаком по подушке.

– Она сама отлично знает, – вслух произнесла Ларк. – Никто не заставит Оливера де Лэйси сделать что-нибудь против его воли.

Она свесила ноги с кровати и спрыгнула на пол. Нэнси всегда бранила ее за то, что она ходит босиком по холодному полу, но сейчас Ларк было все равно. Она ходила взад и вперед, твердя себе, что никто не заставит Оливера сделать что-нибудь против его воли. Что до встречи с Оливером ее жизнь была гораздо проще. Пока она не узнала, что значит любить мужчину. Пока не познала восторг будущего материнства. Ее жизнь теперь стала намного богаче. Этого она не могла отрицать.

В ней неразрывно сплелись боль и радость, которых не было раньше.Ларк попыталась вызвать в себе неприязнь к Оливеру, почувствовать себя оскорбленной его реакцией на новость, которую она ему сообщила. Но вспоминалось почему-то только приятное. Вот он смеется с кубком в руках. Грациозно склоняется к ее руке, приглашая на танец. Прижимает Винтера к стене, защищая ее. С гордостью представляет ее своим друзьям и семье. Возможно, он по-своему любит ее. Но достаточно ли велика эта любовь, чтобы ее хватило и их будущему ребенку?

Правда состояла в том, что он пугал ее своим взрывным характером, скачками от света к тьме, от муки к радости. Он, казалось, все ощущал гораздо острее, чем обычный мужчина.

Все, кроме ответственности за своего нерожденного ребенка, подумала она, падая на кровать и хмуро глядя в темноту.

Она стукнула кулаком по подушке и попыталась решить, как и когда она сможет простить Оливера.

Он провалился в темноту, где не было ничего, кроме боли. Грудь готова была разорваться, сердце стучало как молот, в голове горело.

Он не слышал ничего, кроме гула собственной крови в ушах, ничего не чувствовал, кроме боли, которая сжимала, сдавливала и трясла его, словно когти хищника беспомощную жертву.

Реальный ход времени не имел значения. Оно отмерялось бешеными ударами сердца и хриплыми, свистящими вдохами.

Значит, смерть, подумал Оливер, и в это мгновение все его мысли смела мучительная волна боли. Ничего больше не существовало, кроме неудержимого беззвучного внутреннего крика. Боль возобладала над всем остальным, и на гребне этой волны он взмыл, словно щепка в океане. Черная пустота вспыхнула огнем: кроваво-красным по краям и ослепительно белым в центре. Оливера окутала сладостная тишина, поглотившая все волнения и тревоги.

Словно из другого пространства и времени, он увидел себя, распутного мошенника, которому ничто и никто не дорог, кроме себя самого и своих удовольствий. Как глупо и нелепо он растратил жизнь. И сейчас, когда он открыл настоящую цель в жизни, когда он понял, что значат для него Ларк и их ребенок, как может быть прекрасна жизнь, она уходит от него, как вода сквозь пальцы.

И больше всего ему было жаль, что Ларк теперь никогда не узнает, каким человеком он мог бы стать.

Боль, словно в отместку за недолгую уступку, вернулась с новой силой. Он чувствовал себя так, будто его скинули с огромной высоты. Воздух со свистом покинул его измученные легкие. Мир вернулся: янтарное небо и плывущие розовые облака, шум воды за кормой и, наконец, испуганный голос.

– Милорд?

Ресницы Оливера дрогнули, и он увидел перед собой красное обветренное лицо и озабоченно сдвинутые брови.

– Бодкин?

– Слава богу, милорд, – сказал моряк. – Мы думали, что вы... умерли.

Оливер обнаружил, что лежит на бархатных подушках, ощутил прохладный речной ветерок и попытался улыбнуться. Его губы посинели, руки и ноги онемели.

–Ерунда, приятель. – Он сделал вдох и закашлялся. – Я немного приболел. Наверно, устрицы, которые я съел сегодня, были несвежими.

Приподнявшись на трясущихся похолодевших руках, он огляделся вокруг. Они плыли по Темзе вниз по течению, направляясь к южному берегу. Гребцы смотрели на Оливера как на привидение.

– Хотите, мы отвезем вас домой, милорд?

– Пока нет. – Его мысли путались, и он еще не вполне очнулся от странного состояния, в котором находился мгновение назад. – Мы вернемся, когда стемнеет. И моя жена не должна знать о том, что здесь произошло. Поклянитесь.

– Конечно, милорд. – Гребцы закивали головами.

Оливер догадывался, что выглядит, как вернувшийся из преисподней. К тому же он был совершенно без сил. Ларк испугается, если...

План созрел в его голове, гадкий и лживый, как шепот куртизанки.

Когда звон колоколов над городом возвестил о наступлении полуночи, дверь в комнату резко распахнулась, и Ларк услышала пьяный голос Оливера:

– Мне нужно еще вина!

От движения воздуха огонь в камине ярко вспыхнул, и на мгновение Оливер предстал словно в золотом сиянии. Ларк увидела взлохмаченные волосы, расстегнутый сюртук. Забыв о своем решении быть терпеливой и простить Оливера, она рассерженно подошла к нему и остановилась в нескольких шагах.

– Тебе не нужно больше вина, – твердо сказала она, глядя в его мутные раскрасневшиеся глаза. – Судя по запаху, ты выпил его предостаточно, к тому же оно было не самого хорошего качества.

Тогда дай мне хорошего вина, чтобы прочистить глотку.

Покачиваясь, он подошел к столу. Расстегнутые полы сюртука развевались, как сломанные крылья. К ботинкам налипла грязь лондонских улиц, рубаха вылезла из штанов. Он потерял шляпу, и спутанные золотистые пряди волос торчали во все стороны.

Никто, с возмущением подумала Ларк, в подобном состоянии не выглядел бы так красиво. Оливер был красив даже пьяный.

Оливер заглянул в кувшин, стоящий на столе, и нахмурился.

– Немного осталось.

Ларк решительно направилась к нему.

–Тебе больше не нужно пить. Тебе нужно в постель.

Оливер схватил ее за руку и притянул к себе.

– Да. В постель. Мы...

– Оливер! – Ларк в ужасе попятилась назад. От него пахло дешевыми духами. Приторный густой запах женщины, какой-нибудь Клариссы или Рози.

Он протянул к ней руки с видом воплощенной невинности.

– Что-то не так?

– От тебя пахнет женскими духами!

– Ну это же лучше, чем запах дешевого вина. Ларк в ужасе смотрела на его пепельно-серое,измученное, но все равно красивое лицо. Жгучий комок рыданий сжал ей горло. Призвав на помощь весь свой многолетний опыт, она с трудом сдержала чуть не хлынувшие слезы.

– Ты мне отвратителен, – с гневом произнесла она. – Как ты посмел отправиться кутить в тот день, когда узнал, что станешь отцом? Ты говорил, что хочешь ребенка, но это были только слова. Пустые, никчемные слова. На самом деле ты испугался, не так ли, Оливер?

Она привыкла быть сдержанной, но нахлынувший на нее поток чувств нелегко было сдержать. Она вдруг поняла, что не хочет его любить, потому что он сводит ее с ума. Она должна сейчас же оставить его, дав гневу вытеснить в ней любовь, чтобы защититься от боли.

Но доводы рассудка не всегда встречают отклик в сердце.

– Почему ты не можешь вести себя как... как муж? – строго спросила она, стыдясь визгливых ноток в собственном голосе. – Почему ты не можешь быть... быть...

– Человеком, которого ты смогла бы полюбить? – едко спросил Оливер.

– Я не это хотела сказать. – Но, к своему ужасу, Ларк поняла, что невольно солгала. – Я хотела, чтобы ты сказал мне, что будешь любить нашего ребенка. Не той легкой, насмешливой любовью, которая приходит и уходит, как морской прилив, а искренне и глубоко. Ты можешь так?

– Если в твоей голове родился такой вопрос, Ларк, то и я начинаю сомневаться.

Отчаяние опалило ее, словно пламя.

Ты никогда не повзрослеешь! Никогда не возьмешь на себя ответственность за семью и детей. Твои обещания ничего не стоят!

В отчаянии она схватила глиняный кувшин. Он выпал из рук, упал на пол и разлетелся на куски. Темно-красное вино вылилось на ковер. Ларк стояла босиком среди обломков и смотрела на Оливера.

Одним резким движением Оливер поднял ее на руки и, не обращая внимания на хруст осколков под ногами, понес к кровати.

– Значит, ты не веришь моим пьяным клятвам? – спросил он игриво.

– Убирайся вон. Я не хочу тебя больше видеть! Никогда!

Ларк уткнулась лицом в подушку и сдерживала рыдания, пока он не вышел из комнаты и не закрыл дверь.

Несколько часов спустя Оливер прокрался в спальню Ларк. Он стоял, держа в руках свечу, и смотрел на жену. Она спала. На щеках остались белесые дорожки от высохших слез.

Она поверила в его ложь, как он и рассчитывал. Но только он не думал так больно обидеть ее.

Снова вспомнились события последних недель. Он постоянно чувствовал, что за ним наблюдают, его выслеживают, но ничего не говорил об этом Ларк.

Новости, которые удалось узнать с помощью вина и пары золотых монет, оказались плохими. Ищейки епископа Боннера полагали, что преподобный Спайд попытается сесть на корабль, чтобы покинуть Англию. Оставалось только разыскать мятежника и осудить его вместе с укрывателями.

– Я сделал это для тебя, Ларк, – прошептал Оливер спящей жене. – Для Слайда. Даже для бедняги Дикона.

Выйдя на цыпочках из комнаты, он направился в кабинет.

Он поставил свечу на стол и принялся писать письмо своему нерожденному сыну, которого, возможно, никогда не увидит. Потом он убрал письмо в ящик стола и написал еще несколько писем.

Оливер надеялся, что ему удалось сбить ищеек Боннера со следа хотя бы дня на три. Он должен хорошенько использовать это время. Он должен стать героем, даже если это грозит ему смертью.


14

– Что говорится в записке? – спросил Ричард Спайд, нетерпеливо убирая под чепец выбившуюся прядь. За последние месяцы его волосы отросли настолько, что начали виться.

Ларк непонимающе смотрела на измятый листок.

– Такой шифр я вижу впервые.

Оливер сидел за столом, скрестив перед собой руки и положив на них голову. Вчера днем он чуть не умер. Ночью своими словами его чуть не убила Ларк. Но письмо от агента самаритян отодвинуло все личные беды на второй план.

Втайне от Ларк и Ричарда Спайда Оливер побудил самаритян к действиям, поскольку только он один знал, что времени почти не осталось. Ларк получила из Лондона неожиданный подарок – белые лайковые перчатки и шляпку из лебединого пуха. Когда посыльный ушел, она вынула из пальца одной из перчаток крошечный, тщательно сложенный кусочек бумаги.

Сейчас, стоя возле стола, она, нахмурив брови, пыталась разобрать, что написано в послании. А Оливер смотрел на Ларк.

Ребенок. У нее будет ребенок. Его ребенок.

Она выглядела точно так же, как и вчера, когда он еще ничего не знал о подарке, который преподнесла ему судьба. Она была все такой же бледной темноволосой женщиной, чья красота была очевидна только для тех, кто любил ее.

А только бог знал, как он ее любит.

Стон отчаяния сорвался с его губ прежде, чем он успел сдержать его.

Ларк и Спайд удивленно посмотрели на Оливера. В их взглядах было столько тревоги, что Оливер чуть снова не взвыл.

– Ты болен? – спросила Ларк.

– Болен тем, что хочу тебя, – ответил Оливер, чтобы разозлить ее.

Но Ларк на этот раз не рассердилась. Она откашлялась и продолжала разбирать мелкие строчки записки.

Оливер смотрел на священника, несшего слово божье, и его бледную ученицу. «А они подходят друг другу, – подумал он. – Спенсеру следовало выбрать в мужья Ларк кого-нибудь вроде Ричарда Спайда, а не безрассудного эгоистичного распутника, которому суждено умереть молодым».

В галерее висели настенные часы с маятником, циферблатом в виде луны и медными полированными гирями. Их смастерил отец Оливера. В тишине их тиканье напоминало биение сердца.

Наконец Ларк отложила перо.

– Готово.

– Молодец! – взволнованно воскликнул Спайд.

– Что там? – устало спросил Оливер, делая вид, что не знает содержания записки.

– Сегодня ночью, —сказала Ларк, —мы должнывстретитьсяна пристани с доктором Снайпсом и проводить преподобного Слайда на «Русалку», которая отплывает в полночь, как только начнется отлив.

Опять наступила тишина. Спайд подошел к окну и склонил голову. Оливер понял, что священник беззвучно молится. Ларк сидела за столом, сцепив руки и опустив глаза.

–Вы скоро станете свободным человеком, – с искренней радостью сказал Ричарду Оливер, подходя к нему, чтобы пожать руку.

На счастливом лице Спайда появилась улыбка.

– Одни люди мечтают о свободе. Другие не знают, что с ней делать. Боюсь, я отношусь ко вторым. Слишком долго пришлось убегать, прятаться и тайно проповедовать.

– Был бы ты менее добродетелен, – усмехнулся Оливер, – у меня было бы для тебя множество предложений. Между прочим, ты можешь писать проповеди или мемуары. Я бы на твоем месте поступил именно так.

Спайд хмыкнул.

–Может быть, милорд. А сейчас я должен идти собирать вещи. – Его лицо стало торжественным. – Смогу ли я когда-нибудь достойно отблагодарить вас?! И леди Ларк. Мало кто смог бы так отважно вырвать меня из огня Смитфилда, а потом столько месяцев укрывать. Спасибо.

Оливер не решился сказать Спайду, что пустился в это приключение только потому, что ему наскучила размеренная жизнь и он сгорал от страсти к Ларк. Сначала им двигало только это. А уже потом борьба с несправедливостью стала смыслом его поступков.

Спайд крепко обнял его.

Оливер думал, что Ларк не заметила, как сильно привязался он к Спайду. Они стали близкими, как братья. Ларк иногда жалела, что не может стать равноправным участником этой дружбы.

Сейчас они все трое торопливо спускались к причалу. Стояла глубокая ночь. Небо черным бархатным пологом прикрыло Темзу. Лондон спал, и тишину города нарушали лишь плеск воды и редкие крики звонаря.

Ларк не могла не думать об Оливере. Когда сегодня днем он обнял Ричарда, она испытала странное чувство, словно заглянула в мысли своего мужа. Он твердил, что не принимает жизнь всерьез и что собственные удовольствия для него превыше всего. И все же, прощаясь с Ричардом Слайдом, он выглядел по-настоящему расстроенным и растроганным.

Они достигли причала. Спайд положил небольшой узелок с вещами в лодку. Вдруг краем глаза Ларк увидела, как за деревом шевельнулась тень. Она похолодела и схватила Оливера за руку. Ее волнение передалось ему.

– Там, – прошептала Ларк, кивая в сторонустарых тисов, которые, словно шпалеры, тянулись вдоль садовой аллеи.

Оливер ринулся в темноту, на ходу вынимая шпагу, и у Ларк от ужаса сжалось сердце.

Она сцепила ладони и попыталась молиться, но вместо слов молитвы шептала: «Я не могу потерять его. Я не могу потерять его».

Страшный хруст веток вывел ее из оцепенения. Она нажала маленькую кнопочку брошки. Появился кинжал. Ларк всегда носила с собой подарок Джулианы, но никогда не думала, что он может пригодиться.

– Эй, мерзавец, выходи! – крикнул Оливер. Из темноты раздался звук удара и стон. Затемна тропинке появился Оливер, тащивший маленькую сопротивляющуюся фигуру.

–Тысяча чертей! – выругался он, убирая шпагу в ножны. – Что ты здесь делаешь?

Ларк только сейчас сообразила, что все это время стояла затаив дыхание, и наконец облегченно выдохнула.

Толкая незнакомца перед собой, Оливер бранился не переставая. Его тираду неожиданно прервал радостный голос Ричарда Спайда.

– Любовь моя! Я знал, что ты придешь. Я верил в это. – Он бросился к фигуре в черном и крепко обнял ее.

– Наталья?

В черной мужской рубахе, штанах и фланелевой куртке, она прижалась к груди Спайда.

– Я не позволю Ричарду уехать без меня.

– Что ты здесь делаешь? – прорычал Оливер.

–Я устала ждать новостей и решила сама приехать в Лондон.

– Никто, кроме нас троих и доктора Снайпса, не знает о нашем плане.

Наталья поцеловала Ричарда в кончик носа.

– Я видела твое имя в списке пассажиров.

– Его имя!

–Мадам Витесс. – Наталья прошла мимо Оливера и залезла в лодку. – Разве по-французски это не то же самое, что по-английски Спайд?

Оливер выругался.

– Боже, спаси меня от образованных женщин.

– Я собираюсь плыть с ним, – заявила Наталья.

– Только через мой труп, дура безмозглая. Ты никуда не поедешь. – Он обернулся к Ларк. – Скажи ей, что она не может ехать.

Ларк внимательно посмотрела в неумолимое лицо Натальи.

– Она поедет.

Оливер снова выругался и повернулся к Ричарду.

– Скажи ей, что она не может ехать. Ричард залез в лодку и помог Наталье устроиться поудобнее.

– Она поедет.

Оливер поднял голову, словно собирался завыть на луну.

–У кого-нибудь, кроме меня, еще остались мозги? – Он зашагал взад и вперед по узкому причалу. – Ричард, она моя сестра, черт бы тебя побрал! Женщины из рода де Лэйси не удирают с беглыми арестантами! Я не хочу, чтобы Наталья была опозорена, а ее репутация погублена.

Ларк было смешно слушать, как он осуждает сестру за то, в чем был грешен сам.

– Оливер, я хочу, чтобы ты кое-что знал, – спокойно сказала Наталья.

Мы поженились, – еще более спокойно сказал Ричард Спайд.

– Что? – взревел Оливер.

– Мы тайно венчались в Линакре, – продолжала Наталья. – Я знала, что папа будет против, поэтому мы никому об этом не сказали.

– Ты, сбежавший бандит! – Оливер, не скрывая своих намерений, засучил рукава. – Как ты посмел...

– Это я настояла, – сказала Наталья. – Он хотел, чтобы я ждала его, но я отказалась. Я сама распоряжаюсь своей жизнью и поступаю так, как хочу. Я еду со своим мужем.

Наталья посмотрела на него с непоколебимой уверенностью.

Оливер бессильно опустил руки.

– Ты хочешь удрать вместе с этим преступником?

– Да.

– Отправиться в чужие страны и жить в изгнании?

– Да.

– Но, ради бога, почему?

– Потому что я люблю его. – Голос Натальи стал хриплым от волнения. – Ты можешь это понять, Оливер? Ты знаешь, что значит любить так сильно, когда готов пожертвовать всем? Репутацией, благосостоянием, семьей?

Оливер долго молчал. Ларк затаила дыхание. Вот любовь, требующая каждодневного риска и ничего не обещающая взамен. Она жаждала услышать, как Оливер скажет, что он тоже способен на такую любовь.

Вместо этого он бранился еще несколько минут, потом помог Ларк сесть в лодку, и они поплыли вниз по Темзе.

Несколько часов спустя рассвет окрасил шпили лондонских башен и прочертил длинную золотую нить на серой воде Темзы. Лодка уткнулась носом в причал возле Уимберли-хауз.

– Итак, они уехали. – Оливер устало провел рукой по волосам.

Ты правильно сделал, когда пожелал им счастливого пути, – сказала Ларк.

Отец оборвет мне уши, пробормотал Оливер, наклоняясь, чтобы привязать лодку.

Ларк встала. Оливер схватил ее и прижал к себе, потом грациозно перенес на берег, поставил на землю и, не разжимая рук, зарылся лицом в ее волосы. Потом нежно провел по щеке и сказал:

– Ты устала, любовь моя.

Это были первые ласковые слова, которые он произнес с тех пор, как она призналась ему, чтоносит его ребенка. Слезы обожгли ей глаза, и Ларк, отведя взгляд, уткнулась лицом в плечо Оливера.

– Со мной все будет в порядке, – сказала она ему.

– Я думал, что в твоем... деликатном положении... – Он замолчал, не зная, как продолжить.

Ты даже не можешь произнести это слово? – прошептала Ларк. – Ты не можешь допустить, что у меня будет от тебя ребенок?

– Потому что это пугает меня, – честно признался Оливер. – Я боюсь за тебя. – Он прижал ее голову к груди. – Моя мать умерла во время родов, когда я появился на свет.

– Я не знала, – сказала она.

– Теперь знаешь. Они оба помолчали.

– Я не могу изменить то, что есть. Я не могу остановить то, что происходит во мне. Я тоже боюсь, Оливер. У меня не было матери, и некому было научить меня, как должна вести себя женщина.

– Ларк. – Ее имя глухо разнеслось над поверхностью воды. – Ларк. Я переменюсь. Ты увидишь. Я докажу тебе...

–Как ты не понимаешь? – Она коснуласьпальцами его губ. – Ты не должен ничего доказывать. А если чувствуешь, что должен, то в этом моя вина. То, что произошло с Винтером...

– Ты ясно дала понять, что хочешь забыть об этом. Для меня это святое. Клянусь. Я стану другим, я...

–Тише, ты говоришь слишком много. – Ее охватило радостное возбуждение. – Я хочу в постель.

–Конечно. Ты устала. Мы всю ночь провели на ногах.

–Я не хочу спать, – дерзко заявила она. И это была правда. Когда она смотрела, как Ричарди Наталья садятся на корабль, отправляясь в опасное путешествие, она поняла, как хрупко счастье и как нужно ловить каждое его мгновение.

– Тогда чего же ты хочешь?

– О, Оливер. Тебе нужно, чтобы я сама сказа-ла об этом?

– Моя милая, любимая Ларк! – Он засмеялся и обхватил ее за плечи с такой радостью, что сердце чуть не выпорхнуло у нее из груди.

Ей безумно захотелось навсегда сохранить это мгновение в укромном уголке своего сердца, как прекрасную розу между пергаментными страницами книги. А много лет спустя это воспоминание будет волновать ее, как едва уловимый запах засушенного цветка.

Она старалась запомнить каждую мелочь. Утренний свет смешался с рассветным туманом и подарил притихшим садам сказочное великолепие. Трели первых птиц зазвенели среди покрытой росою листвы деревьев. Аромат реки и ветра, который ерошил Оливеру волосы. Сдержанную печаль его улыбки. Удары его сердца. Обещания, которые он шептал ей на ухо.

Она запомнила это все, пока он шел с ней по саду к дому.

Оливер взял Ларк на руки и, легко взбежав вверх по лестнице, направился прямо в свою комнату.

– Мне нужно взять рубашку и халат, – запротестовала Ларк.

Он положил ее на кровать. – Любовь моя, в этом нет необходимости. От тихого низкого голоса Оливера у нее по коже пошли мурашки. Она почувствовала странное удовольствие от возможности сдаться ему вот так просто, отбросив привычное желание контролировать себя.

Оливер с ловкостью горничной принялся раздевать ее, и Ларк все глубже и глубже стала погружаться в водоворот чувств, постепенно высвобождаясь из-под власти рассудка. В этот раз она сама хотела сдаться. Полностью.

Она ощутила, как утренний ветерок из раскрытого окна пробежал по ее телу, по груди, животу и ногам. Это, подумала она, глядя, как он сбрасывает одежду, и есть истинное доверие – отдать всю себя, ничего не требуя взамен. И это ничуть не испугало ее. Раньше, когда Оливер занимался с ней любовью, он был попеременно то мрачно-сосредоточен, то беззаботно-весел. На этот раз все было по-другому. Он будто повернулся к свету другой своей гранью, которую она раньше никогда не видела. Оливер наклонился и крепко поцеловал ее, его губы были теплыми и влажными, как лепестки лилии, расцветшей на пруду. Его руки, словно крылья птицы, скользили по ее груди, кружа над каждой из них снова и снова, пока в Ларк не проснулось знакомое томительное чувство. Он поднял голову, чтобы перевести дыхание, затем поцеловал ей грудь. Потом спустился ниже, нежно лаская губами и пальцами едва заметно увеличившийся живот.

– Не понимаю, как я мог не заметить, – прошептал он. – Сейчас я это ясно вижу. Свершилось чудо, Ларк, а я, как слепой нищий, прошел мимо.

– Я прятала его, – призналась Ларк, перебирая пальцами шелковистые волосы на голове Оливера. – Потому что боялась.

Оливер повернул голову, чтобы прижаться губами к ее ладоням. Он продолжал целовать Ларк, понимая, что свернутая пружина желания внутри ее ждет возможности развернуться. Он раздвинул руками ей бедра и раскрыл лепестки ее женского тайника сначала для пальцев, а потом, к ее удивлению, для своих губ. От ошеломительного удовольствия у Ларк застучало в висках, а пружина сжималась все туже, пока вдруг не распрямилась, словно птица взлетела в небо.

Ларк парила над землей, и Оливер был с нею. Она слышала его голос, но не могла разобрать слова, да это и не имело значения. Она не знала, как долго длилось это блаженство.

– Ты... – нарушил молчание Оливер, и Ларкуслышала в его голосе тревогу. – Я не потревожил тебя? Я имею в виду ребенка.

Она улыбнулась его неловкому вопросу и погладила пальцами золотисто-коричневые волосы у него на груди.

– Все хорошо. Молчи.

Он взял пальцами ее подбородок и повернул к себе.

– Значит, ты это тоже чувствовала? Французы называют это «маленькая смерть».

Ларк в изнеможении вздохнула, сердце ее все еще гулко билось.

– Нет, это совсем не похоже на смерть. Ты дарил мне удовольствие много раз, Оливер. Но в это утро ты подарил мне саму жизнь.

Он улыбнулся своей милой полупечальной улыбкой.

Усталость теплой волной охватила Ларк, и веки ее опустились.

– Мой ребенок своеволен, как и его отец, – пояснила она. – Он требует, чтобы я подчинялась. Сейчас он приказывает мне спать, хотя я больше всего на свете хочу оставаться с тобой.

– Спи, спи, – сказал Оливер нарочито приказным тоном. – У нас будет много времени для разговоров. Потом.

– Потом, – прошептала Ларк. – Потом я, возможно, покажу тебе, что могу заниматься любовью так же ловко, как и ты.

– Ловлю вас на слове, мадам, – рассмеялся Оливер.

Его разбудил неясный стук и странное скрежетание. Очнувшись от сладостного сна, Оливер не сразу понял, откуда исходят эти звуки и который сейчас час.

Прогоняя остатки сна, он обнаружил, что они с Ларк проспали целый день. Сумерки – таинственный рассвет ночи – окрасили клочок неба, который был виден ему через окно, в темно-синий цвет.

Осторожно, чтобы не потревожить Ларк, Оливер поднялся с постели. Ее волосы, словно шелк, скользнули по его обнаженной груди.

Она спала так сладко. Ее хрупкая фигурка пробудила в нем нежность и желание завоевать не только любовь, но и уважение Ларк. Он должен стать достойным лучшей женщины Англии. Осторожно прикрыв обнаженное плечо Ларк, Оливер встал и оделся.

В этот момент дверь внезапно распахнулась, и в комнату ввалились солдаты с факелами в руках.

Повинуясь инстинкту, Оливер выхватил из ножен шпагу, которая лежала возле кровати.

– Оливер де Лэйси, – раздался хриплый, не терпящий возражения голос.

Свет факелов осветил говорящего, и Оливер по одежде узнал непрошеных гостей. Это были люди епископа Боннера.

Он был уверен, что у него в запасе больше времени. Ричард Спайд еще не успел отплыть далеко.

– Я Оливер де Лэйси, лорд Уимберли, – произнес он ледяным голосом, не скрывая раздражения. – Если у вас ко мне дело, обождите в холле внизу. Я приму вас.

Ларк тихо зевнула. Он сделал ей за спиной знак рукой, чтобы она лежала смирно.

Солдаты не собирались уходить.

–Вы должны пойти с нами, – сказал ихпредводитель.

Оливер презрительно улыбнулся.

– Я польщен приглашением, – произнес он. Затем с быстротой молнии выхватил шпагу и приставил ее кончик к горлу главаря.

Солдат скосил глаза на лезвие.

– Милорд...

– Я сказал, – повторил Оливер, – ты и твои люди пусть обождут внизу.

Солдат неуверенно попятился назад. Остальные уже толпились у дверей.

Затем словно из ничего появилась рука в черной перчатке и отодвинула кончик шпаги в сторону.

– Зачем проливать кровь, когда игра только начинается, – произнес до ужаса знакомый голос.

Оливер услышал, как скрипнула кровать, и понял, что Ларк села. Из-за спин солдат вышла фигура, завернутая в черный плащ.

Оливер опустил шпагу.

– Винтер. Вот так встреча. Теперь все становится на свои места.


15

Ему никогда не забыть тот вздох, который вырвался из груди Ларк, когда она поняла, что их предали.

Это был всхлип, легкий и воздушный, как ветерок, и вместе с тем полный смертельного отчаяния. В это мгновение, прежде чем Винтер успел сказать хоть слово, она уже все поняла.

Она поняла, как и Оливер, что хрупкое сокровище их любви, все невыразимое блаженство, которые они наконец обрели, будут сейчас разрушены.

Кто-то взял шпагу из безжизненных рук Оливера. Он не сопротивлялся, потому что острие стали больше не могло ему помочь. Он обернулся и, не взглянув на Ларк, задернул полог. Затем посмотрел в глаза Винтеру.

– Тебя при дворе учили таким манерам – нарушать неприкосновенность жилища? – спросил он ледяным, чуть дрожащим от бешенства голосом.

Лицо Винтера осталось невозмутимым, словно у каменного изваяния.

– Милорд, вы и ваша жена потеряли все права на неприкосновенность, когда стали предателями.

– Предателями! Боже правый, с чего ты взял?

– И еретиками, – добавил Винтер.

Оливер ясно понимал, что беззащитен перед вооруженными солдатами. В былые времена он бы не преминул удрать от них. Но не сейчас. Теперь у него есть Ларк. Ларк и их ребенок, о котором он должен заботиться.

Оливер, прищурившись, посмотрел на Винтера.

– По чьему приказу ты пришел сюда? Винтер протянул Оливеру лист бумаги, и победный блеск сверкнул в его глазах. Ордер подписал сам Эдмунд Боннер.

– Мне нужно собрать вещи.

Оливер знал, что его ожидает, но не чувствовал волнения. В конце концов, он понимал, на что шел, давая кров Ричарду в своем доме и помогая ему покинуть Англию. Но все же он не ожидал, что его арестуют так быстро. Он собирался все отрицать даже перед лицом неопровержимых доказательств. Потому что теперь ему былочто терять.

– Обожди со своими людьми внизу, – сказалОливер.

Взгляд Винтера упал на раскрытое окно, выходящее в густой сад, и Оливер чуть не рассмеялся. Да, прежний Оливер с легкостью скрылся бы от преследователей. А нынешний со спокойной решимостью понимал, что должен остаться.

Между ним и Винтером началось то, что можно было бы назвать войной взглядов. Глядя в красивое аскетичное лицо Винтера, в его равнодушные карие глаза, Оливер осознал, что в этой схватке может и проиграть.

Винтер моргнул первым.

– Мы подождем внизу, – сказал он и вместе с солдатами вышел из спальни.

Оливер стоял не шевелясь. Он вынудил Винтера подчиниться своей воле. Но как? Неужели в нем пробудилась доселе неизвестная ему самому сила?

Шорох полога кровати прервал его размышления. Оливер подошел к постели и крепко обнял Ларк.

Долгое время они оба молчали. Она была все еще теплая со сна, губы чуть распухли от его поцелуев, и все тело источало легкий аромат любви.

Оливеру захотелось не думать ни о чем плохом. Он запустил пальцы в темный шелк волос Ларк и поцеловал так, словно перед разлукой.

– Нас предали. – Его голос прозвучал на удивление спокойно.

–Оливер, я боюсь за тебя! Значит, они поймали Спайда?

– Конечно, нет. – Оливер не знал точно, но ему не хотелось волновать Ларк. – Если бы они его схватили, они бы не тратили время на меня.

– Кто мог нас предать?

Оливер ничего не ответил. Скорее всего это было не предательство, а ошибка в расчетах. Ларк поежилась и потянулась за рубашкой.

– Подожди, – сказал он. – Я помогу тебе. Но сначала позволь мне посмотреть на тебя.

Она неподвижно сидела на кровати и смущенно смотрела на Оливера. Он догадался, что она еще до конца не поняла, что произошло.

– Господи, – прошептал он, стараясь, чтобы голос не дрожал. – Ты прекрасней, чем весенний цветок. – Она действительно была прекрасна. Округлившиеся молочно-белые груди с алыми бутонами, немного увеличенный живот. Бедра, кажется, стали чуть шире, готовясь к появлению новой жизни. На лице застыло изумление.

– Я не знаю, какими словами описать это, – сказал он наконец. – Если я просто скажу, что ты необыкновенная, ты не поймешь. Ларк застенчиво улыбнулась. – Постараюсь понять.

Оливер легонько поцеловал ее в бровь. Он, всегда такой бойкий на язык, не мог подобрать слов, чтобы сказать, что чувствует сейчас. Ларк была прекрасна, но ее красота каким-то образом исходила из его собственного сердца.

Вместо слов Оливер поцеловал Ларк и нежно обнял ее.Потом помог ей надеть рубашку и встать с кровати. Они умылись водой из тазика. Расчесывая волосы, Ларк спросила:

– Как ты думаешь, что случится? Неужели она не знает? Может быть, нося егоребенка, она бессознательно защищает себя отправды?

Он легонько поцеловал ее в кончик носа.

–Мне зададут несколько вопросов, – ответил он. – При моем положении и положениимоего отца они не осмелятся долго держать меня под стражей. И я опять буду дома с моей беременной женой.

– Конечно, – прошептала Ларк и, подойдя к Оливеру, обняла с такой силой, которую он в ней не подозревал.

Он поцеловал ее еще раз, долго, томительно, поручая своей памяти навечно сохранить ощущение ее тела, нежность губ, ритм ее дыхания и стука сердца.

Она поцеловала его в ответ, и Оливер подумал, почувствовала ли она его любовь, его сожаление о прошлой жизни, слезы, которые он не пролил. Услышала ли она то единственное слово, которое он отказывался произнести.

Прощай.


–Предупреждаю тебя, дружище, – раздался из темноты камеры лондонского Тауэра голос Оливера. – Я сижу здесь в полном одиночестве уже шесть недель.

Новый заключенный отпрянул к противоположной стене.

– Сэр, я порядочный человек... Оливер расхохотался.

–Господи, это совсем не то, о чем ты подумал. Со мной твоя добродетель в безопасности. – Он откинул рукой прядь спутанных волос. – Но от моих разговоров у тебя заложит уши.

Мужчина бросился вперед, шаркая ногами по заваленному соломой полу.

– Черт возьми! – воскликнул он, откидывая с головы капюшон. – Это ты, Оливер!

– Финеас!

Снайпс опустился возле Оливера и привалился спиной к стене. Он выставил вперед здоровую руку. Пальцы на ней были безжизненно неподвижны и покрыты гноем.

– Я старался держаться твердо, – с горечью произнес Снайпс. – Видит бог, я старался. Старался до тех пор, пока... пока они не принялись за мой большой палец. – Он с трудом пошевелил искалеченным пальцем.

– У каждого свой предел, – спокойно сказал Оливер.

Он находился в странном состоянии какого-то смирения, как будто уже перешел этот «свой предел», когда его разлучили с Ларк. Сердце его окаменело.

– Как много ты рассказал им? – спросил Оливер Снайпса.

Финеас сгорбился и стал казаться меньше ростом. Старше. Несчастнее.

– Все, что знал.

–Все? – По спине Оливера пробежал холодок.

Старик кивнул.

– Про спасение в Шордитче. Про работу моей несчастной жены в самаритянах.

– Черт тебя побери, Финеас. Даже про свою жену!

– Я не мог вынести эту боль. – Он шевельнул изувеченной рукой. – Как не смог и много лет назад, когда был молод и силен. С тех пор я ношу этот бесполезный обрубок как свидетельство своей трусости. Я вернулся, чтобы помочь спасать заключенных от смерти. Это было для меня искуплением, но бог не принял моей жертвы. Уж лучше бы я умер в их руках, чем предал невиновных людей.

Наступило долгое молчание.

– Продолжай, —произнеснаконецОливер. – Ты выдал свою жену. Еще кого?

– Вас, милорд. Вот почему, я полагаю, вы здесь.

Это было не так, но Оливер не стал его разубеждать.

– Я сказал им, что вы помогли Ричарду Слайду избежать смерти на костре в Смитфилде и уехать из Англии. Я рассказал им, как и когда он отплывает.

Оливер облегченно вздохнул. Хвала богу хоть за эту малость. Его предчувствия не подвели его. Он сообщил Снайпсу неверную дату и подменил шифрованную записку.

– Милорд? – Голос Снайпса дрожал от угрызений совести.

– Что?

– Боюсь, я назвал имя леди Ларк. Ярость и ужас мгновенно охватили Оливера.

– Ты, змеиная душа, – выдавил он. – Впутывать женщин...

Он умолк на полуслове и с силой сцепил руки, заставляя себя оставаться на месте. Финеас будет наказан. Ненависть к самому себе пострашнее, чем то, что может сделать с ним Оливер.

Пока Ларк на свободе. Ему представилась возможность тайно послать семье записку. Они защитят ее. Он должен в это верить.

Внезапно новая мысль ужаснула Оливера. Знал ли Финеас о поездке в Хэтфилд к принцессе Елизавете? Если королева узнает о симпатиях своей сестры к протестантам, она, чего доброго, изменит нынешний порядок престолонаследования.

Елизавета тщательно следила за тем, чтобы не выказать благоволения ни к вере королевы, ни к реформаторской церкви. Королева Мария, желая предоставить сестре самой сделать выбор, тем не менее предпочитала думать, что, заняв трон, Елизавета будет держаться католической веры.

Оливер ворочался несколько часов, пытаясь уснуть, и лишь под утро забылся коротким, не давшим облегчения сном. Его тревожные мысли растворились в черном вихре ночного кошмара. Проснулся он, когда кто-то дергал его за плечо. – Оливер! Это я, Кит!

Оливер заморгал и потер глаза.

– Что ты здесь делаешь, черт возьми?

Кит бросил взгляд на массивную деревянную дверь с крошечным окошком за железной решеткой.

– То же, что и ты, дружище. Оливер сурово посмотрел на Снайпса.

– Полагаю, ты и Кита назвал?

– Милорд, – произнес Финеас упавшим голосом, – вы не знаете, что они делали. Они жгли меня раскаленным железом. Я знаю, что для вас это слабое утешение, но я очень сожалею о том, что случилось.

– Ларк! – прошептал Оливер и, с силой сжав кулаки, стукнул ими по полу. – Кит! Он назвал Ларк!

Кит выругался и пристально посмотрел на Оливера.

–Если тебя это успокоит, с ней сейчас Бе-линда.

–Ларк! Она спасла мне жизнь, Финеас. Ты был с ней в ту ночь. Ты все видел и даже участвовал в этом. А теперь ты ее предал! – заорал он на Снайпса. – Даже если бы ты предал только ее одну, это уже был бы грех, который нельзя искупить. Но она ждет ребенка, Финеас, будь проклята твоя черная душа. Она ждет ребенка!

Тогда она может написать прошение, – сказал Кит. – И отложить исполнение решения суда на несколько месяцев. Я слышал, – он понизил голос, – что королева вряд ли проживет больше года. .

– У Ларк нет нескольких месяцев. – Оливер почувствовал, что страх сжал ему горло. – Счет идет на недели.

Кит изумленно ахнул и некоторое время сиделмолча. Финеас тихо заплакал, но через некоторое время умолк. Его сморил сон.

– Почему меня до сих пор не допрашивали? – спросил Оливер.

– У них свои порядки. Меня тоже пока не трогали. – Кит потер нечесаные волосы. – Оливер, это вряд ли имеет теперь какое-нибудь значение, но я теперь точно знаю, что Спенсер планировал ваш брак задолго до того, как ты появился в Блэкроуз-Прайори.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Как только Спенсер понял, что умирает, он начал искать подходящий способ обеспечить будущее Ларк. Я думаю, он с самого начала знал о праве передачи собственности, но сделал так, чтобы мы сами его «обнаружили».

Ты спятил. Почему же из всех мужчин он выбрал для Ларк именно меня?

– Он любил твоего отца. Полагаю, он разглядел тебя лучше, чем ты сам.

– Господи, и что же он увидел?

Разбитые губы Кита изогнулись в подобииулыбки.

– Оливер, ты по-настоящему любишь Ларк.

Я не думал, что ты на такое способен. Ты хочешь, чтобы весь мир считал тебя легкомысленным человеком. Кто бы подумал, что Оливер де Лэйси, скандально известный распутник и ловелас, без ума полюбит такую женщину, как Ларк?

Оливер хотел заключить Кита в объятия ипризнаться ему, что значат для него годы их дружбы. Но вместо этого он произнес:

– Кит, скажи мне, что делать, когда они начнут меня допрашивать? Как мне спасти Ларк от ареста?

– Я думаю, есть способ, – неуверенно ответил Кит, – но он будет стоить тебе жизни.

Стоить жизни? Какая жизнь может быть без Ларк?

– Кит, – сказал он твердо, – научи меня, что я должен делать.

Ларк нежно сжала руки Белинды.

– Я стараюсь не впадать в отчаяние, но оно не покидает меня.

– Я знаю, – прошептала Белинда. Упавший на ее склоненную белокурую головку солнечный луч зажег огнем золотистые пряди волос. – Я чувствую то же самое. – Она посмотрела на заваленный письмами стол. – Как только я узнала, что случилось с Оливером, я сразу послала записку нашим родителям. Но их корабль уже отплыл из Бристоля.

Ларк кивнула.

– Можно было не сомневаться, что они бросятся вслед за Натальей. Как глупо с ее стороны тайно выйти замуж и покинуть Англию вместе с беглецом, которого преследует церковь. Она подвергла себя такой опасности. И все же я не могу не восхищаться ее мужеством. – Ларк отняла руки и принялась бесцельно теребить бумагу. – Бросить все, что у тебя есть – семью, дом, – ради того, чтобы быть рядом с любимым человеком!

Белинда задумчиво улыбнулась.

– Ты или я сделали бы то же самое.

Ларк заерзала на стуле, Ребенок за последнее время сильно вырос и стал активнее. Он словно стучался изнутри. Она ощущала такой прилив любви, что была готова кричать от сладостной боли.

– Белинда, – сказала она, – я бы все отдала, чтобы находиться сейчас рядом с Оливером. Он не был в восторге, когда я впервые сказала ему о ребенке, но потом, когда шок прошел, он разделил мою радость.

Белинда, высокая и белокурая, как и ее брат, разрыдалась.

– У вас, во всяком случае, была радость, которую можно разделить. – Она в отчаянии схватила одно из написанных ими писем и разорвала на мелкие кусочки. – Как они посмели отобрать у меня Кита! Я так и останусь теперь девственницей. – От душивших ее рыданий она больше не могла вымолвить ни слова.

Ларк неуклюже опустилась на скамейку возле плачущей девушки. Они сидели обнявшись до тех пор, пока Белинда не взяла себя в руки.

– Какая я ужасная эгоистка. Горевать о своей невинности, когда Кит и Оливер томятся в Тауэре.

Ларк расправила плечи и вздохнула. Сколько ни горюй, это не поможет освободить их. Белинда последние дни была сама не своя от горя. Пытаясь отвлечь девушку от мрачных мыслей, Ларк протянула ей шелковый носовой платок и спросила:

– Как ты это делаешь?

– Что?

–Ухитряешься выглядеть красавицей, даже когда плачешь.

Белинда еле заметно улыбнулась.

– Иметь лицо, которое кто-то считает красивым, небольшая заслуга.Это не дает ничего, кроме разве что заинтересованных взглядов мужчин, которые меня всегда раздражали. – Она погладила Ларк по черным волосам. – Лет через десять от моей внешности мало что останется, а у тебя, сестра моя, в глазах будет все тот же взгляд.

– Какой взгляд?

– Ты спокойная, рассудительная. Ты знаешь, чего хочешь.

Первый раз за все эти ужасные недели Ларк рассмеялась.

– Любовь Оливера дает мне силы. – Она коснулась подаренной Джулианой брошки, с которой не расставалась с того момента, как арестовали Оливера. Дни сплетались в недели, недели в месяцы, а она так и не смогла повидаться с ним. Официально он и Кит были «гостями короны», и это давало им право на пристойное содержание и еду. Но Ларк слишком хорошо понимала, что это не может длиться вечно.

Она жалела, что не рассказала Оливеру о своих чувствах, не призналась, что любит его таким, каков он есть. Он отправился в тюрьму с мыслью, что она все еще не верит в его любовь.

– Белинда, – сказала Ларк, – я хочу тебе показать кое-что.

Трясущимися руками она открыла маленький сундучок, стоящий на столе. Внутри лежали пузырьки с чернилами, острые наконечники для перьев и иголки. А на самом дне виднелся тщательно свернутый лист бумаги, исписанный небрежными каракулями Оливера.

Она читала письмо до тех пор, пока строчки не расплылись у нее перед глазами. Письмо предназначалось их будущему ребенку. Он давал советы, не скупясь на ласковые слова, словно не ожидал когда-либо увидеть его.

В своей обычной прямолинейной манере Оливер советовал ему ковать железо, пока горячо, почитать свою мать и, главное, получать удовольствие от жизни. В этом месте Ларк всегда улыбалась.

В конце письма тон менялся. «Когда ветерок ласкает твои щеки, – писал Оливер, – когда волны набегают на берег, это я целую тебя, это мои нежные прикосновения. Я – то, что всегда рядом с тобой. Ты никогда не будешь одинок».

Белинда затряслась от беззвучных рыданий. Осторожно свернув письмо, Ларк положила его обратно на дно сундучка.

– Он знал, что его арестуют, правда? – спросила Ларк.

– Возможно. Но... – Белинда закусила губу и затем набрала воздух, готовясь сказать то, в чем сама не была уверена. – А может, это из-за его болезни? Он старался не говорить о ней, но время от времени его мучили тяжелые приступы.

Ларк вздрогнула:

– Если он серьезно болен, то в тюрьме он... – Она не осмелилась закончить мысль.

Белинда стукнула кулаком по столу.

– Не понимаю, как они могут игнорировать твои просьбы о свидании с мужем. – Она посмотрела на многочисленные копии писем, которые они каждый день посылали королеве во дворец, епископу Боннеру, начальнику тюрьмы в Тауэр, доктору Феккенгэму, настоятелю церкви Святого Павла. Они также написали принцессе Елизавете в Хэтфилд, но еще не отослали этого письма, опасаясь обнаружить свое знакомство с ней.

Ларк тяжело вздохнула:

–«Ждите» – вот единственный ответ, который я получила. Я устала ждать.

Пожилая служанка Нэнси Харбут прервала их беседу:

– К вам посетитель, миледи.

Ларк и Белинда обменялись взглядами, потом как по команде подхватили юбки и заспешили из комнаты. Нэнси проводила их в главный холл.

Они остановились перед двойными дверьми, и Белинда поправила Ларк прическу.

– Может быть, ты наконец получила разрешение пройти в Тауэр.

– Молю бога об этом.

Она распахнула двери, вошла в холл и чуть не вскрикнула. Через секунду она взяла себя в руки и с ненавистью посмотрела на пришедшего.

– Винтер!

Какое-то мгновение Винтер, чей язык мог ранить, как бритва, не мог вымолвить ни слова. Его сияющие ониксовые глаза не отрываясь смотрели на ее живот.

Она почувствовала опасность, словно вдохнула зараженный воздух, и невольно вскинула руки перед собой, инстинктивно пытаясь защитить ребенка. В это же мгновение она подумала о кинжале в брошке, прикрепленной у нее на плече.

С холодной безжалостной уверенностью Ларк поняла, что ради спасения своего ребенка она сможет совершить убийство. Она представила, как из брошки выбрасывается кинжал и как она без малейших колебаний вонзает его в шею или грудь Винтера.

Наконец Винтер улыбнулся.

– Здравствуйте, леди, – произнес он и поклонился обеим женщинам.

– Не надо тратить время и изображать галантность, – сурово остановила его Ларк. – В прошлый раз, нарушив покой этого дома, ты несправедливо арестовал моего мужа. Когда его освободят?

–Это зависит от него. Он опасен... для тебя так же, как и для истинной веры.

–Почему мне не позволяют увидеться с ним? – строго спросила Ларк.

– Миледи, – произнес Винтер, – вы должны пойти со мной.

Точно такие же слова он сказал Оливеру в то последнее утро...

– Это арест? – спросила Ларк.

– Конечно, нет. Я приглашаю тебя увидеться с мужем.

Белинда, надменная и красивая, как заморская принцесса, выскользнула вперед.

– Ей нужно собрать вещи.

Ларк заметила отчаянный блеск в ее глазах и почувствовала, как дрожат ее пальцы. Письма. Их последняя надежда.

– Прикажи, чтобы тебе принесли твои вещи, – велел Винтер.

– Я принесу сама, – сказала Белинда. – Так будет быстрее. Я уверена, тебе не терпится отправиться в путь.

Когда они уже подходили к причалу, Винтер остановил Ларк.

– Прости меня.

Она не знала, что делать: кричать, плакать, смеяться? Было время, когда Ларк хотела полюбить Винтера, понять его, завоевать его уважение. Но это было так давно. Этот человек забрал ее мужа в тот момент, когда она больше всего в нем нуждалась.

Ларк решительно посмотрела Винтеру в глаза. Он был потрясающе красив.

– Скажи мне, Винтер, – сказала она, – почему ты теперь разрешаешь мне увидеться с Оливером? Почему не тогда, когда я попросила об этом в первый раз?

Винтер некоторое время молчал. – Потому что, – тихо, даже вкрадчиво произнес он, – его приговорили к смерти.


16

Оливер стоял у стены. Его руки были прикованы цепями к деревянным брускам, отчего вся фигура напоминала раскинувшего крылья орла. Он пытался вспомнить, как давно его перевели из «жилища лейтенанта» в это подземелье Тауэра, но дни путались в его сознании.

В жаровне трещал огонь, но не для того, чтобы согреть Оливера. Отблески огня освещали инструменты пыток.

Измученный до такой степени, что с трудом сознавал, что происходит вокруг, Оливер равнодушно смотрел на огонь. Надзиратели не давали ему спать, лишая последних сил, и в этом была их ошибка. Именно в эти часы он думал о Ларк и в воспоминаниях о ней черпал новые силы. Он научился смотреть на огонь и улетать прочь, далеко, словно птица. Он парил в вышине, где его не могли достать и где он был свободен, по-настоящему свободен и счастлив.

Палачи думали, что он сходит с ума, и, возможно, были правы, но это было сознательное умопомешательство. Они не смогут сломить его волю.

У него пытались вырвать признание, что Ларк работала в тайном обществе самаритян, поскольку испуганный лепет Финеаса Снайпса не слишком убеждал Боннера. Настроения в Лондоне переменились. Все громче раздавались голоса против ужасов в Смитфилде, и следствие приходилось вести с осторожностью.

Бедный, сломленный Снайпс умолял выпустить его из Тауэра, но тщетно. Тогда он повесился на балке. Все произошло тихо и быстро.

Чем изощреннее становились пытки, тем больше крепла воля Оливера. Поначалу он вел себя язвительно, требуя, чтобы его мучители ответили за все злодеяния. Но игры с палачами быстро наскучили ему.

Теперь он спокойно ждал начала очередных пыток. Он должен их выдержать. Какая горькая ирония! Раньше мысль о смерти никогда не волновала его. Теперь же он должен ее победить. Ради Ларк.

Оливер не знал, день сейчас или ночь, потому что в камере не было окна. У него подкашивались ноги, но, прикованный к стене, он не мог упасть на пол. Вспомнился Иисус Христос, распятый на кресте. Но по мере того, как Оливер все глубже погружался в небытие, перед его мысленным взором возникал не лик Иисуса, а лицо Ларк.

Скрипнули ржавые петли, низкая дверь распахнулась, и в камеру вошел человек, окруженный телохранителями.

– Его святейшество епископ Эдмунд Боннер, – объявил один из солдат, глядя прямо перед собой.

Вперед вышел мужчина, облаченный в черно-красную мантию. Оливер с трудом открыл глаза и посмотрел на него.

Казалось странным, что человек, прославившийся своей свирепой жестокостью, имел столь заурядную внешность. У него было грубое багровое лицо, делавшее его похожим на портового грузчика. Равнодушные карие глаза, которые сейчас изучающе разглядывали обнаженную, покрытую шрамами грудь Оливера, могли принадлежать кому угодно. Боннера можно было принять за фермера, который привез на рынок свой товар, торговца скобяными изделиями, моряка или учетчика грузов в Грейвсенде.

Тем не менее этот ничем внешне не примечательный человек был повинен в смертях и пытках многих людей, и это делало его страшнее дьявола.

Боннер медленно обошел вокруг Оливера.

– Я сам был заключенным. И не раз. Сначала в Маршалси, а затем прямо здесь, в Тауэре.

– Вас привела сюда ностальгия? – язвительно спросил Оливер.

Боннер остановился и внезапно ударил его по лицу. Оливер не издал ни звука.

– Милорд, – продолжал епископ, – мне сказали, что вы так и не облегчили свою душу признанием в ереси и не прониклись истинной верой.

–Скажите мне, это истинная вера осуждает невиновных на смерть? – охрипшим голосом произнес Оливер.

–Виноват или нет, – сурово заметил Боннер, – зависит от того, с какой стороны смотреть. А здесь в расчет принимается только моя точка зрения. Я могу...

–Можешь отправляться к черту, – со злостью бросил Оливер и сам удивился своим словам. Год назад он плакал и умолял о пощаде. Сейчас же, замученный до полусмерти, он ничего не боялся.

Он вспомнил о Ларк, и его сердце наполнилось любовью.

–Это вашепоследнее слово, милорд?– спросил Боннер.

– Да.

Боннер прикрыл глаза. Потом кивком головы указал солдатам на дверь.

– Может быть, вы еще перемените свое решение, – сказал Боннер.

На мясистом лице епископа застыло предвкушение удовольствия.

В жаровне взорвался уголек и, рассыпая вокруг искры, выпал на пол. Заслышав шум у дверей, Оливер поднял глаза. У него чуть не остановилось сердце.

– Ларк, – прошептал он.

Она не отрываясь смотрела на Оливера. На ее бледном лице застыл ужас. На Ларк был теплый плащ с капюшоном.

«Должно быть, наступила осень», – отметилОливер.

В этот момент он увидел себя ее глазами. Его обнаженное по пояс тело сплошь было покрыторанами, грудь и плечи сковывали цепи, на коже выступил холодный пот. Волосы, отросшие за время заключения, неопрятными прядями падали на плечи.

Придя в себя от изумления, Оливер рванулся было навстречу Ларк, но холодное железо наручников больно впилось ему в руки.

– Освободите его, – нарушил молчание Боннер.

Когда надзиратель, позвякивая ключами, снял с Оливера наручники, ему пришлось собрать все силы, чтобы не упасть. Он стоял, покачиваясь из стороны в сторону, и следил затуманенным взглядом, как Боннер и надзиратель покидают камеру.

Дверь с гулким стуком закрылась. Ларк бросилась к Оливеру. Крик муки сорвался с ее губ. Она прижалась к его груди, не замечая грязи и крови на его теле.

–Садись, любовь моя, – сказала она, и они вместе опустились на пол. Оливеру казалось, что каждый его сустав объят пламенем, и он стиснул зубы, чтобы не закричать. Ларк, перехватив его взгляд, прошептала:

–Я ощущаю каждую из твоих ран, словно они мои. – Она осторожно коснулась губами его плеча.

– Ах, Ларк. – Они прижались друг к другу и сидели молча, потому что их взгляды и сердца сказали больше, чем могли произнести губы.

–Ты все такая же и вместе с тем другая, – наконец произнес он. – Когда мы впервые встретились, ты была упрямым, своенравным и до ужаса правильным маленьким человечком. Она попыталась засмеяться.

–Я подозреваю, что была такой для отвода глаз.

– Ты просто не верила в себя. – Он понизил голос на случай, если люди Боннера подслушивали их. – Я видел, как ты сражалась с разбойником, спасала осужденных на казнь, давала принцессе Елизавете урок скромности и даже не подозревала, что совершаешь геройский поступок.

Он обнял ее за плечи. Сколько раз он в мечтах обнимал ее!

– А теперь посмотри на себя. – Он старался говорить с улыбкой. – Спокойная, уверенная в себе.

–В таком случае внешность обманчива, – грустно призналась Ларк.

Он притянул ее и крепко сжал в объятиях. Она пахла свежестью, словно весенний цветок.

Когда-то женщины существовали для него как забава, как средство для удовлетворения физической потребности. Так было, пока не появилась Ларк. Она изменила его жизнь, с ней он узнал, что такое настоящая любовь. Он узнал цену этой любви. Высокую цену.

– Почему ты улыбаешься? – спросила Ларк, нежно проводя пальцем по его щеке.

– Я вспомнил, как первый раз попытался заняться с тобой любовью. До этого я никогда не получал отказа.

Она открыла рот, словно собиралась извиниться, но он не дал ей говорить.

– Ты была права, когда отказала мне. Я должен был заслужить тебя. – Оливер заглянул ей в глаза, и ему показалось, что она сейчас заплачет.

–Я нашла письмо. То, которое ты написал нашему ребенку.

Он затаил дыхание.

– И что?

– Если бы я не любила тебя так сильно...

– Любила меня? Но ты говорила...

– Я была не права. – Голос ее дрогнул. – Я считала себя умной. Я могла цитировать Библию так же легко, как вязать или ткать. – Она судорожно вздохнула. – Но я была не готова любить.

– Скажи это еще раз, Ларк.

– Я люблю тебя!

–Ты говорила, что я лживый и мелочный. Что я не способен любить всем сердцем.

– Это я не способна, – сказала Ларк. – Я хотела, чтобы ты переменился. Стал серьезным, рассудительным, таким, как все. А теперь я поняла, что люблю тебя потому, что ты – это ты. Потому что ты смеешься, дразнишь, бросаешь вызов общепринятым нормам. Потому что у тебя есть то, чего у меня нет. Я люблю тебя, Оливер де Лэй-си. Я люблю тебя каждой частичкой моей души, в которой больше не остается места для сомнений. А теперь скажи, почему ты скрывал от меня, что болен?

– Откуда ты узнала?

–Белинда рассказала мне об астме, которая мучает тебя до сих пор. Той ночью, когда я сказала тебе, что у нас будет ребенок, у тебя был ужасный приступ, так ведь?

– Да.

–Ты напился вина и притворился, что всю ночь кутил. Ты скорее согласишься, чтобы тебя считали повесой, чем больным.

– Да.

– Но, ради бога, почему?

Он взял ее за руки и нежно погладил.

– Дело в том, Ларк, что я скорее согласился бы жить, презираемый тобой, чем вызывать у тебя жалость.Моя болезнь неизлечима.Еще когда я был ребенком, отец консультировался с врачами, знахарями и даже астрологами. Никто из них не мог обнадежить его. Они считают чудом, что я до сих пор жив.

– О, Оливер, – прошептала Ларк.

– Меня спасла в то время Джулиана. Она распахнула двери комнаты, куда меня заточила болезнь, и вывела в мир. Она лечила меня травой эфедры, и, несмотря на все предсказания, я выжил. Какое-то время я даже надеялся, что выздоровел, потому что в то время, когда у меня стала пробиваться борода, болезнь прекратилась. Но потом опять начались приступы.

– Ты должен был все рассказать мне. Страшно нести такой груз в одиночку.

– Ларк, я смотрел смерти в лицо. В этом нетничего страшного, кроме того, что придется расстаться с тобой.

Они долго сидели неподвижно, слушая, как в темном углу скребется крыса и за дверью переговариваются стражники.

– Ты уже знаешь, что меня приговорили к смерти?

– Ты получишь отсрочку, – с жаром произнесла Ларк. – Ты должен...

– Ларк, у нас мало времени. Послушай меня. Отсрочки не будет.

– Почему? – Ее щеки запылали от страха.

–Потому что я не отрекся от своих убеждений.

Ее глаза расширились. Ларк с ужасом посмотрела на Оливера. – Ты???

–Если я уступлю им сейчас, это опорочит все, ради чего мы работали и ради чего сражались. Я не хочу расплачиваться своей честью и свободой Ричарда Спайда и Натальи. Я не могу принять условия Боннера.

– Оливер. – Ларк села на корточки и решительно посмотрела на него. – Я хочу, чтобы ты отрекся. Скажи им, что признаешь таинство причастия, веришь, что хлеб и вино превратились в кровь и тело Господа, и склоняешься перед властью Рима...

– Хватит! – Оливер отдернул руки. – Только послушай, что ты говоришь, Ларк! Ты, котораяубеждала меня, что за дело Реформации можно умереть.

– Это было до того, как мои убеждения стали опасны для твоей жизни.

Оливер горько усмехнулся.

– Теперь я понимаю, зачем они привели тебя ко мне на свидание, – сказал он. – Они велели тебе уговорить меня отречься?

– Оливер, пожалуйста...

– Никаких «пожалуйста». Только подумай, о чем ты просишь меня, Ларк. По-твоему, я должен продать свою бессмертную душу ради нескольких лет жизни на земле? – Он взял ее за руки и крепко сжал. – Ларк, я умираю, но мне не страшно. Я слишком близко подошел к смерти в ту ночь, когда ты сказала мне о ребенке. У меня было такое чувство, что стоит мне протянуть руку, и я коснусь руки Господа.

Она удивленно посмотрела на Оливера. Он горько рассмеялся.

– Я никогда не обременял себя глубокой верой, но то, что мне довелось пережить, сильно подействовало на меня.

– Почему ты ничего мне не сказал?

– Об этом не так легко рассказывать.

– Если я тебя потеряю, – спокойно произнесла Ларк, – я тоже умру.

– Нет, – воскликнул Оливер. – Это будет означать, что я умер напрасно. Ты должна жить, Ларк. И растить нашего ребенка, которому однажды расскажешь обо мне. – Его голос стал мягче.

Он улыбнулся. – Однажды ты сказала, что я люблю тебя, потому что это легко. А что ты сейчас скажешь, Ларк?

Она взмахнула рукой, словно пыталась защититься от его слов.

– А как же наш ребенок, Оливер? Письмо – слабая замена живому отцу.

Он закрыл глаза и увидел образ улыбающегося в люльке малыша, потом белокурого ребенка, который перепрыгивает ручей, потом серьезного юношу, склонившегося над книгой...

– Скажи ему, что я умер достойно, – спокойно сказал Оливер.

– Нет...

Он боялся потерять самообладание. Надо было найти силы, чтоб казаться равнодушным, надо смирить отчаяние. Это позволит спокойно обсудить земные дела.

Но сначала... Сначала он позволит себе украдкой коснуться губами ее мягких волос.

Он отстранил Ларк от себя и пристально посмотрел ей в лицо. Огромные любящие глаза. Дрожащие губы, прикосновение которых он так хорошо помнил... И такое отчаяние во взгляде!

– Ларк. – Что?

– Я хочу поговорить с тобой о том, что нужно сделать в первую очередь. Ты должна передать владения Эвентайда, Блэкроуза и Монфише в управление по доверенности. Мой отец поможет тебе. Или Кит, – Оливер запнулся, – если выживет. Я хочу, чтобы ты покинула Лондон, – продолжил он. – Возьми с собой Нэнси, и поезжайте в Линакр.

– Замолчи! – Она зажала уши руками. – Я не хочу этого слышать!

Оливер очень осторожно взял ее за руки. Биение тонкой жилки под его пальцами чуть не лишило его решимости, но он совладал с собой.

–Ты сделаешь, как я прошу, Ларк? Ты поедешь в Линакр?

– Да.

–Поезжай скорее. Завтра. Скоро из-за дождей дороги превратятся в грязные реки, поэтому лучше отправиться в путь, пока стоит сухая погода. Я думаю, что до Уимблдона лучше добираться по реке.

– Оливер...

– ...и по пути не останавливайся ни в каких гостиницах. Я не хочу, чтобы ты...

– Оливер.

– Ради бога, не перебивай меня.

– Послушай...

– Это тебе придется меня послушать. У меня мало времени.

Ларк побледнела, и ее лицо стало неподвижным, словно высеченным из мрамора.

– Оливер, мне кажется, что тебя нет, что сидит какой-то чужой человек и планирует мое будущее.

– Да, Ларк. Твое будущее и будущее нашего ребенка. У меня, увы, будущего нет. Или есть?Завтра я обращу глаза к небу и скажу: «Господи, вот он я. Находишь ли Ты меня достаточно хорошим пред очами Твоими?»

По мученическому взгляду Ларк Оливер понял, что пошутил слишком жестоко, и отвел глаза.

Он молчал и, как на чудо, смотрел на огромный живот Ларк, который не могла уже скрыть широкая бархатная юбка платья. Должно быть, выражение лица выдало его. Ларк взяла Оливера за руку и положила ее себе на живот. Он понял, что она больше не сердится.

– Моя рука вся в болячках, – прошептал Оливер.

– Думаешь, это сейчас имеет какое-нибудь значение?

Слово «сейчас» сломало выстраиваемый им барьер. Одно простое слово выразило всю безысходность, все отчаяние Ларк перед тем, что их ждет.

– О боже, – прошептал Оливер. Ларк почувствовала, как стена между ними рушится, и призвала все свое мужество, чтобы не разрыдаться.

Он замер. Стало слышно, как где-то возле огня на раскаленный камень с шипением падают капли воды.

Под рукой Оливера зашевелился ребенок. Это удивительное ощущение заполнило сердце. Он чувствовал жизнь! Жизнь, которая появилась в результате его бесконечной любви к этой женщине.

Он наконец осмелился поднять глаза и, посмотрев в лицо Ларк, увидел, что она улыбается ему сквозь слезы.

– Это чудо, – прошептал он.

– Да.

– Мальчик или девочка?

– Никогда не думала об этом. А ты?

– И я тоже. Я только молю бога, чтобы роды прошли нормально.

– Обещаю, Оливер, что все будет хорошо.

– Не называй ребенка моим именем, – вдруг сказал он. Воображение против воли рисовало ему красивое детское личико, темные вьющиеся волосы. И голубые глаза. Как у него.

Оливер отнял руку.

– Почему? – спросила Ларк. Он заставил себя улыбнуться.

– Девочку по имени Оливер будут дразнить. Она тоже улыбнулась. Ах, как он любил ее заэту улыбку. И за ее мужество.

Время шло неумолимо, а они все никак не могли сказать самого главного.

Ларк дрожащей рукой коснулась колена Оливера.

–Мне следовало захватить иголку с ниткой, – сказала она, глядя на дырки в его одежде.

– Любимая. – Он тронул пальцами ее подбородок. – В этом нет необходимости. – Он почувствовал, что самообладание покидает Ларк, и сжал ее в объятиях. – Знаешь, чего я хочу?

– Чего?

– Я хочу потанцевать со своей женой.

У нее перехватило дыхание. Она поднялась и помогла встать ему.

–Мне следовало потанцевать с тобой в день свадьбы, – прошептала она.

–Ничего, потанцуем сейчас, – сказал Оливер, обнимая одной рукой за талию, а второй нежно сжимая пальцы. Осипшим голосом он принялся напевать песню о любви. Как по волшебству, сырые, покрытые плесенью стены исчезли. Оливер больше не чувствовал боли, а только огромную, безмерную любовь, которая наполняла его грудь и согревала кровь. Его голос дрогнул. Оливер замолчал. Они остановились, глядя друг другу в глаза.

Дрожащими пальцами он сжал ее лицо и попытался навечно запечатлеть в памяти нежность ее кожи, форму рта, носа, губ. Цвет ее глаз, который почему-то всегда напоминал ему о дожде.

– Оливер, я никогда, никогда в жизни не забуду тебя.

За дверью раздался шорох, и Оливер провел рукой по шелковистым волосам Ларк.

–Скоро тебя уведут. У меня такое чувство, словно я должен сказать тебе что-то очень важное. Но я сейчас не могу собраться с мыслями.

Дверь открылась, но они не обернулись. Молчание между ними было красноречивее любых слов.

Когда стражники повели Ларк к двери, страшный крик вырвался из груди Оливера.

– Ларк!

Оттолкнув стражников, она бросилась в объятия Оливеру. Сейчас он был готов умолять, каяться... Но, взглянув в глаза Ларк, только крепко поцеловал ее.

– Я знаю, что чувствует человек на небесах, любовь моя.

– Знаешь? – испуганно спросила Ларк.

– Я из тех редких счастливчиков, которые испытали это на земле, в твоих объятиях.

Не отрываясь друг от друга, они медленно пошли к дверям. Он крепко, до боли, сжал ей руку и прикрыл глаза. Наконец их пальцы разомкнулись. Стражники вывели Ларк из камеры.

Оливер остался один.

Ларк услышала шаги у дверей и, отпрянув от письменного стола, обернулась.

В комнату с кошачьей грацией вошел Винтер.

– Ты должен был предупредить о своем визите, – холодно сказала Ларк.

Странно, что она еще могла говорить. Вернувшись домой, она, задыхаясь от рыданий, проплакала несколько часов, пока не охрипла. Потом они с Белиндой всю ночь пытались найти способ спасти Оливера. Их план был безумен и зависел от точного совпадения множества событий. Появление Винтера не входило в их число.

– Я просил доложить о себе, – произнес Винтер с очаровательной и лживой улыбкой, – но мне сказали, что ты не примешь меня.

– Тебе сказали совершенно правильно. Тыубил дворецкого или только стукнул его до потери сознания?

Винтер рассмеялся.

– Ты отлично знаешь мои привычки.

Да, она знала. Было время, когда он управлял ею, заставлял чувствовать себя слабой и беспомощной.

С тех пор как она узнала Оливера, все переменилось. Ларк повернулась, стараясь широкими юбками заслонить лежащее на столе письмо. Сегодня Оливера везут в Смитфилд на казнь.

– Ты устроил нашу вчерашнюю встречу с Оливером в надежде сломить его волю! – с ненавистью в голосе сказала Ларк. – Смею заверить – ты просчитался!

Твердость и непреклонность Оливера изумили ее. Вчера она увидела своего мужа в новом свете. За показной беспечностью скрывалась железная воля. Его достоинство дало ей силы покинуть Тауэр, не потеряв самообладания и не опозорив мужа рыданиями и бесплодной мольбой у ног Боннера.

– Я хочу, чтобы ты поехала со мной в Сент-Джеймский дворец. И присутствовала при казни, – сказал Винтер.

У Ларк гулко забилось сердце. Во дворец несколько недель назад из Хэмптона приехала королева. Возможно, Ларк удастся разыскать ее, увидеться с ней и умолить о помиловании.

– Я поеду, – ответила она и незаметно спрятала письмо в рукав.

Ларк знала, что дворец, как муравейник, будет кишеть министрами, чиновниками, пажами, придворными и слугами. И никому из них нет дела до того, что сегодня казнят человека. Единственного человека в мире, которого она любила.

Никем не замеченные, они с Винтером подъехали ко дворцу в сопровождении всего двух стражников-испанцев и, словно воры, пробрались внутрь через водяные ворота. Винтер всегда хвастался своим положением при дворе. Сейчас Ларк начала сомневаться в этом.

Он повел ее по длинному, плохо освещенному переходу. Затем они миновали застекленную галерею и поднялись по узкой винтовой лестнице, оставив стражников внизу.

Добравшись до первого освещенного лестничного пролета, Ларк почувствовала, что ей нехорошо.

– Я хочу увидеть дворцового стражника.

В глазах Винтера мелькнул злобный огонек.

– Увидите, миледи. В свое время.

– Сейчас.

Ее тон, видимо, поразил его, потому что он прищурился и отступил назад.

«Да, – подумала Ларк, мрачно торжествуя, – я переменилась. Моя воля теперь сильнее, чем твоя».

– Извини, – сказала Ларк и, обойдя Винтера, направилась вниз по лестнице.

Винтер с быстротою молнии схватил ее за руку и сжал словно тисками. Полутемная башня была так далеко от главных покоев, что никто не услышал ее крика.

Перед тем как покинуть Уимберли-хауз, Ларк тихонько вынула из рукава письмо и сунула его Нэнси с просьбой передать Белинде.

Переодевшись монахиней, Белинда проникла в лондонский Тауэр, стащила у стражника ключи и, когда ворвалась в камеру, «жилище лейтенанта», обнаружила, что там никого нет.

Как уже случалось не раз за последнее время, смелый план рушился на глазах.

Поток проклятий, которые Белинда с одинаковым искусством произносила и по-английски и по-русски, прервал чей-то сдавленный стон.

–Кто здесь? – сурово спросила Белинда, вглядываясь в темноту.

Стон раздался снова, и Белинда поняла, что он доносится из соседней камеры. Она порывисто распахнула дверь и сшибла несчастного заключенного на пол.

– С вами все в порядке? – Она наклонилась и повернула беднягу лицом вверх. Факел на стене осветил бородатое лицо.

– Кит! – воскликнула она. – Боже!

– Белинда? Иисус, ты услышал мои молитвы!

–Скорее я, любимый. – С этими словами она достала из многочисленных складок своего наряда одежду. – Вот, надень это. Только торопись. Где Оливер?

– Не знаю. Они давно увели его. Белинда снова выругалась.

– Ты можешь идти?

–Милая моя, ради тебя я побегу быстрее ветра.

Она почувствовала такой прилив любви, что не удержалась и потратила одну секунду на то, чтобы поцеловать Кита. Позже она подарит ему много больше, чем просто поцелуй.

Кит надел шерстяное платье и оправил край.

– Ах, Белинда, как ты проникла сюда?

– Потом расскажу. Мы... Ларк и я много месяцев пытались пробраться к вам. И каждый раз в наших планах что-то расстраивалось. Я только молила бога, чтобы успеть до того, как они увезут Оливера. Что с доктором Снайпсом?

– Умер.

– Упокой Господь его душу.

– Что это за наряд? – спросил Кит, тряся широкими рукавами.

– Монахини, как и у меня. – Она протянула ему платок и вуаль. Кит попятился назад. – Не будь ребенком, Кит. Знаешь, сколько мне пришлось пережить, чтобы устроить твой побег? На этот раз план, кажется, сработал. Это единственный способ вызволить тебя отсюда.

Не обращая внимания на протесты Кита, Белинда прикрепила вуаль и замотала ему голову платком, пряча отросшие волосы и бороду.

Некоторое время спустя вышедший из таверны пьяница чуть не столкнулся с весьма странной парой в монашеских одеяниях. Они мчались к реке, задрав юбки до колен, а их накрахмаленные платки и вуали развевались на ветру. У самойкромкиводы монахини остановились и страстно поцеловались.

Пьяница фыркнул от отвращения. – Католички! – пробормотал он и сплюнул в канаву.

– Ты сошел с ума, – сказала Ларк Винтеру, хотя отлично понимала, что в уме ему не откажешь. – Что пользы тебе держать меня здесь?

Он улыбнулся и машинально оглядел комнату. Мебель явно собрана отовсюду, но вполне пригодная для жилья. Под окном на высокой медной подставке стояла жаровня, в которой пылали угли.

– А ты не знаешь? – сказал он. – Я хочу предоставить тебе шанс спасти жизнь твоему мужу.

– Ты лжешь, – гневно возразила Ларк. – С каких пор ты получил власть отменять приговор?

– Ты удивишься, узнав, какой властью я наделен.

– Кто дал ее тебе? Он не ответил.

– Когда должен родиться твой ребенок, Ларк? Холодок страха заструился у нее по спине, ноона не позволила ему сковать волю.

– Возможно, недели через две.

–Какое совпадение! – произнес он, делая несколько кошачьих шагов вперед. – Именно к этому сроку ожидается, что королева разродится наследником.

Теперь Ларк почувствовала не просто холод, аледяное дыхание, повергшее ее в ужас. Господи! Винтер хочет украсть у нее ребенка и отдать королеве. Он действительно сошел с ума. Сейчас уже все знают, что королева умирает. Весть о ее болезни собирала возле дворца людей. Все ждали рокового объявления.

Ларк подошла к узкому высокому окну с бесцветным стеклом. Из щелей в рамах тянуло холодком. Раскаленные угли жаровни не могли ее согреть.

Она вспомнила, что говорила принцесса Елизавета в Хэтфилде. Желание королевы иметь ребенка стало предметом сплетен во всем Лондоне. Ларк хотелось думать, что зловещий намек Винтера на то, что он собирается украсть ее ребенка, всего лишь жестокая шутка, но по его лицу она поняла, что он говорит совершенно серьезно.

–Что скажешь? – Голос Винтера, словно теплая патока, обволакивал ее. – Стоит мне сделать знак, и предатель де Лэйси будет спасен. Я могу, ты ведь знаешь.

–Отдать своего ребенка... Вернуть мужа, – эта мысль больно, словно лезвие, резанула ее по сердцу, а потом исчезла так же быстро, как и появилась.

–Конечно, – раздался вкрадчивый голос Винтера, – Оливеру де Лэйси придется бежать, оставив Блэкроуз-Прайори.

–Блэкроуз. У тебя все кончается этим, не правда ли, Винтер?

–Он должен быть моим! – Винтер с силойстукнул кулаками по столу, и Ларк показалось, что в его черных как ночь глазах сверкнули молнии.

–Ты хочешь Блэкроуз? – спросила она. – Хорошо. Он твой!

Где-то в глубине души шевельнулась мысль, что Спенсер не одобрил бы ее поступка, но ей было все равно. Сейчас главное – Оливер.

– Ты еще не знаешь, чего я хочу.

Он все ближе подходил к ней. От его приближения становилось холодно, как от ледяного ветра. Ларк посмотрела на небо, затянутое серыми облаками приближающейся зимы. Она почувствовала на затылке дыхание Винтера и, сцепив зубы, зажмурилась.

«Нет, нет, нет...»

–Человеческая душа бездонна, – произнес он. Те же самые слова, тот же шелковый шепот, что и... тогда.

Волна отчаянного воспоминания швырнула ее в прошлое, в другую комнату с каменными стенами, где Винтер, как и сейчас, стоял позади нее. В голове у нее загудело, словно внезапно потревожили рой пчел. Ладони вспотели. Ларк сжала руки в кулаки.

– Ты хочешь меня, Ларк. Я вижу это по твоим глазам.

– Нет!!! – яростно прошептала она.

Как и тогда, он провел пальцем по ее шее.

–Раньше ты не говорила «нет», Ларк. И теперь не скажешь. Ты все еще думаешь о той ночи, когда отдалась мне. Я знаю.

Прошлое неумолимо возвращалось. Вместе с ним возвращался стыд. Рыдания застряли у нее в горле. Ларк всем телом подалась к окну. Покончить с этим унижением и больше никогда не испытывать стыда за тот страшный грех!

– Тогда ты взял меня силой!

Он с улыбкой подошел ближе, и отвратительный запах серной амбры напомнил ей о прошлом.

–Нет, Ларк. Ты все помнишь не хуже меня. Ты попросила меня...

– Я просила тебя, чтобы... – Она замолчала на полуслове, потому что воспоминания больше не позволяли ей лгать. Она впервые осознала, что действительно произошло в ту ночь. После стольких лет спасительного забытья она посмотрелаправде в глаза. – Я просила, чтобы ты любил меня, – сказала Ларк и, чувствуя, как тошнота под – бирается к горлу, добавила: – Прости меня, Господи, но я сделала это.

–Да, Ларк. И сейчас это повторится. – Он протянул к ней руки.

И вдруг прошлое разлетелось, как разбитое от ветра стекло. Она освободилась от его власти. Да, она просила Винтера. Она позволила ему взять ее тело, наполнить его соблазнительной похотью. После стольких лет она могла признаться в этом. Винтер продемонстрировал свою власть над ней, и она подчинилась. Для него это была месть отцу, а Ларк просто стала объектом этой мести.

–Ты больше не запугаешь меня, – сказала она. – Ты потерял власть надо мной.

–Как ты глупа, малышка Ларк! – С этими словами он внезапно протянул руки, чтобы обнять ее.

– Нет! – Она схватила жаровню за подставку и швырнула в Винтера. Пылающие угли полетели ему в лицо.

Винтер взвыл от ярости и боли. Ларк бросилась к двери и, как безумная, побежала по узкой лестнице вниз. Оказавшись в холле, она с огромным облегчением обнаружила, что стражники ушли. Во все стороны тянулись галереи. Ларк бросилась в ближайшую из них. Она должна вырваться отсюда, должна найти Оливера прежде, чем...

– Стой! – прогремел где-то позади крик Винтера.

Ларк подхватила юбки и побежала, но с огромным животом это было нелегко. Сворачивая то направо, то налево, она бежала вверх и вниз по лестницам и наконец оказалась перед узким коридором, ведущим в темноту. Одна дверь в коридоре оказалась приоткрыта. Из нее струился слабый свет. Услышав гулкие шаги преследователя, Ларк скользнула в дверь.

Комната оказалась часовней, маленькой и уютной, с двумя горящими свечами. Ларк заморгала, пытаясь привыкнуть к темноте. Возле алтаря на молельной скамеечке преклонила колени одинокая фигура.

Ларк чуть не вскрикнула.

Женщина медленно, словно движения причиняли ей боль, обернулась. Ее, должно быть, когда-то красивое лицо сейчас было измученным и бледным, взгляд остекленел, губы посинели.

Немного придя в себя, Ларк присела в реверансе.

– Ваше величество! – произнесла она дрожащим голосом.

Королева Мария протянула ей руку.


17

– Как ты мог потерять ее?Епископ Боннер был в ярости.

Винтер втянул голову в плечи. Недовольство Боннера жгло его сильнее, чем раскаленные угли, которые швырнула в него Ларк. Выглядел он ужасно. Лицо покрылось волдырями, волосы опалены, одежда превратилась в лохмотья.

–Милостивый государь, эта женщина явно сумасшедшая. Я не мог предположить, что она как бешеная набросится на меня.

–Но ты мог взять с собой стражников или слуг.

– Я вынужден был соблюдать осторожность, вы же знаете. Я взял двух недотеп испанцев, но они упустили ее.

– Вы, милорд, никогда толком не знали, кому можно доверять, а кому нет. – Суровое лицо Боннера не предвещало ничего хорошего. Возможно, он больше, чем кто-либо в королевстве, имел причины желать, чтобы трон занял наследник, исповедующий католицизм, а не хитрая и ненадежная Елизавета.

Единственным человеком, который хотел этого больше, чем Боннер, был сам Винтер. Эта мысль родилась в голове стеснительного, брошенногоотцом мальчика много лет назад и окрепла за долгие годы, которые он провел возле своей красивой и ожесточившейся матери донны Елены. Она учила Винтера двум главным вещам: служить богу и быть мстительным.

Забрав у Ларк ребенка и отдав его королеве, он выполнит оба ее завета. Более того, он навсегда подчинит Ларк себе. Теперь он добьется своего. Он уже несколько лет пытался покорить ее волю и добился бы своего, если бы не появился Оливер де Лэйси. Этот мерзкий негодяй пробудил в Ларк уверенность в себе, и она ускользнула из рук Винтера навсегда. А может быть, еще не все потеряно?

Винтер посмотрел на вздувшийся на руке волдырь. Он должен вернуть Ларк. Он сломит ее волю и подчинит себе. От этого зависит его честь.

Идея подсунуть королеве новорожденного младенца была слишком хороша, чтобы делиться ею с Боннером. Он сам должен помочь любимой королеве осуществить самую страстную ее мечту. Эта женщина представляет для нас опасность. – Боннер медленно расхаживал взад и вперед по турецкому ковру в роскошных апартаментах. – Ее никто не должен видеть, кроме тебя и твоих слуг. Это понятно?

– Конечно, ваша светлость.

– Нужно ли мне еще что-то говорить?

– Нет, ваша светлость.

– Когда ее поймают, – произнес Боннер, беря из вазы на столе большой апельсин, – проследи, чтобы она умерла во время родов.

Ложь – грех, а ложь королеве – грех вдвойне.

Опустившись перед королевой Марией на колени, Ларк рассказала ей о своем обещании умирающему Спенсеру и о своем поспешном браке с Оливером де Лэйси.

– Де Лэйси? – устало переспросила королева. Ее руки лежали на огромном животе. Это было ужасное, неестественное вздутие, не имевшее ничего общего с беременностью. Застывшее лицо, обвисшие щеки. Королева умирала. Ларк была в этом совершенно уверена.

– Де Лэйси из Линакра. – Ларк старалась не выдать своего волнения. – Его отец – граф Лин-лей.

– Я знаю. Стивен де Лэйси отправился на корабле в погоню за своей дочерью и протестантским мятежником. Вы знаете об этом что-нибудь, миледи?

У Ларк екнуло сердце. От стояния на каменном полу у нее заболели колени. Молчание нарушила барабанная дробь. «Это в Смитфилде», – подумала Ларк. Отчаяние придало ей смелости. Она была готова бросить вызов самой королеве, только бы вовремя успеть к Оливеру. Главное – скрыться от Винтера.

Королева покачала головой.

– Не отвечайте. Правда осудит вас перед лицом закона. А ложь – перед лицом господа.

Ларк облегченно вздохнула. Она первый раз в жизни встретилась с королевой, но не испытывала перед ней благоговейного страха. Напротив, она чувствовала странную жалость к этой женщине, чья несгибаемая вера лишала англичан свободы, а некоторых и жизни.

Пальцы королевы, ни на минуту не останавливаясь, перебирали коралловые бусинки четок.

– Мадам, вам плохо? – осторожно спросила она. – Позвать кого-нибудь?

–Нет. – Мария указала на хрустальный колокольчик возле молельной скамьи. – Как только я позвоню, появятся слуги, но я пришла сюда, чтобы побыть одной и не видеть снующих вокруг врачей и заламывающих руки фрейлин.

Через раскрытые окна донеслись негромкие крики. Губы королевы дрогнули.

– Вы знаете, почему толпа собралась у ворот дворца?

– Нет, мадам.

– Ах, все вы знаете, но боитесь сказать. Они ждут моей смерти.

Ларк закусила губы.

–Некоторые из моих вельмож уже уехали в Хэтфилд. – Мария сжала четки с такой силой, что у нее побелели пальцы.

В гулком церковном коридоре послышались приближающиеся шаги. Ларк похолодела и, не спрашивая разрешения встать, отошла в тень каменной колонны.

Мария посмотрела на нее маленькими темно-карими, как у всех Тюдоров, глазами. Ларк затаила дыхание, отчаянно надеясь, что королева не кликнет стражников и не выдаст ее.

Мария молчала. Звук шагов стих.

– Мадам, моего мужа сегодня казнят, – сказала Ларк.

Королева подняла голову.

– Я знаю.

Решившись испытать судьбу до конца, Ларк тихо сказала:

– Я прошу вас о помиловании.

– Ваш муж признался в ереси. Я не могу вмешиваться в священные дела церкви. Уверена, что вы понимаете это.

–Несчастная Англия, – в бешенстве воскликнула Ларк, не заботясь больше о приличиях. – Несчастная страна, где хороших людей отправляют на смерть, а плохие получают благосклонность двора.

Тонкие брови Марии приподнялись.

–Кого вы имеете в виду? Я хочу знать, кого именно?

Какое-то мгновение Ларк колебалась. Это был риск, но ярость заставила ее назвать ненавистное имя.

– Винтер.

На восковом лице Марии появилось недоумение.

– Его мать Елена была любимой фрейлиной моей матери. Винтер всецело предан... мне и истинной вере.

– Всецело преданный вам советник собирается украсть ребенка у матери!

Мария качнулась вперед, словно тонкое пламя свечи от дуновения ветра.

– Как вы можете обвинять его в столь низком поступке?

–Потому что он угрожал мне. Сейчас он рыщет по дворцу, чтобы найти меня.

– Да простит меня Христос. – Мария прислонилась к спинке молельной скамьи. – Эти слухи гуляют по Лондону с тех пор, как я вышла замуж за Филиппа.

Она посмотрела на оплывшую свечу на алтаре, и ее лицо немного смягчилось. Бедная Мария! Больная, одинокая, она все еще любила своего мужа.

Последняя надежда Ларк рухнула, когда Мария позвонила в хрустальный колокольчик. Сейчас ее схватят, отдадут в руки сумасшедшего и...

В часовню вошел телохранитель.

– Торопитесь. – Королева подняла глаза и посмотрела на Ларк. – Я даю в ваше распоряжение восемь человек охраны и лодку. Они отвезут вас в любое место, куда вы скажете. А теперь подойдите и обнимите меня.

Ларк осторожно обняла Марию за плечи. Ей показалось, что она прикоснулась к безжизненной соломенной кукле. В ноздри ударил знакомый запах. Ларк помнила его с последних дней жизни Спенсера. Этот был запах смерти.

– Удачи, – прошептала Мария так тихо, что никто, кроме Ларк, не мог услышать ее слов. – Когда ваш ребенок появится на свет, назовите его Филиппом, – с мучительной тоской в голосе произнесла она. Этот голос потом преследовал Ларк всю жизнь.

Потрясенная встречей с королевой, Ларк пришла в себя только на полпути в Смитфилд и принялась молить бога, чтобы не опоздать.

Когда Оливера вели к месту казни, он с горькой иронией вспомнил, что однажды уже все это пережил.

Но как он изменился с тех пор. Тогда он бесстыдно молил о пощаде. Сегодня он шел полный достоинства, с высоко поднятой головой.

И все это дала ему Ларк. Интересно, знает ли она об этом?

Ему было приятно, что молодой евангелист Ричард Спайд спасен и женится на Наталье. Ларк тоже будет в безопасности, окруженная любовью шумного семейства де Лэйси. На трон взойдет принцесса Елизавета. Ларк даст жизнь их ребенку. Жизнь не остановится.

При его появлении словно ветер пробежал по орущей толпе зевак. Оливер посмотрел вперед и увидел, что его ждет: палач в колпаке, его помощник, почерневший столб в центре ямы с песком.

Вдруг вспомнился Дикон. Он никогда не знал брата, умершего от той же болезни, приступы которой периодически мучили Оливера. Он понял, что всю жизнь нес на себе груз вины. Его брат умер, а он жив.

Оливер едва ли слышал голос, монотонно читающий ему обвинения. Не обращал вниманияна бормочущих молитвы верующих, на качающиеся кадила, на глухой ропот толпы. Он отказался от последней возможности покаяться и рассмеялся в лицо священнику.

Многие в толпе злобно насмехались над ним, но были и те, кто требовал пощады. Мир изменился. Люди учились говорить то, что думают.

Солдаты подвели его к столбу и подняли высоко над головой скованные наручниками руки. Тяжелая цепь легла ему на грудь. Чтобы заглушить страх, Оливер поймал в толпе взгляд какого-то мужика и подмигнул ему. Мужик отвел глаза и перекрестился. Оливер почувствовал, как холодный ветер остудил его пылающее лицо. Он услышал, что отдали приказ, увидел, как два факела коснулись хвороста на краю ямы с песком. Толпа слилась в море лиц. Гул усилился.

Оливеру предстояло последнее путешествие, пункт назначения которого – тайна веков.

Он услышал, как затрещали в огне сухие ветки. Маленькие юркие язычки пламени уже мелькали на краю ямы и постепенно подбирались ближе. Сможет ли он вынести боль?

Где-то в толпе заплакал ребенок.

Шипение и треск усилились.

Вот и все. Ожидание окончено.

Крики мольбы уже были готовы сорваться с его губ. Он уже открыл рот, чтобы просить о пощаде, но образ Ларк вернул мужество. Ощущая горячее дыхание огня, Оливер закрыл глаза, чтобымысленно проститься с ней и ребенком, которого никогда не увидит.

И вдруг резкий порыв ветра задул огонь.

– Черт побери! – пробормотал палач.

–Этот ветер, похоже, еще долго не стихнет, – сказал помощник.

Оливер открыл глаза.

– Принеси порох, – крикнул палач.

«Наверное, он молод, – подумал Оливер. —Интересно, какое у него лицо?»

Но сквозь щели колпака виднелись только глаза.

При упоминании о порохе толпа оживилась. Зрелище обещало стать более захватывающим. Жадные до развлечений горожане смотрели на Оливера сквозь тонкие струйки дыма и жались к заграждениям вокруг ямы.

–Смерть еретику Оливеру де Лэйси! – раздался чей-то крик.

– Боже, спаси меня от проклятий идиотов, – крикнул Оливер в ответ.

– Ты сгоришь в аду! – взвыл кричавший.

– Поцелуй мне задницу, – ответил Оливер и пожалел, что не может сопроводить эти слова соответствующим жестом.

– Славен бог на небесах, – раздался другой голос.

Его подхватили многие, требуя помилования.

– Сгори в аду, Оливер де Лэйси, – взвизгнула какая-то старуха.

Оливер прищурился и сквозь клубы дыма разыскал ее в толпе. На мгновение ее глаза испугали его. Они были такие же огромные, серые, как...

«Галлюцинации», – решил он.

– Иди в свой курятник вместе с остальными ощипанными гусынями, старая карга, – крикнул Оливер в ответ и окинул взглядом толпу. – В свои последние минуты на земле я не желаю видеть эту страшную ведьму.

Толпа взвыла от смеха.

Между тем палач разложил на потрескивающих дровах толстые мешочки с порохом. Один из них с шипением вспыхнул. Повалил густой желтый дым, который бархатным занавесом опустился перед глазами Оливера. Старая ведьма и вся остальная толпа постепенно исчезли из виду.

В глазах сильно защипало, перехватило дыхание, и внезапно начался приступ удушья. Так. Значит, в конце концов болезнь все же убьет его. Почему он думал, что сможет обмануть ее?

Оливер почувствовал, как все дальше и дальше скользит по темному узкому туннелю. Он уже бывал здесь раньше. Только в прошлый раз еле заметные вспышки света освещали путь назад. Сейчас туннель был совершенно темный и пустой. Оливер собрал последние силы, чтобы прошептать одно-единственное слово:

– Ларк!

Скользнув под заграждения, Ларк бросилась в гущу дыма. Ее рваная одежда, купленная у нищенки за шиллинг, взметнула на тлеющих ветках столб искр.

– Вернись, полоумная! – кричала толпа. – Порох сейчас взорвется!

Ларк ничего не слышала. Она старалась рассмотреть в этом кромешном ужасе фигуру палача.

В маске и колпаке Кита совершенно нельзя было узнать.

– Сейчас я отвяжу его, – нервно сказал Кит.

– Он уже умер, – всхлипнул его помощник в такой же маске и колпаке.

– Нет, Белинда! – крикнула Ларк в ужасе. – Скорее. Дым сейчас рассеется.

Они провозились дольше, чем планировали, так как Оливер был без сознания. С большим трудом все-таки удалось надеть на него монашескую рясу. Кит и Белинда сорвали маски, колпаки и хитоны палачей и побросали их в огонь.

– Дорогу! – скрипучим голосом закричала Ларк, расчищая палкой путь в толпе. – Святому отцу плохо! Ему нужен свежий воздух!

Кит, как ребенка, нес Оливера на руках. «Пожалуйста, сделай так, чтобы с ним все было хорошо, – взмолилась Ларк, когда они проходили мимо статуи святого Варфоломея. – Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста».

– Вот так чудо! – крикнул кто-то в толпе. Уверенная, что их раскрыли, Ларк приготовилась бежать. На мгновение она обернулась и посмотрела назад. Дым достаточно рассеялся, чтобы стало видно, что столб пуст.

– Рука господа взяла его на небеса, – раздался другой голос.

– Хвала Иисусу!

– Даже останков этого смертного не осталось!

– Славен день!

Люди упали на колени. Оливера провозгласили мучеником, и многие тут же перешли в протестантство. Испуганные и смущенные священники махали руками, призывая сохранять спокойствие, и безуспешно пытались унять толпу.

Когда беглецы уже покинули Смитфидд, Ларк почувствовала странную боль, словно что-то сжалось у нее глубоко в животе.

Белинда, в черных гамашах и плаще, обняла Ларк.

– Ты выглядишь ужасно.

–Слишкоммногоприключений за один день, – слабо улыбнулась Ларк.

– С Оливером все в порядке?

– Лучше быть не может, – сказал Кит.

Они достигли реки и сели в ожидавшую их лодку. Кит уложил Оливера на дно, а Ларк опустилась рядом и положила его голову себе на колени. Бледное, с посиневшими губами лицо Оливера покрывал толстый слой копоти.

–Оливер! – прошептала она, радуясь налетевшему порыву ветра. – Оливер!

Она зачерпнула немного воды и побрызгала ему на лицо. Оливер закашлялся, сделал глубокий вдох и открыл глаза.

–Боже правый! Я умер и попал в ад. Поди прочь, гарпия! – застонал Оливер, пытаясь встать, и чуть не перевернул лодку.

Ларк весело рассмеялась. Она скинула с головы капюшон, и ее волосы тут же подхватил порыв ветра.

Выражение лица Оливера в этот момент навечно останется в ее памяти.

– Ларк! – крикнул он хриплым голосом.

– Да, любовь моя. Мы везем тебя в безопасное место.

Оливер посмотрел на Кита и Белинду.

– Подозреваю, вы оба тоже приняли участие в моем спасении. Моя сестра и лучший друг были моими палачами! – изумился Оливер. – Вы отлично сыграли свои роли. Я ни о чем не догадался.

– Ты и так был достаточно дерзок, – сказала Белинда, смахивая слезу и притворяясь, что ей в глаза попала грязь. – Если бы ты знал, что у тебя есть шанс на спасение, ты вообще был бы невыносим.

Оливер сел, обнял Ларк и крепко поцеловал. Это был самый сладкий, самый волшебный поцелуй в ее жизни, потому что она уже не надеялась когда-нибудь увидеть Оливера. Даже когда боль в животе снова заявила о себе, она только улыбнулась. Но уже через несколько минут новый приступ согнул ее пополам.

Кит достал флягу и протянул Оливеру.

– Хочешь кларет?

– К черту вино, – ответил Оливер, во все глаза глядя на Ларк. – Она рожает.


18

– Девочка, – прошептала Белинда, выходя на цыпочках из спальни в Хэтфилде.

– Какая девочка? – пробормотал Оливер, отнимая руки от давно не бритого лица. Несмотря на значительный риск, принцесса Елизавета позволила им укрыться в одном из домов на территории Хэтфилда и даже предложила помощь своего врача, который затем охотно уступил место деревенской повитухе. Роды Ларк длились всю ночь и большую часть следующего дня. Оливер провел это время в лихорадочном волнении, расхаживая по комнате и чертыхаясь.

– Твой ребенок, – сказала Белинда с усталой, но счастливой улыбкой. – У тебя дочка, Оливер, и ужасно своенравная. Хочешь посмотреть?– Дочка? – глупо переспросил он, с трудом ворочая языком.

Белинда взяла его за руку и повела в комнату. Здесь было темно, пахло травяными мазями и кровью, и в какое-то мгновение Оливеру захотелось выбежать прочь. Ларк лежала на подушках со свертком в руках. Она была бледна, влажные пряди волос прилипли к щекам. Ее глаза больше не напоминали ему о дожде. Они были серо-голубыми, как море в солнечный день.

Он опустился на колени возле кровати.

– Привет, любовь моя.

Ее лицо немного изменилось: в нем смешались усталость и удовлетворение, а глаза мечтательно смотрели на ребенка, словно она находилась где-то далеко, куда Оливер не мог дотянуться.

Тревожная мысль внезапно кольнула Оливера. Ларк сказала ему о своей любви в Тауэре в тот момент, когда на спасение не было надежды. Сказала, чтобы утешить его перед смертью?

Ларк протянула ему сверток.

– Поздоровайся с дочерью, Оливер. Трясущимися руками он отвернул край одеяльца и увидел сморщенное красное личико и открытый рот, издающий мяукающие звуки.

– Это наш ребенок?

– Разве не красавица?

Он не мог отвести глаз от крошечного личика. Пытаясь не выдать свой страх, Оливер как можно осторожнее сел на кровать и коснулся младенца руками. Ребенок перестал плакать.

– Больше чем красавица. Если бы я не провел на ногах всю ночь, я бы подобрал слова получше.

Наступило долгое молчание. Оливер испугался, что его худшие опасения подтверждаются. Она солгала ему, говоря о своей любви. Молчание становилось невыносимым.

– Я люблю тебя, Оливер, – сказала Ларк, поднимая глаза.

Крестины проходили в маленькой часовне в Хэтфилде. Ларк стояла в ожидании Кита и Бе-линды, которым предстояло стать крестными родителями малышки. Она смотрела в большое круглое окно и размышляла о прошедших днях.

По Англии ходили слухи, что королева не встает с постели. Некоторые священники отчаянно пытались найти способ сохранить старую веру. Другие считали, что еще не овдовевший король Испании должен жениться на принцессе Елизавете. А большинство просто покинуло королеву, бесстыдно сбежав из Сент-Джеймского дворца.

Еще лондонцы шептались о чуде, случившемся в Смитфилде, а Винтер Меррифилд, объявленный королевой преступником, сколотил банду наемников и ждал подходящего случая, чтобы отомстить Ларк.

Ларк стояла в скромной, но красивой часовне Хэтфидд-хауз и безмятежно смотрела в большое круглое окно, где цветными стеклами была выло жена роза Тюдоров.

В комнату вошел Оливер с ребенком на руках. Девочка спала.

– Я сделал это, – гордо сказал он.

– Что сделал? – Ларк пыталась сохранить на лице торжественное выражение, но не смогла сдержать улыбки.

–Перепеленал ее, – ответил Оливер и по-, краснел до ушей.

– Где Кит и Белинда?

– Будут с минуты на минуту. – Оливер осторожно покачивался взад и вперед – привычка, которую он приобрел, убаюкивая дочку по ночам. – Интересно, Бесс придет? Я просил ей передать. Она читает в саду.

Ларк представила принцессу, сидящую под любимым дубом с книгой в руке.

–Ей есть о чем подумать, – сказала ему Ларк. – Она каждую минуту ждет известий о смерти сестры.

У Ларк больно сжалось сердце. Правление Марии принесло Англии много несчастий. Она потеряла Кале – последний оплот Англии во Франции. Ее борьба за восстановление монастырей истощила казну. Она окружила себя ненавистными испанцами. Но женщина, которую увидела Ларк в темной часовне, вызывала ее сочувствие.

У ворот раздались крики и звуки труб.

«Наверно, новые почитатели Елизаветы», – подумала она.

Сейчас, когда в жизни Ларк исполнились все самые ее заветные желания, когда она была на седьмом небе от счастья, настал наконец момент, когда она должна рассказать Оливеру всю правду о своем прошлом.

– Оливер?

Он не отрывал любящего взгляда от ребенка.

– Да, любовь моя. Ты заметила, как она смотрит на меня? Она знает, что я ее папа. Что я тот, кто любит ее больше всех...

– Оливер, я должна тебе кое-что сказать.

По ее сдавленному голосу он понял, что Ларк беспокоит что-то серьезное.

– Да?

– Это касается Винтера.

– Это неважно.

–Важно. Я не хочу иметь от тебя никаких секретов.

Оливер тяжело вздохнул.

– Я должна все тебе рассказать. Три года назад, когда Винтер впервые приехал в Блэкроуз...

У нее перехватило дыхание, и она умолкла.

– Он изнасиловал тебя?

Ларк замялась. Она знала, что Оливер выразит свое сочувствие и не будет осуждать ее, если она скажет, что стала невинной жертвой посягательств Винтера. Но это будет не вся правда.

–Оливер, он не принуждал меня. Я влюбилась в него. Он был умен, привлекателен. Он заставил меня почувствовать себя женщиной. Но я дурно поступила. Я согрешила. Я предала Спенсера.

– Ах, Ларк...

– Винтер использовал меня, и я позволяла ему это. До тех пор, пока я не забеспокоилась, что Спенсер может все узнать, я была его пленницей. – Она посмотрела на Оливера, ожидая увидеть осуждение или отвращение, но в его глазах было только сочувствие.

Он подошел ближе, улыбнулся и поцеловал ее.

– Неужели ты думаешь, что после того, чтонам пришлось перенести, это имеет хоть малейшее значение?

Ларк обвила его шею руками, и слезы брызнули у нее из глаз. Исцеляющее тепло его любви наполнило душу. Пока она покрывала его смеющееся лицо поцелуями, со двора донеслись крики.

Оливер подошел к окну и выглянул.

Грязные проклятия вырвались из его груди, и Ларк в испуге подбежала к нему. Внизу, во дворе, раненный в руку стражник на ходу отдавал приказы.

– Оливер! – Ларк похолодела от страха. Дверь распахнулась, и в комнату, словно черное пламя, со шпагой наперевес ворвался Винтер. За его спиной толпился взвод солдат.

– Господи, – прошептала Ларк.

Оливер передал ребенка ей в руки и вытащил свою шпагу.

Ты не усвоил урока с первого раза, Винтер, – сказал он. – Я же предупреждал, чтобы ты держался подальше от моей жены.

– Неужели ты будешь сражаться с ним? – испуганно вскрикнула Ларк. С ребенком на руках она чувствовала себя беззащитной и беспомощной. – Их слишком много!

Ни на секунду не сводя глаз с Винтера, Оливер улыбнулся.

– Разве ты не знаешь, что ради тебя я готов сразиться с целой армией? И победить!

Винтер нанес удар, но Оливер сделал обманное движение и увернулся. Кончик шпаги Винтера вонзился в деревянную стену часовни. Он выдернул ее и нанес новый удар.

Ларк прижала ребенка к груди. Она попыталась закричать, но ужас сковал ей горло. Она огляделась в поисках предмета, который заменил бы ей оружие, но в комнате не было мебели, кроме импровизированной купели и длинной лавки, стоящей под окном. Свободной рукой она нащупала на плече брошь.

Оливер нанес удар, и один из солдат упал, обливаясь кровью, но остальные, словно свора собак, окружили его и оттеснили к окну.

В дверях возникла суматоха, и Ларк увидела вооруженных до зубов Кита и Белинду. Длинная старомодная шпага Кита сразила двух солдат. Несмотря на тяжелые бархатные юбки, Белинда ловко заехала своей тонкой рапирой в лицо одному из испанцев. Тот взвыл и, прижимая руки к глазам, упал на колени.

Оливер сражался как лев. Его легкие, почти танцующие движения, казалось, подчинялись какому-то внутреннему ритму. Стоя на подоконнике, он парировал любой удар Винтера, а солнечные лучи, проходя сквозь цветные стекла, окрашивали его фигуру яркими цветными бликами.

Винтер вынудил Оливера слегка отпрянуть назад. Тонкое стекло витражей за спиной Оливера треснуло и со звоном полетело вниз.

Неожиданно Винтер увернулся от удара Оливера и, сорвав чепец с головы Ларк, схватил ее за волосы и прижал шпагу к ее шее. Лезвие едва касалось ее, но Ларк понимала, что малейшее движение, и Винтер перережет ей горло.

В наступившей тишине Ларк слышала только стук собственного сердца и негромкий плач проголодавшегося ребенка. И ощущала холодную гладь кинжала брошки, зажатой в руке и скрытой под пеленками. Внезапно где-то неподалеку раздался звук трубы.

– Бросайте оружие, – скомандовал Винтер и, спрыгнув с лавки, остановился возле Ларк.

Шпага Оливера со стуком упала на пол. Кит и Белинда последовали его примеру.

Ярость охватила Ларк.

– Ты мерзкий, мстительный человек, Винтер!

–Следи за своим языком, дорогая. – Его шелковый шепот опалил ей ухо. Он дразнил ее кончиком шпаги и гладил рукой по шее. – Королева ждет. – И тем же самым воркующим голосом приказал: – Диего, возьми ребенка.

Один из солдат направился к ним.

– Я отправлю тебя в ад, чертов ублюдок, – в бешенстве крикнул Оливер.

– Ты сам живешь в аду, милорд. Благодаря мне. Я сделал это в ту ночь, когда обесчестил Ларк, когда она шептала мое имя, когда она хотела меня. Я отобрал невинность у твоей невесты, я украл ее у тебя.

Лицо Оливера побледнело. Ларк затаила дыхание.

– Ты для нее ничего не значишь, Винтер, – произнес наконец Оливер. – Ты растоптал последние чувства, которые она когда-то испытывала к тебе.

– Королева мертва! – раздался со двора громкий клич. По лестнице часовни застучали шаги.

Ларк почувствовала, что шпага дрогнула у ее шеи.

– Да здравствует королева Елизавета! Крики становились все громче. Отказываясьверитьсвоимушам, Винтериздал тихий стон. В это мгновение Ларк замахнулась и вонзила кинжал ему в руку. Винтер вскрикнул, и кровь ручьем полилась из раны. Он отпрыгнул к окну и, отчаянно ругаясь, взмахнул мечом. Но Ларк успела пригнуться и избежала удара. Упав на пол, она закрыла собой ребенка. Оливер спрыгнул с подоконника, схватил свою шпагу и, прежде чем Ларк успела перевести дух, прижал ее к паху Винтера.

– Что здесь происходит?

В дверях стояла королева Елизавета. Лицо ее было строгим.

Наемники Винтера низко склонились в почтительном поклоне.

– Проверка лояльности, – весело ответил Оливер. – Ваше величество, – он, похоже, с удовольствием произнес новый титул Елизаветы, – боюсь, этот человек вынашивает против вас коварный план.

– И я так думаю. Мой маршал предупредил меня, что здесь появилась банда головорезов.

– Да здравствует королева Елизавета! – раздались со всех сторон радостные возгласы, от которых в окнах зазвенели стекла. Королева на мгновение прикрыла глаза.

Ларк с восхищением смотрела на Елизавету. Она лишь несколько секунд королева, а уже столько достоинства, столько величия!

Она станет замечательной королевой.

И у нее есть сердце.

Взгляд Елизаветы остановился на Винтере, который застыл возле окна. Солнечный свет, окрашенный цветным стеклом, подчеркивал его мужскую красоту. Ларк увидела, как жалость и сожаление мелькнули в глазах Елизаветы.

Проявит ли ее женское сердце милосердие, или она поведет себя как королева?

– Арестуйте этого человека, – решительно приказала она, и взвод солдат поспешил выполнить ее повеление.

Оливер облегченно вздохнул и убрал шпагу в ножны. Ларк подошла к мужу и устало прислонилась к нему.

Лицо Винтера, покрытое грязными струйками пота, перекосилось от злобы.

– Будь проклято твое правление, Елизавета Тюдор! Будь так же несчастна и бесплодна, как твоя сестра!

С этими проклятиями он бросился к окну. Со звоном разлетелись цветные осколки стекла. Взмахнув черными рукавами, словно сломанными крыльями, Винтер полетел вниз.

Ларк вскрикнула и уткнулась лицом в плечо Оливера.

Елизавета побледнела еще больше, но отказалась опереться на руку, которую протянул ей Уильям Сесил. Подхватив юбку, она решительно направилась к Оливеру и Ларк.

– Мадам, – сказал Оливер, – его проклятия ничего не значат! Бред сумасшедшего, мадам, и только.

–Я уже забыла. Сегодня радостный день. – Она улыбнулась.

–Наверное, мне нужно искать вашей благосклонности, но, видит бог, все, что мне хотелось, у меня уже есть, – сказал Оливер.

–Да будет так. – Щеки молодой королевы порозовели, голос стал громче и тверже. – Милорд, этот ребенок нуждается в моем благословении, потому что его отец – неисправимый шельмец.


ЭПИЛОГ

– Мы назвали ее Филиппа, потому что так хотела королева Мария, – сказал Оливер своей младшей внучке, рыжеволосому херувиму, которая устроилась у него на коленях.

– Это я настояла, – с улыбкой сказала Ларк. Они сидели на длинном диване возле каминав главном холле Блэкроуз-Прайори. У их ног дремали борзые собаки. Маленькая девочка с обожанием смотрела на красивого деда.

Оливер поймал взгляд Ларк и подмигнул ей. Они воспитали детей и внуков, но до сих пор его подмигивание вызывало у нее знакомое волнение.

Бесс подняла сияющие глаза и сказала:

– Дед, ты рассказал мне про тебя и бабушку. А про моих маму и папу?

Ларк машинально потрогала брошку, подаренную ей Джулианой. Сейчас ее украшали новые драгоценные камни вместо тех, которые Филиппа один за другим была вынуждена продать.

Оливер, видимо, почувствовал настроение Ларк и обнял ее. Любовь и доверие царило между ними.

– Ну? – напомнила Бесс и нетерпеливо тряхнула рыжей головкой.

Оливер хмыкнул, поставил ребенка на пол и ласково хлопнул по попе:

– Иди играй. Расскажу в другой раз.

Когда Бесс ушла, Оливер крепко поцеловал жену и прижал к себе.

– Ну что ты за дедушка, – сказала Ларк. – Обнимаешься с бабушкой, вместо того чтобы рассказывать Бесс историю прожитой жизни.

– Успею, дорогая. Самые прекрасные истории у нас еще впереди.


1

Перевод Т. Щепкиной-Куперник.


2

Ларк – жаворонок (англ.).


Оглавление


Источник: http://lib.rus.ec/b/119106/read


Пропал аппетит могу ли я быть беременной

Пропал аппетит могу ли я быть беременной

Пропал аппетит могу ли я быть беременной

Пропал аппетит могу ли я быть беременной

Пропал аппетит могу ли я быть беременной

Пропал аппетит могу ли я быть беременной

Пропал аппетит могу ли я быть беременной

Пропал аппетит могу ли я быть беременной

Еще статьи:

Тошнит и задержка месячных но не беременна

Как спят на подушках для беременных

От гайморита народные средства для беременных

Какие витамины лучше для беременных в 1 триместр

Бандаж орто бд 111 для беременных

Свежие записи